Артур Бетербиев: Канадский флаг вместо российского? Это напортачили украинские телевизионщики
14 апреля 09:00
автор: Владислав Усачев

Артур Бетербиев: Канадский флаг вместо российского? Это напортачили украинские телевизионщики

Чемпион мира в полутяжелом весе по версиям WBC и IBF Артур Бетербиев рассказал о ситуации в Канаде и планах на будущее.

Интервью Бетербиев дал в прямом эфире Инстаграма RCC Boxing.

«ОШТРАФОВАЛИ НА ДВЕ ТЫСЯЧИ»

– Вы находитесь в Канаде. Какая у вас обстановка с коронавирусом?
– У нас дела нормально. У нас начался второй месяц карантина. В первую неделю у местных людей была небольшая паника, но сейчас все адаптировались. Например, соблюдают расстояние в два метра друг от друга.

Со мной и моим другом случился неприятный и в то же время смешной случай. Мы в период карантина выехали на природу в пригород, находящийся в ста километрах от Монреаля, и нас остановили полицейские. У нас спросили, откуда мы и напомнили, что покидать свой населенный пункт, мы не имеем права. Да, сначала мы попытались сказать, что не знали об этом правиле. Я попытался сказать, что не знаю французский язык, но они нам все равно выписали по тысяче долларов штрафа. Но самое главное – сопроводили нас до въезда в Монреаль. Этот инцидент случился пару дней назад.

– С какого года вы проживаете в Канаде?
– С момента начала профессиональной карьеры, с 2013-го.

– Тем не менее, вы продолжаете выступать под знаменами России. Когда транслировался бой Гвоздика, в титрах напротив вашей фамилии вывесили канадский флаг. Почему так произошло?
– Я не смог проконтролировать эту ситуацию, поскольку в тот момент выходил на ринг (улыбается). Зато рядом со мной несли флаги России. Это самое главное. Я не знаю, почему напортачили телевизионщики. Возможно, была приобретена «украинская» картинка. Как говорят, во всех других трансляциях напротив меня «горел» российский флаг.

«НУЖНО БЫЛО В ДЕТСТВЕ ДУМАТЬ, ОПАСЕН ЛИ БОКС»

– Было ли опасение выходить в ринг на бой с Гвоздиком, учитывая то, как завершился бой украинца со Стивенсоном? Адонис, по сути, после жесткого нокаута учился заново ходить.
– Опасения всегда есть, но мы занимаемся любимым видом спорта. Наверное, мне нужно было в детстве подумать, опасен бокс или нет (улыбается). Но сейчас думать уже поздно. Пути обратного нет. Мы идем до бокса.

– Почему вас не выводили на бой со Стивенсоном, который на протяжении пяти-шести лет успешно защищал чемпионский пояс? Вы ведь находитесь в Канаде, и договориться о поединке двум жителям этой страны было бы достаточно просто.
– Может быть, Адонис не хотел. Я помню, что в годы чемпионства Стивенсона у нас был один промоутер. Потом я ушел от него. Я был бы рад поединку со Стивенсоном. Думаю, что ваш вопрос лучше все-таки задать именно промоутеру.

– 28 марта в Китае вы должны были биться в Китае, но бой из-за пандемии коронавируса не состоялся. На какой стадии вы завершили подготовку к этому поединку?
– За две недели до боя началась пауза, которая продолжается до сих пор. В Монреале начали закрывать залы, но мы продолжали тренироваться. Сначала ведь говорили, что поединок пройдет без зрителей, а потом шли разговоры о том, что он состоится в Канаде или США.
Я был в очень хорошей форме. Подготовка шла нормально, но пришлось остановить ее.

«МОНРЕАЛЬ – САМЫЙ ЗАРАЖЕННЫЙ ГОРОД»

– Насколько тяжело в физическом и моральном плане вы восприняли известие об отмене боя?
– Я воспринимаю эту ситуацию спокойно. Ну, не состоялся бой – и ладно. Я же не буду сидеть и «ломать» голову, что вот боя не было… Сидим дома, боремся с карантином. Важно не заболевать самому и сохранить здоровья родных и друзей.

– Какие меры вы принимаете, чтобы не заболеть?
– Я крайне редко выхожу на улицу. Даже в магазины. Рестораны и все заведения общепита здесь закрыты. Дома и после возвращения с улицы я мою руки. В машине у меня всегда имеются влажные салфетки, антисептики. То есть, соблюдаю элементарные правила.
Да, можно эти вещи воспринимать с юмором, но коронавирус остановил движение во всем мире. И это очень серьезно.

– Среди ваших знакомых в Канаде есть ли те, кто, к сожалению, подхватил коронавирус?
– Таких нет. Но, к сожалению, в самом Монреале есть летальные исходы. Говорят, что в этой провинции (Квебек) наш город является самым зараженным в масштабах страны.

– В WBO складывается следующая ситуация. Альварес оставил пояс после боя с Ковалевым. Кто будет претендовать на вакантный титул?
– Я точно не скажу. Вроде в планах у организации какой-то мини-турнир, но, если честно, я настолько внимательно боксом не интересуюсь. Я просто им занимаюсь. Я даже внимательно не слежу за теми, кто выступает в моей весовой категории.

