СОБЫТИЕ ДНЯ
БИАТЛОН

Вызывает ли наша команда у «мировой биатлонной семьи» то же раздражение, что в первые после громкого допингового скандала февральские дни? На этот вопрос попыталась ответить корреспондент «Советского спорта» в Норвегии, где проходит очередной этап Кубка мира.

Эпохальные, как казалось, события месячной давности сейчас в «биатлонной семье» мало кто вспоминает.

По прилете в Норвегию я жадно принялась за чтение местных газет, за просмотр телепрограмм и расспросы коллег-норвежцев: в самом ли деле громкий допинговый скандал поставил сборную России в положение изгоя «мировой биатлонной семьи» (любимое выражение президента IBU Андреаса Бессеберга)?

Ответа я не находила, потому как тема «русский допинг в биатлоне» здесь не звучала в принципе. Словно все забыли о российской сборной. Разве что заявление Александра Тихонова напомнило о том, что «русские биатлонисты живы». Тихонов сказал, что не намерен баллотироваться в президенты Международного союза в 2010 году.

В местных СМИ особенное внимание – норвежским звездам биатлона. Интервью и фото Уле-Айнара Бьорндалена, Эмила-Хегле Свендсена, Торы Бергер, сюжеты с тренировок, аналитические комментарии… — признак хорошего тона для обложек и передовиц всех без исключения спортивных изданий Норвегии.

— Неужели события, которыми бурлил весь мир еще месяц назад, канули в Лету? — спросила я корреспондента NRK на пресс-конференции после мужской спринтерской гонки.

— А разве могло быть иначе? — недоуменно поднял брови коренастый блондин. – Ну было и было… Меры приняты, соревнования продолжаются, зрителям по-прежнему интересно… У нас тут больше обсуждают слабую организацию стартов в Тронхейме и мечтают, что в следующем году, когда биатлон вернется назад в Холменколлен, все будет много лучше…

— Хорошо, о российском допинге вы забыли, но конфликт Бьорндален — Чудов… Он ведь продолжается! Союз биатлонистов России отправил в IBU официальный документ с требованием пересмотреть результаты гонки преследования на чемпионате мира…

— Про этот случай в Норвегии не вспоминают со дня окончания соревнований в Пьенчанге. Я лично сделал для себя выводы, увидев, как Бьорндален и Чудов на финальной вечеринке в Корее выпили вместе по бокалу шампанского… С трудом представляю, как после этого они могут продолжать выяснять отношения из-за гонки, результаты которой закреплены официальным протоколом.

Хорошо, подумала я про себя, бог с ними, с норвежцами, но немецкий тренер сборной Швеции Вольфганг Пихлер… Тот, кто в первые дни после объявления имен российских спортсменов (обвиненных в употреблении допинга) слюной захлебывался от гнева, ему-то наверняка есть что сказать и сегодня…

Мы встретились с Пихлером на тренировке. Экстравагантный немец, за которым давно закрепилась репутация чудаковатого фаната, о чем-то беседовал с… начальником КНГ (комплексно-научной группы) нашей женской команды Николаем Загурским. Беседовал как с добрым приятелем.

— Господин Пихлер, вы спокойно общаетесь с представителем страны, спортсменов которой еще несколько недель назад призывали лишить всех крупных биатлонных стартов?

— Меня возмутила ситуация и отношение к ней виновников скандала и их руководителей, — развел руками немец. — Мы ожидали услышать от российской стороны что-то вроде: «Мы понимаем серьезность произошедшего, обязательно во всем разберемся и накажем виновных. Допинг – это зло мирового спорта, и мы сами решительно с ним боремся…».

Но вместо этого услышали только: «никто ни в чем не виноват, наши спортсмены чисты, вся информация об их допинге – происки наших недругов».

Разве так можно? – негодует Пихлер. — А Николая Загурского я много лет знаю, почему я должен относиться к нему плохо? Мы вместе с ним несколько месяцев в году стоим рядом на трассах самых различных гонок. Он очень хороший человек, так же как и ваши биатлонисты, выступающие сейчас на этапах Кубка мира.

Никакого предвзятого отношения к России не испытывают на себе и наши болельщики, прибывшие в Норвегию общим числом более сотни (главным образом из Санкт-Петербурга).

Хотела закончить свою заметку на такой вот оптимистичной ноте, но… осадок остался.

– Повстречаешься с Андреа Хенкель или Мартиной Бек на стадионе, поздороваешься – они глаза отводят, будто и нет тебя. Только и подумаешь: и кто вас, девочки, воспитывал?.. — рассказал мне вчера по дороге в отель тренер сборной России Владимир Аликин.