502 Bad Gateway


nginx

СОБЫТИЕ ДНЯ
БИАТЛОН. ЧЕМПИОНАТ МИРА

После череды скандалов, обрушившихся на нашу сборную, пришло время услышать развернутую оценку ситуации от нового руководства Союза биатлонистов России (СБР), которое до сего дня ограничивалось лишь короткими официальными пресс-релизами. Поэтому в день отдыха на чемпионате мира наш корреспондент поспешил на аудиенцию к Елене Аникиной, правой руке президента СБР.

«ВОПРОС С СУДОМ В ЛОЗАННЕ ИЗУЧАЕТСЯ»

– Елена Романовна, на ваш взгляд, воскресный скандал вокруг ситуации с вручением-невручением золотой медали в гонке преследования Максиму Чудову не является следствием антироссийского заговора в Международной федерации биатлона (IBU)?

– Отвечая на технические вопросы, нахожусь в тяжелой ситуации. В этой области я не считаю себя большим специалистом. Чтобы судить, насколько были нарушены правила, нужно очень хорошо их знать. Наш союз уже сделал запрос IBU, чтобы нам предоставили все протоколы заседаний апелляционного комитета. Ведь у них даже официальных бумаг нет на этот счет, настолько все носило сумбурный характер. Сначала одно решение, затем второе, интервью, комментарии…

Давая интервью после первого решения жюри, мы говорили: «Бьорндален быстрее бежал, лучше стрелял, чем Максим. Но мы рады, что Международная федерация биатлона проявила себя объективной организацией, ведь правила есть правила». А потом на середине этой фразы раз – мы получаем обратное решение…

Когда мы соберем необходимый пакет документов, которые будут изучены юристами, мы решим, стоит ли нам подавать в Арбитражный суд МОК в Лозанне. Нельзя выходить на такой уровень, не будучи уверенным в своей победе. Наша сегодняшняя неготовность сказать, что мы точно подаем в суд, основана на том, что мы еще не изучили вопрос достаточно профессионально.

«ЧУДОВ ПРИДЕТ НА НАГРАЖДЕНИЕ»

– Примет ли завтра Максим Чудов участие в церемонии награждения по итогам гонки преследования?

– Сейчас некоторые горячие головы все смешали в одну кучу. И допинговую проблему, и бойкот нашей команды на чемпионате мира. Договорились до того, что иностранные спортсмены боятся приезжать к нам в Ханты-Мансийск из-за угрозы жизни. Поэтому мы призываем всех быть более спокойными, надо достойно довести чемпионат мира до конца.

Максим разумный и объективный человек, он сам сказал, что, конечно, будет участвовать в церемонии. Любые демарши смешны в данном случае. Главное дело наших биатлонистов – хорошо выступать. Соответствовать высокому званию российского спортсмена. А дальше – дело федерации и юристов.

– Какой срок необходим СБР, чтобы собрать необходимый пакет документов для передачи их в Арбитражный суд?

– Юристы задания уже получили. Это небыстрое дело. Например, до сих пор ведется процессуальная работа над подготовкой документов для подачи заявления в Арбитражный суд МОК по ситуации с российскими легкоатлетками. А ведь их отстранили от участия на Олимпиаде в Пекине в августе.

«ПРОХОРОВ ОБЕЩАЛ РАЗОБРАТЬСЯ»

– Какова оценка происходящего у президента СБР Михаила Прохорова?

– Он намерен разобраться во всей этой ситуации. Михаил Дмитриевич – человек сдержанный, дал задание срочно собрать все документы для принятия верного решения. Прохоров планировал приехать в Корею, но когда начались проблемы с антидопинговым комитетом, нужно было решать их в Москве.

Мне не нравится, когда говорят, что все ополчились против российских биатлонистов. Я в это не верю. Возмущение европейское против употребления допинга абсолютно обоснованно, в Европе против допинга ведется борьба, так что это нормальная реакция.

Михаил Дмитриевич категорически выступает против применения допинга. После проведения внутреннего расследования в СБР виновные будут жестко наказаны. Думаю, «допинговая история» повлечет за собой большую структурную перестройку в нашей организации, не такую мягкую, как планировалось ранее. Возможно, она произойдет уже весной на конференции СБР.

– Наши позиции в мировом биатлоне настолько слабы, что о нас, складывается впечатление, постоянно «вытирают ноги» на международном уровне?

– Наши проблемы не из-за того, что мы слабы, а наоборот. У нас сильная команда, есть свой представитель в Международной федерации и богатая история. Хочешь быть сильным – держи удар. Мы держим. Просто не надо делать необдуманные высказывания, поддаваться на провокации…

«ВСЕ РАВНО МЫ БУДЕМ ЛУЧШИМИ!»

– Как проходит ваш рабочий день на чемпионате мира?

– Стараюсь жить по московскому времени, утро у меня начинается в обеденное время. Держу связь с Москвой, провожу внутренние заседания с тренерами, встречаюсь с журналистами. Хотела дочь привезти сюда, познакомить поближе с биатлоном, с нашими спортсменами. Не знаю, как ей понравится, организация соревнований здесь заметно отличается от этапов Кубка мира в Европе.

– Что пожелали бы российским болельщикам, негодующим по поводу происходящего вокруг российского биатлона?

– Вести себя спокойнее и достойно, не верить в сплетни и не поддаваться на провокации. Верьте, что наши спортсмены и с нарушениями правил соперниками все равно будут занимать высокие места. Все равно мы будем лучшими! А СБР – достаточно сильная структура, чтобы на профессиональном уровне защитить наших спортсменов.