Находящийся в Москве с частным визитом экс-абсолютный чемпион мира по боксу в тяжелом весе Майк Тайсон дал интервью «Коммерсанту», самые интересные высказывания из которого приведены ниже.

– Что привело вас в Россию? Вы ведь во второй раз в Москве?

– Да, впервые побывал здесь, когда был совсем молодым, лет в 20. А сейчас... Сейчас я путешествую. Плавал на яхте по Средиземному морю. <…> Во время этого своего путешествия я познакомился с Яковом Грибовым, президентом компании «Nemiroff». Он оказался прекрасным человеком, пригласил меня в Москву. Какие впечатления? Очень красивый город. Но, если честно, слишком большой. А я уже предпочитаю не очень большие и шумные города.

– В Киеве вы встречались с чемпионом мира WBC Виталием Кличко. Какое он произвел на вас впечатление?

– Он проявил себя как великолепный хозяин, показывая мне Киев. Он вообще замечательная, уникальная личность – из тех, которых почти невозможно встретить в мире бокса. Это, поверьте, удивительно, когда один чемпион мира в тяжелом весе вот так тепло, как друга, принимает другого чемпиона... Я обратил внимание, как любят Виталия у него на родине и как он стремится уделять всем болельщикам внимание, несмотря на то что у чемпиона мира куча обязательств и всегда не хватает времени. <…>. К таким людям – образованным, интеллигентным – интерес не пропадает и когда они уходят из бокса.

– А что вы думаете о Виталии Кличко как боксере? Его стиль ведь, скажем так, нетипичен для Америки...

– По-моему, все эти разговоры о плохих и хороших стилях – ерунда. У каждого боксера свой стиль. Стиль Виталия, кто бы как к нему ни относился, очень эффективен. Он это доказал, став чемпионом мира. И неважно, проиграет он или выиграет свой следующий бой, он уже великий боксер.

– Следующий бой Виталия Кличко – это поединок в ноябре с Хасимом Рахманом. Вы могли бы дать прогноз на его исход?

– Это точно будет тяжелый для Виталия бой. Потому что Рахман – жестокий и неудобный боец. Все будет зависеть от того, как Виталий подготовится к матчу физически и психологически. Он должен быть идеально готов в обоих аспектах. Причем психология, возможно, даже важнее.

– Психологически кому проще – чемпиону или претенденту?

– Когда звучит гонг, на ринге не остается ни чемпиона, ни претендента. В качестве чемпиона человек выходит на ринг и покидает его. А в промежутке между этими двумя моментами есть два бойца, дерущиеся за титул.

– Сейчас в тяжелом весе четыре чемпиона мира – Кличко (WBC), Джон Руис (WBA), Крис Берд (IBF), Лэймон Брюстер (WBO). Кого бы вы называли самым достойным среди них?

– Трудно сказать... Наверное, все-таки Виталия. Да, он когда-то проиграл Берду. Но в то время ему не хватало опыта. Сейчас он гораздо более зрелый боец. И думаю, его класс позволил бы ему сегодня победить Берда. Кстати, помню, что Виталия раньше никто не воспринимал как претендента на титул всерьез. Все были уверены, что чемпионом станет его младший брат – кажется, его зовут Владимир? Но у Виталия оказалось самое главное – крепкий характер, крепкая психика. Лишь с их помощью можно преодолеть все препятствия на пути к титулу. <…>

– Когда мы увидим ваш следующий бой?

– (Улыбается.) Все, я уже не дерусь. С годами в моей жизни появились вещи, вкус к которым оказался сильнее, чем к боксу.

– Вы, наверное, часто смотрите записи своих боев?

– Ни разу не смотрел! Ни разу не испытывал желания их смотреть. Я такой человек, что не оглядываюсь назад в прошлое. Я с юности ставил перед собой одну цель за другой, толкал себя только вперед.

– И у вас нет какого-то одного боя, о котором вы вспоминаете чаще, чем о всех остальных?

– Есть. Против Бастера Дагласа.

– Но вы же ему проиграли?!

– Понимаете, выигрывая бои, вы, в сущности, ничего не узнаете о жизни. И людям в общем-то неинтересны вечно выигрывающие боксеры. Им интересны те, которые, проигрывая, находят в себе силы снова подняться. В этом и есть суть бокса. Бой в физическом смысле – это не главное. Главный бой – он эмоциональный, социальный, если хотите. И кумирами становятся те, кто выигрывает именно его.

– Вы знаете кого-нибудь из российских тяжеловесов – Николая Валуева, Олега Маскаева?

– Валуев? Нет, не знаю. Маскаев? Да, слышал о нем. У вас есть еще боксер... Ибрагимов! Даже два Ибрагимова – Султан и Тимур (на самом деле Тимур Ибрагимов представляет Узбекистан.–Ъ). Оба – мои друзья. Они, как и я, мусульмане.

– Вы видите кого-то среди молодых боксеров, кто мог бы со временем стать таким же великим чемпионом, как вы?

– Не люблю предсказывать будущее молодым. Бокс – это несправедливая вещь. Ты можешь побеждать, побеждать, а однажды пропустишь удар – и все, никогда не станешь чемпионом, хотя все недавно говорили, что ты обязательно им станешь.