V4x3 l 1429370361038

Вскоре после завершения женской гонки Михаил Прохоров дал интервью нашему корреспонденту в VIP-зале биатлонного стадиона. А еще через полчаса президент СБР отбыл в Москву.

— Признайтесь, приятно увидеть, наконец, победу российских биатлонистов вживую?

— Приятно, конечно! Хотя самое важное на текущий момент в российском биатлоне то, что у нас есть команда, которая, несмотря на все сложности, способна решать задачи. Сегодняшние условия были тяжелыми абсолютно для всех, и отрадно, что в таких условиях наши девушки проявили себя с самой лучшей стороны.

— Вы редкий гость на биатлонных стадионах. Можете ли вы сказать, что работаете для биатлона столько, сколько он того требует, или ваша должность в СБР больше представительская?

— Физическое отсутствие не означает отсутствия работы. Задача руководителя спортивного союза – обеспечить бесперебойную и успешную работу своей структуры. Его физическое присутствие везде и всегда никак не означает эффективности его деятельности. А насколько эффективно работает СБР, все заинтересованные лица узнают в феврале – в Ванкувере. Что касается гонок, поверьте, вот уже второй сезон смотрю каждую из них – если не в прямом эфире, то в записи. Так, кстати, даже полезнее для анализа.

— Но в вашем личном зрительском рейтинге сегодняшний женский спринт наверняка займет верхнюю строчку.

— Не займет, хотя я и очень рад за девчонок, они большие молодцы. Самое сильное впечатление на сегодняшний день на меня по-прежнему произвела мужская эстафета в Эстерсунде, хоть мы и заняли там четвертое место. По эмоциональному воздействию ее пока ничто не перебило.

— В преддверии сезона очень много разговоров было о медицинском обеспечении. СБР планирует создать единый центр, по примеру белорусских «Раубичей», или будут использованы услуги разных клиник и научных центров?

— У нас создана научная группа, которая сейчас работает над этим вопросом. Спортивной медицины в России как цельного института сейчас попросту нет, и потому приходится собирать с мира по зернышку. Какой путь в наших условиях окажется лучшим – сказать пока не могу.

— Здесь, в Словении, несмотря на дефицит времени, вы провели несколько рабочих встреч, посвященных отчетно-выборному Конгрессу IBU, который пройдет в сентябре в Санкт-Петербурге. У СБР уже есть своя программа и цели, с которыми он выйдет на конгресс?

Конечно, есть, но о них все узнают только в сентябре.

— Хорошо, тогда прямой вопрос – вы за то, чтобы Бессеберг остался на своем посту? Ведь претензии к президенту IBU очевидны.

— Я бы так не сказал. По отдельным вопросам у нас с Бессебергом полное взаимопонимание, по каким-то у нас действительно есть определенные сложности. Ничего не поделаешь – у России с президентом IBU есть некая история отношений, и требуется немало времени, чтобы эти отношения наладить. А в целом у нас нормальные рабочие отношения, и претензии и разногласия в данном случае – тоже рабочий момент.

Связанные материалы: