СОБЫТИЕ ДНЯ. БИАТЛОН
ДОПИНГОВОЕ ДЕЛО РОССИЙСКИХ БИАТЛОНИСТОВ

Спортивный арбитражный суд в Лозанне (CAS) принял к рассмотрению апелляцию российских биатлонисток Екатерины Юрьевой и Альбины Ахатовой на двухгодичную дисквалификацию, наложенную на них антидопинговой комиссией Международного союза биатлонистов (IBU). Сами же спортсменки вчера утром прибыли в Москву из Финляндии, где провели свой очередной тренировочный сбор. Корреспондент «Советского спорта» побеседовал с Екатериной Юрьевой на перроне Ленинградского вокзала.

Разглядеть знаменитых спортсменок в толпе приезжих непросто. С тех пор как Юрьева и Ахатова взяли курс на самоподготовку, они старательно избегают лишнего внимания к собственным персонам. Никакой официальной экипировки, никаких признаков принадлежности к Союзу биатлонистов России (СБР). Иначе нельзя – формально спортсменки в настоящий момент отбывают дисквалификацию, а правила антидопинговых служб на этот счет категоричны – они вне биатлонной семьи вообще и СБР в частности. Первый вопрос к Юрьевой о том, как она восприняла решение антидопинговой комиссии? Оно ведь было объявлено в самый разгар финского тренировочного сбора.

— На наши с Альбиной планы подготовки к сезону решение антидопинговой комиссии никак не повлияло, — отвечает Катя. — Как решили еще весной готовиться самостоятельно, так и продолжаем гнуть свою линию.

— Но это ведь дорогое удовольствие, да и психологически сложно готовиться самостоятельно, зная, что твоя спортивная карьера находится под угрозой… Кроме того, как можно плодотворно совмещать тренировки и судебные тяжбы?

— Наше дело ведет опытный адвокат, который избавил нас от участия в большинстве юридических процедур, так что тренироваться ничто не мешает. Что до психологического груза… Да, какое-то время на душе было мерзко. Но потом научились с этим жить. Я лично верующий человек и воспринимаю случившееся как испытание, которое надо пройти. В конце концов никто ведь из близких не умер и не заболел.

— Каковы ваши теперешние взаимоотношения с представителями команд-соперниц?

— Тут мы стараемся общение максимально ограничить. Я считаю, что людям, занятым подготовкой к олимпийскому сезону, не должно быть дела до наших проблем. Контактов с коллегами мы избегаем. Хочу еще раз подчеркнуть: делаем мы это не потому, что считаем себя виноватыми. Просто сейчас так лучше для всех. До решения Арбитражного суда по крайней мере. Поэтому даже место проведения следующего тренировочного сбора я не буду называть.

— Многие из спортсменов, по тем или иным причинам оказывавшиеся вне спорта, находили для себя занятия: учеба, работа на телевидении, семейные заботы…

— Мой единственный план – выступить на Олимпиаде в Ванкувере! Неужели вы подумали, что я опустила руки и уже начала отсчет – когда там два года дисквалификации закончатся? Мы готовимся к сезону, ради продолжения карьеры и подали апелляцию в суд. Так что никаких поблажек на тренировках мы себе не даем, нагрузки запредельные.

Юрьева и Ахатова все для себя, кажется, уже решили. А что с Дмитрием Ярошенко? Фамилия двукратного чемпиона мира в апелляции, принятой CAS к рассмотрению 14 августа, отсутствует, а дозвониться до спортсмена вашему корреспонденту пока не удалось.

— С Дмитрием мы в настоящее время ведем переговоры, и решение о подаче им апелляции в CAS будет принято, думаю, в течение этой недели, — пояснил ситуацию адвокат наших спортсменов Тагир Самакаев.

— Отчего было не объединить все три дела? Ведь обвинения ко всем трем практически одинаковы?

— Здесь дело в первую очередь в желании самого спортсмена. Дмитрий по состоянию на сегодняшний день решения еще не принял.

— Когда дело российских биатлонистов может быть разобрано CAS?

— Мы настаиваем на ускоренном рассмотрении – в октябре-ноябре, чтобы дать спортсменам возможность в случае удачного разрешения дела выступить на Олимпиаде в Ванкувере. Однако окончательное решение по поводу сроков принимает сам суд.

Связанные материалы: