СОБЫТИЕ ДНЯ
БИАТЛОН

Вчера в Леоганге, где квартирует наша сборная, состоялась встреча команды с новым президентом Союза биатлонистов России (СБР) Михаилом Прохоровым. На собрании, продолжавшемся около 40 минут, спортсменам были розданы подписанные президентом СБР контракты. Другим запомнившимся моментом встречи (это отметили многие) стали вкусные пирожки.

Регламент и место первого разговора нового президента СБР со своим «воинством» были окутаны тайной. Сперва назывался один отель, потом другой. В итоге, когда в 13.55 команде был объявлен сбор, собраться было непросто. Часть мужской команды только-только вернулась с встречи с представителями фирмы-экипировщика (обсуждались детали формы, в которой спортсмены выступят на Олимпиаде в Ванкувере), а кто-то просто решил, что до обеда встреча уже точно не состоится, и направился в ресторан. Их пришлось выдергивать прямо из-за стола: «На встрече покормят – нечего рассиживаться!».

Местом командного собрания стал в итоге отель «Краллерхоф» — тот самый, в котором во время футбольного Евро жили наши футболисты. Если отель и вправду настолько фартовый для российского спорта, то от медальных перспектив наших стреляющих лыжников на ближайшем мировом первенстве заранее захватывает дух.

Обед, вопреки робким ожиданиям, не состоялся. Встреча носила характер бизнес-конференции, проходила за круглым, если быть абсолютно точным – квадратным, столом. Главной темой собрания, по словам спортсменов, стали контракты, выданные на руки спортсменам. Запомнились и вкусные пирожки, ставшие самым сытным блюдом на столе. И по тому, и по другому российские биатлонисты к моменту встречи изрядно изголодались. По пище успели со времени завтрака, по контрактам – с тех пор, как попали в сборную команду. Не секрет, что до вчерашнего дня отношения членов сборной команды со своим Союзом не были закреплены документально.

— Вот он, в синей папочке, – улыбнулась Екатерина Юрьева, выходя из конференц-зала.

У тренеров, врачей и технического персонала команды лица выглядели менее безмятежными. Им на руки были выданы формы контрактов, которые предстояло заполнить и в тот же вечер сдать помощникам президента. Уже сегодня эти документы должны улететь в Москву для подписания.

Что до самого президента, то он покинул зал встречи последним, ответив перед отъездом на несколько вопросов вашего корреспондента.

— Свои впечатления о встрече с командой передавать не буду. Гораздо важнее впечатления спортсменов и тренеров – потому что работаем мы для них.

— Сколько раз вы смотрели биатлон вживую, а не по телевизору?

— Биатлон регулярно смотрю с 1972 года и потому всех наших великих спортсменов, и все важнейшие победы отечественного биатлона тайной для меня не являются.

— А ваше мнение о современном состоянии российского биатлона вообще и сборной команды в частности можно узнать?

— Об этом давайте поговорим в январе. Ответить на этот вопрос коротко невозможно, отвечать обстоятельно я не располагаю временем.

— Из всех спортсменов сборной команды вы дольше всех общались с Николаем Кругловым…

— Мы просто знакомились. Собственно, разговор был ни о чем: он подошел ко мне как капитан мужской сборной, мы обменялись несколькими репликами. О каких-то серьезных вещах не говорили – несколько слов о жизни команды.

— Вы останетесь в Австрии на какие-то гонки или будете следить за третьим этапом Кубка мира по телевизору?

— По телевизору. На стадион приду как-нибудь в другой раз.

Что до мнений тренеров, то их резюмировал имеющий самый длительный непрерывный стаж работы в нынешней национальной команде Андрей Гербулов.

— Как прошло первое знакомство? Встретились, посмотрели друг на друга, представились. Выгонять никого из тренеров не обещали. Напротив – обещали привлечь еще новых. Вот почитаем контракты, заполним, а дальше поглядим. Следующая такая встреча, надо полагать, не за горами.