СОБЫТИЕ ДНЯ. БИАТЛОН
ТРЕНЕРСКОЕ СОБРАНИЕ СБР

Вчера тренерская конференция Союза биатлонистов России, которую вели гостренер Дмитрий Алексашин и назначенный в субботу главный тренер сборных команд Владимир Барнашов, провела напряженный рабочий день. За семь часов обсудив массу вопросов, конференция добралась до кульминационного момента лишь к 17.00. Под цифрой 18 и названием «Разное» в повестке дня скрывался пункт об утверждении тренеров сборных на олимпийский сезон. В итоге был обнародован лишь шорт-лист кандидатов, а окончательное решение будет известно лишь сегодня в полдень.

Тренерские конференции – собрания скучные для малопосвященного человека, но крайне интересные для тех, кто мало-мальски знаком с «дворцовыми интригами», положением дел в виде спорта и способен узнавать участников событий в лицо. Для них это не рутинное заседание, а настоящие курсы повышения квалификации.

ТАЙНА ЗА СЕМЬЮ ПЕЧАТЯМИ

Вчерашняя конференция стояла особняком. Именно на ней должно было состояться долгожданное «явление» нового главного тренера сборной Владимира Барнашова.

Что знало о нем большинство любителей биатлона до субботы? Олимпийский чемпион 1980 года в эстафете – скажут знатоки биатлона. Бронзовый призер трех чемпионатов мира – добавят самые любознательные из них. Директор лыжного центра – вставят свои пять копеек болельщики из Омска (именно в этом городе Владимир Михайлович почти безвыездно трудился с 1993 года по настоящее время).

Великий перелом в карьере Барнашова состоялся после его двухчасового разговора 12 мая с новым президентом СБР Михаилом Прохоровым. Далее — назначение омского отшельника на стратегический пост в самом рейтинговом из неигровых видов спорта. Первое из поручений Барнашову от Прохорова – предложить кандидатуры тренеров для работы с мужской и женской сборными в олимпийском сезоне.

После таких стремительных событий к рядовой конференции резко возрос интерес. А уж статус мероприятия! Пришедший по привычке к началу тренерского собрания (а началось оно в 11.00 по Москве) в Олимпийский комитет России ваш корреспондент наткнулся на… плотные кордоны и категорический отказ в проходе в зал заседаний.

Журналистам предлагалось дождаться окончания мероприятия и задать вопросы его участникам на выходе из зала. Никогда прежде сталкиваться с подобным (по крайней мере в биатлоне) мне не доводилось. Владимир Аликин, Александр Селифонов, Леонид Гурьев, Валерий Польховский, Сергей Рожков, Владимир Драчев, Дмитрий Васильев и еще многие добрые знакомые проходили внутрь, а вашему корреспонденту оставалось только ждать… Не иначе страшные признания были сделаны и жуткие тайны открыты на этом собрании, подумают любители биатлона и… ошибутся.

Обойдя зал по периметру и усевшись на стул возле запасного выхода из зала, можно было без всякого труда услышать не только то, о чем вещали докладчики, но даже реплики из зала. Сразу скажу – никаких сенсационных заявлений в течение семи часов (с перерывом на обед) сделано не было, а вот любопытного – немало.

ПРИНЯТЬ ЗА ОСНОВУ

Повестка дня собрания состояла из 18 пунктов. Не стану утомлять читателей перечислением вопросов и фамилиями докладчиков. Скажу только, что фамилии Барнашова и вопроса «О тренерах сборных» (или что-нибудь в этом духе) нельзя было прочесть даже при внимательнейшем поиске.

Четыре часа ушло на заслушивание тренеров национальных команд (последовательно юниорской, молодежной и первой) и их ответам на реплики из зала. Практически все реплики и вопросы обращены были к первой сборной. Сложилось впечатление, что состояние резервистов не интересовало участников конференции.

Обеденный перерыв не добавил собранию ни интриги, ни динамики. В кулуарах напряженно переговаривались о том, почему не приехал сам президент СБР и когда же, наконец, доберутся до кандидатур тренеров (работу всех без исключения команд в прошедшем сезоне решено было признать удовлетворительной). Сергей Рожков собрался было уезжать – он ждал предложения поработать со сборной, а его все не поступало — но, посовещавшись с коллегами, все-таки остался. Ждать, когда дело дойдет до его фамилии, Рожкову пришлось без малого три с половиной часа.

Послеобеденная часть конференции началась с первого публичного выступления Барнашова. Длилось оно 20 минут и едва ли чем-то запомнилось аудитории. Были озвучены догматические сетования на отставание наших спортсменов в скоростной подготовке, высказано предложение о создании экспертного совета… Показалось даже, что главной целью этой речи было расположить к себе коллег. Еще бы – коллегам вскоре кадровые предложения Барнашова предстоит принять как данность, а в таком деле всегда бывают обиженные.

Затем старшие тренеры сборных зачитали планы учебно-тренировочных сборов. Мужчины начнут подготовку к Ванкуверу в финском Вуакати, а женщины в… Израиле.

В остальном программы мало чем отличались – разве что чередованием сборов. Скажем, женщины будут работать в Острове в июне, а мужчины – в июле, да временем прибытия к олимпийской арене. Владимир Аликин намерен приехать туда с подопечными 28 января, а Александр Селифонов – 5 февраля, проведя последний сбор на острове Вашингтон, что в двух часах на пароме от Ванкувера.

— Предлагаю принять за основу, — прервал завязавшуюся было дискуссию Алексашин, и всем, включая Аликина, стало понятно, что программу придется еще неоднократно защищать, прежде чем ее утвердят.

Затем дело дошло до списков кандидатов на централизованную подготовку в составе сборной (читай – претендентов на олимпийские лицензии). В обычные сезоны под оком у старших тренеров занимаются по 12—16 спортсменов, в олимпийском — их предполагалось сократить.

— Восемь человек и одного, максимум два запасных – вот и все, — горячо доказывал одному из своих собеседников Владимир Аликин еще до начала конференции.

На деле даже в десятку ни одному из тренеров уложиться не удалось. Все это – при активнейшем участии делегатов конференции, которые, не жалея связок и эмоций, доказывали право своих подопечных побиться за место в олимпийской сборной.

«Окончательный» список выглядел следующим образом.

Мужчины:

Максим Чудов, Иван Черезов, Андрей Маковеев, Николай Круглов, Евгений Устюгов, Антон Шипулин, Алексей Волков, Виктор Васильев, Артем Гусев, Владимир Семаков и Сергей Баландин.

Женщины:

Ольга Зайцева, Светлана Слепцова, Анна Булыгина, Ольга Медведцева, Ольга Вилухина, Яна Романова, Мария Садилова, Наталья Бурдыга, Оксана Неупокоева, Анастасия Кузнецова. Любовь Петрова, Татьяна Зевахина и Анна Богалий-Титовец (в случае успешного выступления на летнем чемпионате России).

Кавычки ваш корреспондент поставил после того, как услышал знакомое до зубной боли решение – «принять за основу». Ох, как же не любят у нас решать окончательно и бесповоротно!

КОГДА ЧАСЫ ПРОБЬЮТ 12…

— Ну вот мы уже закругляемся… — произнес в шестом часу вечера Алексашин, и у делегатов в этот момент должно быть вытянулись лица. Из-за закрытых дверей видно не было, но коллективный вздох зала был слышен отчетливо. А как же официальное утверждение тренеров сборных?

— Но нам нужно еще принять решение по поводу тренеров сборных команд в олимпийском сезоне… — продолжает Алексашин.

К месту вспомнилась бессмертная реплика из фильма «Гараж»: «Один маленький, но вместе с тем очень большой вопрос…».

Затем на трибуну вышел Барнашов и стал зачитывать списки… кандидатов.

— Сегодня мы вопрос окончательно не решим, — пояснил он. – Я знакомлюсь с положением дел только с субботы и не все успел. Со всеми названными мной тренерами мы встретимся завтра в девять утра, а в 12.00 примем окончательное решение по кандидатурам старших и их помощников.

И Барнашов стал называть фамилии.

Мужской состав. Владимир Аликин, Андрей Гербулов, Юрий Преображенцев, Владимир Драчев, Сергей Коновалов.

Женский состав. Александр Селифонов, Леонид Гурьев, Сергей Ефимов, Николай Загурский, Павел Коростелев (в сервис-бригаду).

Молодежный состав. Валерий Польховский, Александр Куракин, Александр Суслов, Николай Лопухов, Леонид Гурьев, Сергей Коновалов.

Фамилия Рожкова прозвучала в числе кандидатов для работы с юниорскими командами.

— Не исключаю, что завтра в этом списке могут появиться новые фамилии, — закончил главный тренер свою ответственную миссию, и… собрание тут же закончилось.

На выходе из душного зала исполнительный директор СБР Елена Аникина пояснила журналистам причину столь многоступенчатой процедуры избрания тренеров.

— Дмитрий Алексашин и Владимир Барнашов решили использовать какую-то хитрую схему, попытавшись переложить решение на Правление СБР. Я непосредственно из зала звонила Михаилу Дмитриевичу Прохорову, и он твердо сказал: «Пусть хоть два, хоть три дня заседают, но Правлению должны быть предложены конкретные кандидатуры с четким указанием служебных обязанностей».

Итак, список на утверждение должен быть сформирован сегодня, хотя, судя по настроению некоторых кандидатов, завтра к полудню Барнашов может и не успеть.