Вот будет, условно завтра, бой с Альваресом или Биволом. Только тогда я начну готовиться к этому сопернику, смотреть его бои, высматривать сильные и слабые стороны. А сейчас мне это не нужно. Зачем захламлять голову ненужными вещами. Может быть, это неправильно, но такая у меня точка зрения.

«БОЙ МЕЧТЫ»

– Актриса или актер, который вам наиболее симпатичен?
– Наверное, Уилл Смит. Мне нравятся его фильмы. Отмечу и лысого британца Джейсона Стетхэма из «Перевозчика». Дерется он, конечно, как в индийских фильмах, но все равно нравится. Среди актрис я затрудняюсь кого-то назвать.

– Как относитесь к фильмам про бокс?
– Я не смотрю их. Ни разу не смотрел. Я занимаюсь боксом уже 25 лет. Зачем мне еще смотреть фильмы про этот вид спорта?!

– Какой у вас бой мечты?
– Я не летаю в облаках. Я живу сегодняшним днем. Что мне Всевышний дает, то я и принимаю. Возможно, мечтой является объединительный бой за четыре пояса.

– Интересно ли было побоксировать с Саулем Альваресом?
– Мне импонирует его манера поведения на ринге. Он достаточно пластичный и техничный боксер. Хороший боксер. Да, я мало смотрю бокс, но его я заприметил. Особенно после победы над Ковалевым нокаутом. Я хотел бы подраться с Альваресом.

– А что на счет поединка с Биволом?
– Уместно сказать то же самое, что я проговорил про Альвареса. Дмитрий – чемпион в одной версии. Он потенциально является очень интересным соперником. Переговоров о бое с ним пока не было. По крайней мере, о них я ничего не слышал.

«ПОСТОЯННО МЕНЯЮ КАТЕГОРИЮ»

– Собираетесь ли вы менять весовую категорию?
– Каждый раз после боя я меняю весовую категорию. Я на ринге вешу 75 килограммов. А в межсезонье вешу где-то 87-88 килограммов. Когда я не тренируюсь, у меня «падают» мышцы, то есть, падает вес. Зато я нормально питаюсь.

– Правда ли, что вы отказались драться на территории Китая из-за нарушения прав человека?
– Я не могу спекулировать этим. Конечно, мы за мир во всем мире. Но после предложения об этом поединке мы с командой поговорили и решили, что мы не хотим туда ехать. Да, китайцы выиграли торги на организацию боя, непонятно, что они для этого сделали, но мы сказали, что туда ни ногой!

– Что можете сказать про Роя Джонса?
– Лично с ним я познакомился в 2014-2015 годах, когда он приезжал в наш зал. Он помогал в подготовке к Жану Паскалю. Джонс – хороший парень, уже наш соотечественник (улыбается). Стиль Роя, однозначно, не мой любимый, но, бесспорно, что это боксер, который вписал себя в историю спорта. Это крутой боксер.

«У МЕНЯ НЕТ ГРАЖДАНСТВА КАНАДЫ»

– У вас двойное гражданство?
– Нет. У меня есть только вид на жительство в Канаде.

– Расскажите про свою семью.
– Это мама, жена, четверо детей. Все, как у всех. Мама живет в Канаде. Отца у меня нет. Он погиб в ДТП в 2001-м. Живем всемером. Дружно и весело.

– Правда, что вы не любите распространяться про личную жизнь?
– Нет. Мы недавно ходили на радиоэфир вместе с бойцом ММА Жоржем Сен-Пьером. Вот он совершенно точно не любит рассказывать о своей семье. Я в этом никаких проблем не вижу.

– А тренируете ли сыновей боксу?
– Я бы не хотел, чтобы дети шли по моим стопам. Если они пойдут туда, это значит, что мне придется остаться в боксе после завершения профессиональной карьеры. Любой другой вид спорта – пожалуйста. Если уж дети сами сделают выбор в пользу бокса, то скажу им: «Ладно, занимайтесь!»

– А к кому бы вы отправили детей тренироваться?
– Им еще рано об этом думать. Но, если забегать вперед, то многие ребята-боксеры говорят, что из меня выйдет хороший тренер. Однако я очень надеюсь, что я им в конечном итоге не стану. Это очень тяжелая работа. Я уже 25 лет в боксе. Да, я кайфую от него, но от мысли о том, что остаток жизни я проведу в боксе, мне становится не по себе.

То есть, я могу сам детей тренироваться. Могу кое-что подсказывать.

– Вы стали пятым россиянином, сумевшим объединить титулы. Какого нашего боксера считаете лучшим в истории?
– Когда я еще был в любителях, спросил у нашего тренера, олимпийского чемпиона Александра Лебзяка, кто круче: победитель Олимпиады или чемпион мира среди профессионалов? Он ответил, что, скорее всего, олимпийский чемпион. Вы знаете, что у нас много победителей Олимпиад, много и чемпионов-профессионалов. Наверное, я все-таки выделю Костю Цзю. Это индивидуум в хорошем смысле слова. На ринге показывал интересные вещи, достаточно умно вел бой.

Из боксеров «новой волны», думаю, обязательно покажет себя Гассиев. Мурат еще молодой. Думаю, что у них будет реванш с Усиком.