СОБЫТИЕ ДНЯ
БИАТЛОН

Женская эстафета еще продолжалась. Неудержимая Екатерина Юрьева вымещала свою обиду на немках (за отнятую днем ранее желтую майку лидера Кубка мира) на несчастной Симоне Хаусвальд, а передавшая Кате эстафету Ольга Медведцева, еще не успев толком отдышаться и переодеться в финишном городке, уже раздавала автографы. Для сотен российских болельщиков, устроивших давку на той части трибуны, что примыкала к нашему сектору в разминочном городке, она уже победила, выиграла свою фирменную гонку преследования. Только вот догонять на этот раз пришлось время, которое, говорят, вспять не повернешь.

— Вот я и вернулась. А ведь два года назад совсем в это не верила – даже когда пообещала, что вернусь, — Медведцева, кажется, и сама готова дать волю нахлынувшим чувствам, но крепится – люди кругом…

— И как вернулась! На финишных двух километрах убежала от преследовательниц, хотя все молились, чтобы ты от них хотя бы не слишком отстала! – ваш корреспондент и сам плохо справлялся в этот момент с эмоциями.

— А ты знаешь (с семейством Медведцевых мы на «ты» еще с 2002 года. – Прим. авт.), я ведь почти не устала. Правда-правда. Следующую гонку, наверное, могла бы хоть завтра пробежать. Только вот что – давай об этом не пиши. Я вообще что-то так стала напрягаться, когда обо мне говорят и пишут. Порой возникает желание вовсе не видеть нигде своей фамилии. Жить себе тихо…

— Ничего не получится, Оля, – твоя новая фамилия останется в протоколах соревнований навсегда. После сегодняшнего дня – как победительницы эстафеты, а дальше… Ты вон уже автографов одних оставила на целую газетную полосу.

— Да я все понимаю, — смеется Медведцева. – Мне вон и бывшие коллеги с красноярского телевидения (во время дисквалификации Ольга полтора года работала диктором программы «Вести-Красноярск». — Прим. ред.) пишут: «Звезда телеэфира саму себя стесняется».

СЕРЕЖКИ В ЛЕВОМ УХЕ

Через полчаса, стоя возле пьедестала, Ольга, кажется, продолжает бороться со смешанным чувством радости и недоверия к происходящему. Почти четыре года назад стояла вот перед этими же трибунами на чемпионате мира. Сборная праздновала успех – Пылева, Ишмуратова, Богалий и Зайцева. А сегодня на подиуме только она: Света пишет законы в Думе, Аня ждет появления на свет в феврале долгожданного мальчика, Зайцева все еще ищет свой резвый, как в былые годы, ход. А Пылева, сменившая фамилию на «Медведцева», вот снова здесь: после двух лет дисквалификации, после недоверчивых разговоров за спиной, после сомнений и адской работы.

Российских болельщиков на трибунах уже не удержать (впрочем, службы охраны порядка на биатлоне всегда настроены дружелюбно), и они обступают пьедестал, фотографируются, просят расписаться («а вот еще здесь для моей подруги, ее зовут Лена…»).

— Хватит уже, отпустите девчонок, они же замерзнут… — массажист команды Валерий Лашин произносит эти слова раз, наверное, в десятый.

Ольга все еще путается в автографах. Нет-нет да и напишет по старой памяти «Пылева». Ничего – привыкнет. Ей не впервой меняться, перебарывая себя, судьбу, недругов… На память о той жизни в ее левом ухе две сережки.

— Вот эту, маленькую, Валера подарил в 2002 году. То есть их две тогда было, но одна потом потерялась. После рождения Сеньки Валера сделал еще один подарок – подарил почти такие же серьги, золотые, с инкрустацией бирюзовыми камушками, только крупнее. А мне старую так жалко стало. Вот я и решила – буду в левом ухе две носить.

СЕНЬКА НЕ ЗНАЕТ, КЕМ РАБОТАЕТ МАМА

— Знаешь, как летом тяжко было? Все заново. А ведь уже не девочка – мать двоих детей. Рядом Катька (Юрьева. – Прим. ред.) пашет – пыль из-под ног. Я пытаюсь от нее не отстать – куда там… Мышцы болят, лишние килограммы уходят мучительно, в глазах темно… Месяц ничего не получается, два – ничего… И главное – никаких признаков, что все-таки получится. А Валера знай себе книжки читает и успокаивает: «Потерпи еще, не торопись, через пару дней вот отдохнем». Его спокойствием, наверное, только и держалась, когда уж совсем терпения не оставалось.

— Знаешь, Оля, самое удивительное, что ты, как и прежде, идешь по своему графику. В декабре понемногу разбегаешься – побед в этом месяце у тебя в карьере не было, — а в январе уже летишь стрелой.

— Ты это погоди пока – в январе. Да и с декабрем тоже. Были у меня в декабре призовые места. Побед не было, а в призах была…

— Так и в этом декабре еще можешь успеть. Третий кубковый этап впереди…

— Ох, не успею… И домой опять хочется. Как там сейчас мама с Сенькой и с Дашей?.. Кстати, Сеня (младший сын Ольги и Валеры. – Прим. авт.) бабушку слушается лучше, чем нас. С мамой вот недавно говорила, она удивляется: «Что вы все жалуетесь: плохо ест, не спит? Послушный внучок растет».

— А маму по телевизору узнает?

— По-моему, еще нет. Он ведь меня в телестудии видел, когда совсем маленький был. Там вроде как узнавал. А с винтовкой и на лыжах… Ну да ему бабуля поможет. У нас ведь сейчас все заново – все родственники к телевизору прилипают и болеют. И родители, и бабушка моя старенькая.

— Оля, напиши что-нибудь болельщикам. Они ведь вместе со мной так ждали твоего возвращения, так надеялись…

— Давай напишу… Так надо, наверное, поздравить всех с началом сезона?

— С началом ПОБЕДНОГО сезона, Оля.

— Нет, вот это брось – до побед еще надо дожить. Я ведь к чемпионату мира готовлюсь.

— Последний вопрос: у тебя в нынешнем сезоне как часто брали пробы на допинг?

— Один раз – после спринта здесь, в Хохфильцене.

КСТАТИ

НОВАЯ СИСТЕМА ПОДСЧЕТА ОЧКОВ

С нынешнего года изменена система начисления очков в биатлоне. Чтобы читателям было проще производить собственные подсчеты, приводим небольшую табличку.

1-е место – 60 очков
2-е – 54
3-е – 48
4-е – 43
5-е – 40
6-е – 38
7-е – 36
8-е – 34
9-е – 32
10-е – 31

Далее – с 11-го по 40-е место очки убывают с 30 до 1 в обратном порядке.