V4x3 l 1435004056337

После провального этапа в Сочи от российских биатлонисток не ждали побед. Им, замученным, до финиша бы добраться – и то хорошо. Но спортсменки не ползли – мчались к финишу, гонимые Вольфгангом Пихлером, столь не похожим на бездушного тирана.

В небольших городах хорошо знают своих героев. Светлана Слепцова – ребенок Ханты-Мансийска. Взбалмошный, страстный, талантливый. Таких особенно любят.

– Даже сильные люди – не каменные. Ей тяжело! – предлагала держать за Свету кулаки губернатор Югры Наталья Комарова.

Кажется, весь регион знает, почему Слепцова не выступит на родине. «Загнал Пихлер Светочку», – уверены все, от мала до велика.

– Света приехала в сборную в ужасной форме после занятий с личным тренером, – немец технично переводит стрелки на Валерия Захарова.

ЗАХАРОВ: ПОСЛАЛ ПИХЛЕРА ПО-РУССКИ

Что ж, слово наставнику Слепцовой.

– Да как он смеет? – возмущается Захаров. – Два года подряд Свету убивал и еще заикается о моих просчетах?!

– В чем ложь Пихлера?
– Мы со Светой вообще тяжелой работы не делали – только откатывались. Она живая была, отдохнувшая. А что сейчас происходит?..

– Слепцова довольна, тренируется, с Пихлером мило общается…

– Конечно, довольна, потому что бежать не надо! – в сердцах бросает Захаров. – Еще пара гонок, пара месяцев с Пихлером, и трагедия случится прямо на трассе. Я вообще сейчас не говорю об Олимпиаде. До нее дожить надо.

– Так выйдите на контакт с Пихлером, скажите все ему в лицо…

– Ну о чем можно говорить с дураком? – закипает Захаров. – Ты начинаешь с ним про лепешки, а он тебе… (непечатное продолжение фразы описывает крайнее непонимание). Спрашиваю: зачем ты так нагружаешь людей? А он начинает сказки венского леса рассказывать. Получается: твоя моя не понимай. Я с такими людьми не умею разговаривать. Взял да и послал его по-русски. Думаю, хоть пару слов-то он выучил.

НЕМЕЦ ПОД МОСТОМ

Будь Пихлер тренером футбольного «Динамо», фанаты обязательно посвятили бы ему баннеры или, что хуже, пару выстрелов краской из пейнтбольных ружей.

– Мы из-за этих фанатов на футбол в Москве не ходим, – признаются столичные биатлонные болельщики. – Мы за девчонок поболеем, а о Пихлере лучше помолчим.

К трибуне подносят барабан. Вот они – биатлонные «ультрас». В руках у старшего – советский флаг с изображением кудрявого мальчика.

– Это вы для Пихлера баннер подготовили?

– Это же Ленин, причем еще такой молодой, – смеется Андрей из Волжского. – Мы ко всему миру обращаемся. Путь о величии страны помнят.

– А что Пихлеру скажете?

– Коней на переправе не меняют. Пусть работает до Олимпиады. Наши тренеры не потянут.

Волжские ребята не похожи на остальных – немца «травить» не хотят. Тем не менее болельщики уверены: Пихлеру плевать на Россию. Проверять эту сомнительную догму лучше всего во время гонки. Отправляюсь на пристрелку – решаю не сводить с немца глаз.

– Гуд лак (удачи – англ.)! – улыбается Пихлер проходящему мимо тренеру украинцев.

– Как это «лак»? – спрашиваю. – Мы ведь с ними за третье место в Кубке наций боремся.

– Цель серьезная, – машет рукой немец, – но отношения важнее.

– Подержи патроны! – внезапно просит тренер сборной по стрельбе Павел Ростовцев. – Если выиграем сегодня, посвящу тебя в пожизненные оруженосцы.

Разобравшись с патронами, замечаю, что Вольфганга нет. Улизнул.

– Да на трассу он пошел. Вон туда, – благодарит меня за помощь Ростовцев.

Как в известной считалке, нахожу немца под мостом. Он фотографируется. До начала гонки – 5 минут.

«Вот это расслабленность!» – не успеваю подумать я, а Пихлер уже несется на свою позицию. Разбирает рюкзак.

Инвентарь простой: рация, папка, маркер и громоздкий ноутбук.

– Что за чудо техники?

– Специальный компьютер, не подвластный климату, – объясняет начальник комплексной научной группы Николай Загурский. – Считайте, Вольфганг по нему всю гонку смотрит. Тут статистика, тактика.

– На каком языке связь держите во время гонки?

– Битте, – отвечает за хозяина рация Загурского.

СУПЕРСТАРТ

Cтарт совсем близок. Решаюсь отвлечь Пихлера.

