«Пришло время сказать: я набегался». Иван Черезов попрощался с биатлоном - Советский спорт
Биатлон19 марта 2016 13:34Источник: «Советский спорт»Автор: Кузина Наталья

«Пришло время сказать: я набегался». Иван Черезов попрощался с биатлоном

В Ханты-Мансийске, где проходит заключительный этап Кубка мира по биатлону, состоялась прощальная пресс-конференция Ивана Черезова.

ВХанты-Мансийске, где проходит заключительныйэтап Кубка мира по биатлону, состояласьпрощальная пресс-конференция трехкратногочемпиона мира Ивана Черезова. На ней35-летний спортсмен объявил о завершениикарьеры, а также рассказал, как пытался вернутьсяи почему не получилось.

Последняя попытка

– Я очень хотел вернуться на высокийуровень в этом сезоне. Можно сказать, что он был для меня решающим. Надо былопопадать в команду, закрепляться в ней,чтобы в следующем году полноценновыступать на Кубке мира и к Олимпиаде-2018подойти на пике. Увы, не сложилось. Послеэтапа Кубка мира, на котором я попал вкоманду и который сложился для менянеудачно, я вернулся домой и две неделине мог смотреть на лыжи, на биатлон.Потом потихоньку начал заниматься вспортзале и вот сейчас приехал начемпионат России. Этот турнир игубернаторская гонка станут последнимив моей карьере. Сегодня я определил длясебя новые цели. Пришло время сказать:я набегался.

Последнее межсезонье

– Весной, когда я начал работать в группеАндрея Крючкова вместе с АнтономШипулиным и Алексеем Волковым, у менягорели глаза, я чувствовал себя молодым.От каждой тренировки получал истинноенаслаждение. У них в группе так построентренировочный процесс, что ты кайфуешьот этого. Сначала хорошо нагружаешься,потом успеваешь восстанавливаться исбор тебя не выматывает. Когда я к нимпришел, Андрей Сергеевич посмотрел намою технику и сказал: «Кошмар! Всегрустно». Мы стали исправлять поодному элементу. Поначалу я как будтоуперся в стену: совершенно не могдвигаться дальше. Ребята помогали,подсказывали, но ничего не получалось.

Первуюконтрольную тренировку в Норвегии передсезоном я пробежал неважно. Вечером мыс Волковым взяли видео и сели разбирать.Крючков увидел: «Вот, – говорит, – спортсмены до чего дошли: сами техникойзанимаются». Мне это помогало, конечно.Я прочувствовал некоторые движения,понял их и буквально на следующий деньпобежал. Стал понимать, что нужно делать.Благодаря этому успешно выступил наКубке России и чемпионате России вИжевске, отобрался в сборную. Я вспомнилдавно забытые ощущения, все, что былодо травмы, которую я получил в 2011 годуи которая так помешала моей карьере. Увы, на Кубке мира так и не получилосьсебя показать.

Яркие воспоминания

– Сегодня мне есть, что вспомнить, и яблагодарен за это судьбе. Пару днейназад одна девушка пригласила зайти вмою группу в контакте. Обычно в соцсетимало заглядываю, но тут «залип» натри часа. Новостную ленту я докрутил доОлимпиады в Ванкувере. До полвторогоночи не мог оторваться. Увидел многофотографий, которых раньше никогда невидел. Нахлынули воспоминания о временах«золотой четверки», как многиеназывали наш состав.

Олимпийские слезы

– Свой план на карьеру я выполнил процентовна 90. Не хватило золотой олимпийскоймедали. В 2011 году мне казалось, что всесамое главное еще впереди. Я знал, чтои как мне делать, чтобы достичь самыхбольших вершин. Но травма все изменила.Олимпийские игры в Сочи я смотрел сослезами на глазах. Я ведь мог тамвыступить. Было очень тяжело этоосознавать.

Главные победы

– Два лучших момента в моей карьере: первая победа на чемпионате мира в 2005году, которая случилась здесь, вХанты-Мансийске в смешанной эстафете,и победа на чемпионате мира в мужскойэстафете в Антерсельве в 2007-м. До этогонаша сборная не побеждала в эстафетахочень давно. Те эмоции, что я пережил,незабываемы.

Новые перспективы

– Идут разговоры о том, чтобы привлекатьменя в качестве тренера, обкатывать,обучать. Это дело очень интересное,творческое, но неблагодарное – попадатьпод такой каток. Пресс будет не толькосо стороны болельщиков и средств массовойинформации, но и со стороны самихспортсменов тоже. Кроме того останавливаетнеобходимость новых разъездов. Я небывал дома с 1999 года. Дети подрастают,меня практически не видят. Совестноопять оставлять семью.

Большой секрет

– До последнего момента о моем решениизавершить карьеру знали немногие. Антону Шипулину, когда он был вАмерике, я намекнул в переписке, что,возможно, закончу. Но Антон догадывалсяоб этом и раньше. Пытался поддержатьменя. На контрольных сборах передсезоном, видя, как я переживаю, успокаивал:«Слушай, – говорит, – ну, не срастется – закончишь…»

Своя звезда

– Один раз болельщики подарили мне звездуна небе. В телескоп я ее не видел. Я вообщене знаю, возможно ее увидеть или нет. Уменя есть только диплом с координатамии названием. Это самый необычный иудивительный подарок из тех, что якогда-либо получал.