Иван Черезов: Немцам стало плохо, нам — хорошо!

Что чувствовал заслуженный стартующий российской сборной Иван Черезов, когда его поставили на финишный этап? Дрогнуло ли его сердце после двух промахов на первой стрельбе? И можно ли было сегодня бороться за золото?
Иван Черезов: Немцам стало плохо, нам — хорошо!
11 марта 2011 20:21
автор: Игорь Емельянов

Что чувствовал заслуженный стартующий российской сборной Иван Черезов, когда его поставили на финишный этап? Дрогнуло ли его сердце после двух промахов на первой стрельбе? И можно ли было сегодня бороться за золото?

Черезов был слегка небрит, немого утомлен, в меру задумчив, осторожно улыбчив.

- Можно ли сравнить напряжение вашей олимпийской эстафеты и нерв сегодняшней удивительной гонки?

- Разница, пожалуй, в том, что я бежал там и здесь разные этапы. Там стартовал, а здесь завершал. Ну что ж, надо привыкать, наверное, к каждому отрезку. На последнем главная сложность в том , что за тобой-то уже – ни-ко-го… Ты бежишь последний, ответственность большая. Все кричат, шумят, переживают.

- Отстреляв не очень то хорошо лежа, вы поразили всех олимпийским спокойствием на стойке…

- А вы думаете, я скажу, что доволен стрельбою лежа? И ведь не так уж и сильно волновался перед первым выстрелом. Ни после первого промаха не задрожал, ни после второго. Да, стоя, конечно, ощущения другие совсем.

- После первой стрельбы вы шли пятым – но начинали-то третьим…

- Да нет, что там… Я же видел всех идущих впереди. Чувствовал – догнать можно. А стрельба стоя… Мне удалось отключиться от всего. А на финишном круге пошла тактическая борьба.

- Украинец Седнев признался, что «хотел было побороться с Ваней, да уж больно Ваня сегодня был хорош…»

- Сзади шел швед Ферри. Я четко знал, что он идет в 10 секундах. И я понимал, что разбираться с Седневым начнем на последнем подъеме. Сергея я объехал на спуске. А на подъеме постарался убежать. Мне уже и тренеры кричали: «Убегай от него»! И, когда на последней эстакаде, увидел, что украинец отстал, я понял: «Все, сегодня у нас второе место!»

- То есть, силы на этот финишный рывок вы смогли сэкономить? Или на морально-волевых рвали?

- Силы были. Правильно последний участок выстроил тактически.

- Сегодня вроде не было того ветра, что в предыдущие дни.

- Когда изготавливался лежа, на ветер посмотрел – ничего неординарного. Не знаю, почему Грайс столько промазал – гонка его, наверное, захлестнула. Немцам стало плохо, нам стало хорошо (усмехнулся).

- Теперь вас регулярно начнут ставить финишером?

- На этапах Кубка мира и других серьезных соревнованиях надо пробовать разные позиции. Когда столько лет бегаешь только первый этап, теряешь остроту ощущений. И допускаешь ошибки, которые, когда ты полностью сконцентрирован, невозможны.

- Как опытный стартующий - не подсказывали сегодня Антону Шипулины какие-то свои секреты?

- Да он и по юниорам бегал первым. И, как говорил, нравилось. Знает, как бежать и что делать. Вы забыли, как великолепно он в январе пробежал в Антхольце?

- А с известным финишером Устюговым обсуждали нюансы?

- Да нет, пожалуй (задумывается на секунду). Ну понятно, что ты не можешь с первых метров рвануть вдогонку, правильно?

- На третьем этапе, перед вами, норвежец и немец прилично оторвались от Максима Максимова

-Да, Свендсен и Пайффер очень сильные ребята. И я расстроился, когда увидел, как они уходят от Максима. А еще рельеф, петля эстакады и частый встречный ветер – это многим портит жизнь даже при хорошей стрельбе.

- На субботний масс-старт при такой нервотрепке и трудозатратах силы все же остались?

- Нервотрепка была, но ощущаю как раз не упадок, а подъем сил. На масс-старте будет очень интересная, контактная борьба. Ну не впервой три дня подряд бегать.

- Способность взрываться на финише у вас, наверное лучшая в сборной. Откуда дровишки?

- Так я же лет 15 занимался легкой атлетикой. Стометровки бегал, да еще пожарно-прикладной спорт. Вот так и научился…

- Очень хвалил вашу работу по его профилю норвежец Кнут Берланд в интервью нам неделю назад.

- Не так уж и много мы работали. Не только мне, но и ребятам помоложе уже тяжеловато работать по переделке техники. Она уже сформировалась. Но в том что он дает много интересного и понятного. По биомеханике, по инерции. О выполнять это очень тяжело. Особенно во время гонок. Особенно в конце. Когда сильно устаешь – все твои движения приходят в привычный тебе ритм и амплитуду.. Мышцы привыкли к одной технике. А с новой техникой все время надо быть под контролем и включаются какие-то новые мышцы. Идет другая затрата энергии и это тяжело. Но, возможно то, чему он нас научил, уже отложилось у нас в подсознании.

- На вашей форме отразилась отмена майских тренировочно-восстановительных сборов?

- Представьте, спортсмены вместе 10 месяцев в году. Ребятам и девчонкам ехать в мае на сбор опять вместе – вы только представьте. Думаю, каждый должен решать самостоятельно. Кто хочет – пусть едет, кто не хочет – пусть занимается самостоятельно. Большинство едет на моря…