Президент международного союза биатлонистов (IBU) Андерс Бессеберг: Допинг – системная проблема российского спорта - Советский спорт

Матч-центр

  • 17-й тур
    окончен
    Зенит
    Рубин
    1
    2
  • КХЛ - регулярный чемпионат
    начало в 12:30
    Амур
    Барыс
    0
    0
  • Ахмат-мол.
    Арсенал-мол.
    0
    0
  • Биатлон01 марта 2009 23:55

    Президент международного союза биатлонистов (IBU) Андерс Бессеберг: Допинг – системная проблема российского спорта

    Президент Международного союза биатлонистов (IBU) Андерс Бессеберг прилетел в Уфу на три дня, а из соревнований успел посетить лишь спринтерские гонки.

    БИАТЛОН

    Президент Международного союза биатлонистов (IBU) Андерс Бессеберг прилетел в Уфу на три дня, а из соревнований успел посетить лишь спринтерские гонки.

    Господин Бессеберг, – начал я беседу с первым лицом мирового биатлона. – Так получилось, что Россия в течение минувшего месяца оказалась в центре сразу двух больших скандалов, которые сказались и на авторитете биатлона в мире. Громкий допинговый скандал и почти сразу вслед за этим жаркая дискуссия по поводу победителя в гонке преследования у мужчин – сейчас об этом говорят все, от домохозяек до политических лидеров. Что вы думаете по этому поводу?

    Чемпионат в Корее действительно начался для Международного союза очень сложно. Пришлось отменить церемонию открытия, на трассе почти не было снега. А на второй день еще и остро встал вопрос с разметкой трассы. Однако я считаю, что организаторы и IBU с честью вышли из положения, и биатлон не только не утратил, но и укрепил свои позиции в качестве зимнего спорта №1. Одновременная телевизионная аудитория чемпионата мира вышла на очередную рекордную высоту – почти 500 миллионов зрителей! И острая конкуренция на чемпионате мира этому способствовала – судьба большинства гонок решалась на последнем огневом рубеже…

    – А в случае с мужской гонкой преследования, – ваш корреспондент постарался вернуть увлекшегося президента в русло обсуждения насущных проблем. – Чем все-таки объяснить тот факт, что в случае с присуждением, а затем лишением звания чемпиона мира Максима Чудова пострадал тот, кто соблюдал правила. А те, кто их нарушили, не понесли никакого наказания?

    – Понимаете… – на лице Бессеберга в этот момент возникла гримаса не то снисходительной, не то досадливой улыбки. – Я не сторонник драконовских мер. В той гонке правила нарушили не одни только спортсмены. Налицо явная ошибка организаторов. Согласно правилам ограждение трассы должно быть таким, чтобы спортсмен не мог побежать по неправильному маршруту, кроме как перемахнув через ограждение. А что было в Корее? Три синих треугольника, лежавших друг от друга на почтительном расстоянии. Прикажете из-за этого наказывать 15 спортсменов? Тем более что экономия в расстоянии составила в итоге чуть более пяти метров…

    – Однако кто-то должен быть наказан за такой, явно не вяжущийся с претензиями биатлона на звание спорта №1, случай.

    – И кого вы посоветуете наказать? А главное – как? Разве это повод, чтобы лишать работы опытнейших людей, которые трудятся в нашей системе уже не одно десятилетие? Этот случай должен стать поводом для серьезнейшего изучения и разбирательства, а не для того, чтобы наказать десяток-другой человек. Летом состоится очередное заседание Международного судейского и соревновательного комитетов IBU. Я уверен, случившееся в Корее станет там одним из главных вопросов и, поверьте, выводы будут сделаны самые серьезные.

    – Вы не сторонник карательных мер. Быть может, в этой связи россиянам Ахатовой, Юрьевой и Ярошенко можно надеяться на снисхождение Дисциплинарного комитета IBU?

    – Вы задаете вопрос, ответ на который исключительно от собственного лица я не могу дать. Состоится Исполком, где будет рассматриваться дело названных вами спортсменов. Что решит Исполком, я знать не могу. Знаю лишь, что все его члены намерены детально глубоко изучить вопрос: как получилось, что на допинге попался не один биатлонист, а целая группа.

    В этом, я думаю, системная проблема российского спорта в целом. Посмотрите, у вас дисквалифицируются целые группы: в легкой атлетике, гребле… И выводы из этого не делаются вовсе. Скажите, что в IBU должны думать о России, если на Играх в Турине из-за карфедона дисквалифицируют Ольгу Пылеву, а спустя полгода здесь, в Уфе, на точно таком же препарате попадается ваша Наталья Бурдыга?

    – Стало быть, в IBU разделяют мнение тех, кто требует лишить Россию права участия в крупнейших соревнованиях и отнять у нашей страны этап Кубка мира?

    – Ни в коем случае! Требовать от нас принятия подобных мер могут лишь недальновидные и несдержанные в своих эмоциях люди. Когда мне на стол легла бумага за подписями представителей нескольких стран с таким требованием, я испытал чувство неловкости из-за того, что подобное может твориться в нашей биатлонной семье.

    Могу вам пообещать, что применю все свое влияние для того, чтобы такие требования не получили хода.

    – Так что все-таки со сроком дисквалификации Юрьевой, Ахатовой и Ярошенко? Двухлетнее отлучение их от биатлона будет означать фактический конец карьеры – ведь шанса выступить на Олимпиаде в итоге не получит ни один из них.

    – Очень многое зависит от позиции СБР и самих спортсменов. Вам не хуже меня известно, что помощь в выявлении источника поступления допинга может иметь огромное значение. Если спортсмены помогут нам выявить и уличить тех, кто стоит за их спинами, – это значительно смягчит их участь.

    – Собираетесь ли вы встречаться с Михаилом Прохоровым в ближайшее время?

    – У нас есть договоренность о личной встрече, но точная дата пока не определена. Скорее всего она состоится весной.