«Россия? Большая, хаотичная, с богатой культурой». Интервью с Доротеей Вирер перед стартом сезона

Лучшая биатлонистка мира рассказала о том, можно ли поправить макияж в отражении ее новой винтовки, и объяснила, почему муж не ревнует ее к популярности.
«Россия? Большая, хаотичная, с богатой культурой». Интервью с Доротеей Вирер перед стартом сезона
23 ноября 2020 19:00
автор: Константин Киреев

«НАС ЖДЕТ СТРАННЫЙ СЕЗОН»

– Уже думали, каким будет предстоящий сезон? – первый вопрос Вирер.
– Очень странный сезон нас всех ожидает, выступать без зрителей будет очень сложно. Но мы все в одинаковых условиях. Я предпочитаю меньше передвигаться и выступать на сдвоенных этапах, даже если места для проведения не самые мои любимые. Но, к счастью, Антерсельва пока есть в списке.

– Какая была обстановка на последних этапах Кубка мира в прошлом году, когда коронавирус уже выбрался на свободу?
– В других сборных народ еще не особо понимал, что происходит с ковидом, кто-то даже шутил… Нам было сложно, потому что мы в интернете читали, что происходит и следили за каждой новостью. А в Финляндии, например, все было так, как если бы ничего не происходило. Дискотеки и торговые центры были открыты. Все это было очень странно и порядком утомляло, потому что мы все очень нервничали. Биатлонисты вообще были последними из всех зимних видов спорта, кто закрыл сезон. Это тоже было странно.

– Для вас прошедший сезон был невероятно успешным: вы выиграли четыре медали на чемпионате мира, две из которых золотые, вновь взяли Большой хрустальный глобус.
– Прошлый сезон на самом деле был очень, очень тяжелым. Это было прекрасное время, столько событий, все было так… интенсивно! Но после чемпионата мира я была такой уставшей, что у меня не было сил ни на что. А ведь теоретически впереди было еще три этапа Кубка мира! И один этап в итоге отменили. Я была просто как выжатый лимон. Приехала домой, спала и ела, спала и ела. Муж прекрасно готовит, так что за карантин я немного поправилась.

– И сладкого много ели?
– Да, это вообще моя слабость. В детстве мама прятала от меня сладкое. Во время карантина Стефано прятал от меня шоколад. Позже ему пришлось спрятать от меня и весы, потому что ситуация начала выходить из-под контроля, – смеется итальянка.

– Наверное, вы не так представляли себе отпуск после сложного сезона. Как вы собирались провести каникулы, если бы не коронавирус?
– Мы должны были поехать в Оман. К счастью, мы ничего не успели забронировать. Но я была спокойна, во время карантина дома я наконец смогла отдохнуть. Например, я разобралась со своей одеждой, развесила-разложила свои 40 зимних курток. Сумасшедший дом! В первые дни я спала, ела, смотрела телевизор и сидела в интернете. По возвращении из Финляндии я была так утомлена и истощена, что мне нужен был отдых.

«ПО-ИТАЛЬЯНСКИ ГОВОРЮ С АКЦЕНТОМ»

– В прошлом году у вас была белая винтовка, с которой вы выиграли большой хрустальный глобус. Новая винтовка необычного дизайна зеркальная, как возникла такая идея?
– Я каждый год меняю винтовку, никогда еще не было такого, чтобы я два сезона подряд была с одной и той же. Каждый год новая винтовка олицетворяет собой новое начало. И вот мне пришла в голову идея с зеркальной поверхностью. Все остальные цвета для винтовок я уже использовала. Винтовка меняет цвет в зависимости от того, что тебя окружает, мне кажется, что очень оригинально получилось. Ну на самом деле не знаю, может еще и не так заметно будет, ведь нужно еще приклеить спонсорские наклейки.

– У нее расширенный функционал – можно не только стрелять, но и использовать в качестве зеркальца. Пробовали?
– Ну там не особо много видно, все же это не совсем зеркало. Но это и хорошо: иначе я бы постоянно смотрела, все ли в порядке с моим макияжем.

– С кем из российских биатлонистов вы поддерживаете отношения?
– Общаюсь с Екатериной Юрловой, она говорит по-немецки и очень хорошо по-английски. Я же могу иногда бросить «Как дела?», но на большее моих познаний в русском не хватает.

– В Тироле говорят и по-итальянски, и по-немецки. Вы на каком языке предпочитаете общаться?
– Когда я говорю по-итальянски, то испытываю трудности из-за моей «р», ведь я картавлю и мой южнотирольский акцент очень заметен. Всегда есть кто-то, кто критикует меня за это.

– Екатерина Юрлова в последний момент снялась с сезона из-за беременности. Вы в интервью итальянским изданиям говорили, что мечтаете стать мамой после Игр в Пекине. Сделаете паузу и вернетесь в биатлон с новыми силами?
– Нет, если я уйду, то уж насовсем. После декрета я точно не вернусь в биатлон. Оставлять ребенка с няней это не для меня. Так ведь ты не сможешь насладиться своим малышом. Этой весной я решила продолжать выступления, я так решила, и муж меня поддержал. Спортивная карьера не длится всю жизнь…

– В вашей коллекции не хватает олимпийского золота. Поедете за ним в Пекин?
– Я сейчас об этом не думаю. Не могу сказать, что медаль Пекина это моя цель. Нет. Я никогда не была уверенной в себе, даже на чемпионате мира в Антерсельве боялась, что опозорюсь. Я всегда так сомневаюсь на свой счет. Во время гонок я стараюсь как-то абстрагироваться от этого и трансформироваться. Не всегда мне это удается, но чаще все же получается. Предпочитаю настраивать себя в таком ключе, по крайней мере у меня не будет лишних надежд.

– Пожалуй, со времен Магдалены Нойнер в биатлоне не было такой яркой, красивой и успешной спортсменки…
– Не знаю, красивая ли я или сильная, как Нойнер. Мне нравится, что биатлон становится популярнее в Италии и столько людей, которые не знали ничего о нашем виде спорта сейчас следят за соревнованиями и интересуются. Да, здорово быть примером для маленьких детей и вдохновлять их. Ну а вообще, когда есть успех, то всегда появляется и злость, и зависть… Возможно, люди не знают всего, через что мне пришлось пройти, чтобы стать той, кем я в итоге стала. Не знают, какова цена победы и обратная сторона медали.

«ГЛАВНОЕ, ЧТО Я НРАВЛЮСЬ МОЕМУ МУЖУ»

– Доротея, вы в России едва ли не популярнее, чем в Италии. Дома вас узнают на улицах?
– После прошлого сезона стали больше узнавать. Мне это нравится, хотя с другой стороны, это все, конечно, непросто. Я не чувствую себя такой свободной, как раньше. Но я не поменялась, если есть какая-то проблема, я обязательно скажу все в лицо. Может, даже кому-то я могу показаться более закрытой, чем раньше, но это только потому, что невозможно уделять внимание всем сразу. Но я не зазнаюсь!

– У вас более полумиллиона подписчиков в инстаграме. Ведете его сами или просите кого-то помочь? Переписываетесь с кем-то?
– Да, инстаграм я веду сама. Но вообще отвечаю я редко, только если что-то уж совсем сильно зацепило. Просто мне пишет очень много людей, а у меня, честно говоря, времени мало. Но мне нравится самой вести свой аккаунт и быть такой, какая я есть и рассказывать все от первого лица.

– Ваш муж не ревнует к вашей популярности и тем фото, что вы выкладываете?
– Стефано не ревнивый, потому что это же фанаты. Конечно, уж лучше пусть пишут, что я красотка, чем пишут гадости, как делают часто те, кто прячется за фальшивыми аккаунтами. Так что лучше восхищение, чем негативные комментарии, какие тут могут быть вопросы? Самое главное, что я нравлюсь моему мужу.

– Опишите Россию тремя словами.
– Большая, хаотичная и… культура, которую хочется изучать.

– Если бы не биатлон, то кем бы вы стали?
– Если бы я не стала биатлонисткой, то стала бы ивент-менеджером. Или связала бы свою жизнь с модой. (У Доротеи есть своя линия одежды – Doro Style. – Прим. авт.)

– Три вещи, которые вы взяли бы с собой на необитаемый остров?
– Только три? Ну мужа, конечно! Телефон, наверное, не подходит? Ладно… Тогда зеркало. И купальник!

– Вам нравится футбол? За какой клуб болеете?
– Футбол я могу посмотреть, но редко. Это должно быть какое-то эпохальное событие. Например, чемпионат мира или Европы. Но не Серия А или что-то типа такого. Меня часто об этом спрашивают, но я не пытаюсь делать вид, что слежу за футболом.