– Верите, что будет лучше, чем в Сочи?

– Я верю в лыжи – это наша главная проблема! – похоже, немец наконец нашел крайних за провал в предолимпийской неделе.

Как на лыжню выходит Тура Бергер, Пихлер не замечает.

– У меня нет ритуалов перед гонкой. Каждый раз я просто жду старта моей спортсменки.

Под четвертым номером стартует Ольга Вилухина.

– Гоу, гоу, гоу! – кричит Пихлер и утыкается в монитор. Ждет первую контрольную отметку.

– Суперстарт! – немец довольно хлопает в ладоши.

Ольга не сбавляет темпа, немец в восторге.

– Лыжи катят отлично, просто отлично! – обменивается Пихлер мнениями с Загурским. Отставание от быстроногих Бергер и Макарайнен – мизерное.

Вилухина мчится по стадиону. Стрельбу показывают на огромном экране, но Пихлер не отлипает от компьютера. Интересуюсь почему.

– Традиция такая, – объясняет. – Стоит мне посмотреть – как промахи сыплются…

Но мистика нас не спасает. Промах Вилухиной Пихлер отмечает ударом по клавиатуре.

Горевать рано: на стрельбище приходит Зайцева и стреляет чисто! Пихлер вскидывает руки вверх, на радостях роняет секундомер и выводит на бумаге букву «L».

– Ты лидер, су-у-у-упер! – сообщает он Зайке.

Вилухиной же достается бумага с надписью «+22» (отставание в секундах) и протяжный крик «Те-е-емп».

К сожалению, другим российским девушкам Пихлер рисует уже места. Измерять отставание в секундах нет смысла.

Немец всю гонку челночит по трем направлениям: рисование – монитор – подбадривание. Причем по-русски – ни слова.

– Go (давай, быстрей – англ.), super – универсальный язык, – объясняет Пихлер. – Большего во время гонки не надо. Иногда просто достаточно показать бумагу с цифрой отставания.

«ВЫСТУПИЛИ НА ЧЕТВЕРКУ»

Тем временем финиширует Вилухина. Ольга была безошибочна на стойке и убежала от Бергер с Макарайнен.
– Первая! – кричу я.

Пихлер смотрит в монитор и повторяет.
– First (первая – англ.)!!! – скачет по кругу немец. Компьютер-то его запаздывает.

Но радость Пихлера застреливает Зайцева. Два промаха. Финиширует она лишь 19‑й.

– Это все ее болезнь, – немец стучит ладонью по горлу. – Ольга в отличной форме, должна выступать намного лучше.

Другие девушки тоже мажут. Ход их лучше, чем в Сочи. Но вряд ли такими результатами стоит гордиться.

– Как твои бегут? – заметно расслабляясь, спрашивает немец у шведского тренера. Тот обиженно молчит. Без Пихлера шведки не попадают даже в первый полтинник.

Последней из россиянок стартует молодая Ольга Подчуфарова. Сложно поверить, но девушка начала профессионально заниматься лыжами лишь в 16 лет. Четыре года спустя она совершает один промах в лежке на этапе Кубка мира. Потрясающий прогресс.

– Неплохо для юниорки, – выводит Пихлер число «40». Все свое внимание он сосредотачивает на Подчуфаровой.

После второй стрельбы Ольга уже 27‑я.

– Две секунды до 25‑го, – кричит Пихлер и, выбегая далеко на трассу, обгоняет подопечную.

– Да вы же быстрее девушек бегаете!

– А вы думали, я старый и немощный? Нет, настоящий Усэйн Болт.

Подчуфарова финиширует тридцатой. А лучшей у наших становится Вилухина, проигравшая немкам Гес-снер и Хенкель и перспективной чешке Соукаловой.

– Эх, неплохая гонка, – вздыхает Пихлер. – Стрельба подвела, а так хотелось на подиум. Хорошо, хоть третье место в Кубке наций удержали.

– Какую оценку поставите сборной по российской шкале от 1 до 5?

– Четвертый стартовый номер Вилухиной, четвертое место, пусть и оценка будет такая же. В Сочи же был полный ноль. Исправились…

ЛЕЙСЯ, ПЕСНЯ

СОУКАЛОВА СПЕЛА В ХАНТЫ-МАНСИЙСКЕ О ЛЕТЕ

Габриэла Соукалова, счастливая после победы в спринте, решила поделиться весенним настроением с журналистами. «Summertime»* – знакомые звуки мелодии Гершвина полились сначала по пресс-центру, затем по улице, где термометры вчера фиксировали минус 20.

Синоптики обещают, что совсем скоро в Ханты-Мансийске будет заметно теплее.

* Лето – англ.

Связанные материалы: