СОБЫТИЕ ДНЯ. БИАТЛОН
ТРЕНЕРСКОЕ СОБРАНИЕ СБР

Появившись на публике, Барнашов держался браво, словно не ощущал груза ответственности, который может раздавить человека, решившегося на достаточно рискованное мероприятие накануне главного старта четырехлетия.

– Завтра, примерно в половине двенадцатого, мы определимся с кандидатурами старших тренеров сборных, а они уже выберут себе помощников, с которыми будут работать, – первые слова Барнашова корреспонденту «Советского спорта» в качестве главного тренера сборной России.

Владимир Аликин и Александр Селифонов сохранят свои посты?

– Думаю, что они, конечно, останутся. Осталось восемь месяцев до Олимпиады и что-то кардинально менять – слишком рискованно, – произнес Владимир Михайлович и этим практически убил интригу следующего дня.

Как вы видите свою роль в сборной команде на столь ответственном посту в таком цейтноте?

– Ну, я вообще-то не на восемь месяцев пришел… – широко улыбнулся Барнашов. – Моя главная задача – построить многоуровневую систему сборных команд, где спортсмен проходит весь путь от юниоров в высший свет под пристальным контролем. И не получалось что бы тренерам главной сборной нужно было работать над техническими недостатками лыжного хода и другими «школьными» вопросами.

Спортсменам после долгого перерыва задают вопрос: «Как вы поддерживали спортивную форму?». Как вы поддерживали – тренерскую?

– Я ее не больно-то и прерывал. Я от практики не уходил ни на день. Это ведь только название – директор спортивного центра. Заниматься и вникать в мельчайшие детали приходилось и в биатлоне, и в лыжных гонках. Причем контингент у меня был самый сложный – юниоры, юноши, молодежный состав… В настоящее время три воспитанника нашей школы входят в различные составы сборных по лыжным гонкам и три – по биатлону.

После предложения Прохорова принять пост главного тренера вы долго раздумывали?

– Я ехал на встречу с Прохоровым сообщить свое видение положения дел в российском биатлоне. Предложение стало для меня полной неожиданностью. Для принятия решения у меня было два дня. Поговорил со своим омским руководством (дела в школе ведь придется если не оставить вообще, то значительно сократить), проконсультировался с Алексашиным, с Александром Тихоновым, поговорил с Аликиным…разве что с Селифоновым не успел. Все меня поддержали, и поэтому я решился. Не скрою – и в церковь ходил, просил у батюшки благословения, свечку ставил…

В сборной России в последние годы был непростой микроклимат. Как вы будете влиять на него?

– Это одна из причин, по которой окончательное решение по тренерскому составу сборной мы примем завтра. Нам нужно создать монолитный коллектив, в котором была бы абсолютная психологическая совместимость всех и каждого.

С кем из спортсменов сборной у вас уже есть хороший личный контакт или кто вам, быть может, импонирует?

Ваня Черезов мне очень нравится по своему характеру – открытый и очень трудолюбивый парень. В женской команде хорошие отношения с Ольгой Зайцевой, ну и Яной Романовой, конечно – она ведь моя воспитанница.

Что будет с медицинской бригадой сборных команд? Андрея Дмитриева уже попросили написать заявление…

– В женской команде врач тоже сменится. Конкретных фамилий пока назвать не могу. Тут с одной стороны нельзя торопиться, с другой – времени очень мало. До конца мая вопрос должен быть закрыт.

А что будет с массажистами?

– Массажисты свою работу выполняли добросовестно – зачем отказываться от хороших специалистов?