V4x3 l 1471779961007

Вчера на олимпийском лыжно-биатлонном комплексе «Лаура» на высоте 1480 метров над уровнем моря под руководством Михаила Прохорова состоялось заседание Совета Союза биатлонистов России. Главная тема – как готовиться к Олимпиаде?

«Я НЕ ВМЕШИВАЮСЬ В РАБОТУ ТРЕНЕРОВ»

В Сочи весь цвет СБР прибыл не на сентябрьские бархатные загары с купаниями, а по делу – сегодня здесь стартуют чемпионат и Кубок России по летнему биатлону на лыжероллерах. Более того, вся национальная сборная с 4 сентября сидит на сборах в «Лауре»: мужскую команду нагружает Николой Лопухов, за женскими группами Владимира Королькевича и Вольфганга Пихлера наблюдает старший тренер Александр Селифонов. Наконец, отдельно пашет спецбригада перспективных кандидатов в национальную команду – Сергей Бочарников, Максим Максимов, Иван Черезов и Максим Чудов. Все ударно готовятся к Олимпиаде и хотят на нее попасть.

Кого же возьмут в Сочи и за какие заслуги? На этот вопрос СБР частично ответила 26 августа, опубликовав «проект критериев отбора спортсменов на этапы Кубка мира и Олимпиаду». Пунктов там многовато, да и захлебнуться в сложноподчиненных предложениях очень легко. Если в упрощенном варианте, то на Игры-2014 в мужскую и женскую команды по четыре стреляющих лыжника попадут по спортивному принципу (лучшие после пяти этапов Кубка мира), а еще по две кандидатуры в каждую сборную определят на свое усмотрение тренеры и чиновники СБР. Окончательную заявку на Олимпиаду тренерскому штабу СБР нужно представить до 20 января.

Собственно, с критериев отбора мы и начали разговор с президентом СБР Михаилом Прохоровым.

– Не существует абсолютно объективной системы отбора, – считает Прохоров. – Я доверяю нашим специалистам и тренерам – это они выбирают, какая система наиболее правильная. Не мне об этом судить. Поймите, лучшие специалисты договорились, что будет вот так. Значит, будет так! Был же случай, когда прыгуна в высоту Андрея Сильнова взял на Олимпиаду в Пекине старший тренер сборной волевым решением под личную ответственность. И парень вы­играл золото. Поэтому надо доверять тренерам. Они сами должны иметь возможность в виде исключения выдать wild-card по своим ощущениям готовности спортсмена. Они видят больше и глубже, чем мы у экрана телевизора или компьютера.

«ДВОЕВЛАСТИЯ У НАС НЕТ»

– Теоретически все, кто тренируется сейчас в Сочи, – кандидаты на Олимпиаду, – продолжает об отборе Прохоров. – У нас открытая и очень высокая конкуренция. Да, в Сочи не очень радует пока погода: вчера был туман – и стрельбы пришлось отменить. В целом же проблем никаких.

– Весной вы критиковали трассу в «Лауре», мол, не очень она подходит для россиян. Удалось ли доработать ее?

– Некоторые детали изменили. Да, она самая тяжелая в мире – крайне много длинных спусков. Понимаете, это в других странах дети с двух лет стоят на горных лыжах. Нам же приходится компенсировать недостаток горной подготовки усиленными тренировками. Именно поэтому многие сборники летом дополнительно занимались на высоте, чтобы сочинские спуски проходить легче.

– Вы довольны предолимпийской подготовкой сборной?

– Все идет по плану. Некоторые спортсмены даже перебарщивают, приходится останавливать – отдыхать тоже нужно. Конкуренция сумасшедшая и у женщин, и у мужчин. Ведь только шесть человек попадут на Олимпиаду. И попадут те, кто на данный момент, к февралю, будет сильнее.

– Сколько олимпийских медалей вас устроит?

– Лично меня – две-три золотые. Многие любят вспоминать: вот раньше, 15 лет назад, мы брали столько-то золота, а ныне так слабо выступаем… Откройте глаза – мир поменялся. Конкуренция в биатлоне чудовищная. После футбола мы идем вторыми по популярности. 20–30 человек на каждом большом старте претендуют на пьедестал. Надеюсь, в Сочи родные стены помогут. Ну и удача. Сейчас все решает один выстрел.

– Как срабатываются Селифонов и Пихлер в женской сборной? Оправдывает ли себя идея двоевластия?

– У нас единая команда, а не двоевластие. Просто есть две группы, работающие по альтернативным планам. Это была идея и самих спортсменов, и тренеров. Обе программы открыты. Те, кто выбрал пихлеровскую модель, работает с ним. И это не значит, что у них больше шансов отобраться на Игры, чем у тех, кто трудится с Королькевичем.

– Когда СБР объявит олимпийский состав?

– Секрет. Сами ребята знают когда. А объявлять во всеуслышание не хотим, чтобы не усугублять давление на них. Будем смотреть на то, кто и в каком состоянии выиграл соревнование. Ведь кто-то может специально форсировать форму. У нас же задача – подвести на пик формы к Олимпиаде.

Связанные материалы: