Волчкова повинилась перед Кудрявцевыми, а те приняли Вику с распростертыми объятиями

Виктория Волчкова, одна из ведущих спортсменок российской сборной и самая привлекательная фигуристка в мире, призналась, что два месяца назад хотела навсегда уйти из большого спорта. Ведь она не смогла найти общий язык с предыдущей наставницей – Еленой Чайковской.
22 марта 2004 00:00
автор: Дарья Сребницкая

ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

Виктория Волчкова, одна из ведущих спортсменок российской сборной и самая привлекательная фигуристка в мире, призналась, что два месяца назад хотела навсегда уйти из большого спорта. Ведь она не смогла найти общий язык с предыдущей наставницей – Еленой Чайковской.

МНИМАЯ СИМУЛЯНТКА

Волчкова – рекордсменка по смене тренеров. Она четырежды завоевывала бронзовые медали на чемпионатах Европы под руководством Виктора Кудрявцева. После Олимпиады в Солт-Лейк-Сити ушла к Олегу Васильеву, через год – к Елене Чайковской. А в январе 2004 года, потерпев неудачу при отборе на февральский чемпионат Европы, вернулась в группу Кудрявцева с просьбой, чтобы ее опекала жена маэстро Марина.

– Все мои проблемы начались поздней осенью с травмы ноги, – рассказала Волчкова в эксклюзивном интервью корреспонденту «СС». – Потом я серьезно заболела гриппом. Врач национальной сборной Виктор Иванович Аниканов ежедневно приезжал ко мне домой, делал уколы, привозил продукты, ведь в Москве я совсем одна. Родители живут в Питере, мама только на три дня смогла вырваться в столицу.

Эта ситуация перевернула наши отношения с Чайковской. Она считала меня симулянткой, даже когда я от боли с трудом наступала на ногу. И, по сути, махнула на меня рукой. Только когда авторитетный врач Орлецкий подтвердил, что у меня травма, Елена Анатольевна поверила мне, но не до конца. От ее непонимания мне было обиднее всего.

– В начале сезона вы провалились на двух этапах «Гран-при». Тогда у вас не было претензий к тренеру?

– Нет, поскольку от неудач никто не застрахован, хотя, конечно, постановка новых программ закончилась поздновато – к сентябрьским контрольным стартам в Одинцове. И я не успела их вызубрить.

ПОБЕГ ИЗ ЧИКАГО

– Олег Васильев утверждает, что ему было сложно работать с вами из-за вашей лени. Все-таки в чем причины вашего ухода от него?

– Насчет лени – неправда! Я работы не боюсь! Просто психологическая атмосфера была такая, что я сбежала. Моим присутствием в группе были недовольны Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин, любимые ученики Олега, которые буквально выжили меня оттуда. Приревновали, видно, Васильева, уделявшего мне, как они полагали, слишком много времени, внимания. Я могла бы там остаться (тренировки проходили в Чикаго, США. – Прим. Д.С.), терпеть, но не хотела, потому что считаю себя спортсменкой определенного уровня, требующей уважения. Не скажу, что Васильев – плохой тренер. Напротив, у него хорошо налажен тренировочный процесс, но пока у него катаются Таня и Максим, он, по-моему, не готов к работе с другими спортсменами.

– Не стыдно было возвращаться к Кудрявцевым?

– Абсолютно не стыдно, так как мы расстались по-доброму. Мы с Виктором Николаевичем никогда не обливали друг друга грязью. Может быть, поэтому, когда я позвонила ему и повинилась: мол, была не права, он без раздумий принял меня обратно. Сейчас у меня два тренера, но в основном мною руководит Марина Григорьевна.

– У ваших наставников тренируются Елена Соколова и Юлия Солдатова. Вам не тесно на одном льду?

– Мы катаемся в разное время, лишь иногда сталкиваясь в раздевалке. Отношения у нас нормальные, и уж тем более девочки не подкладывают мне кнопки в ботинки, а я – им. А с Юлей мы дружим, к примеру, недавно вместе ходили на соревнования по синхронному плаванию в Москве.

– Как рассчитываете выступить в Дортмунде?

– Моя задача – реабилитировать себя, вернуть прежний имидж, потому что после такого неудачного сезона мечтать о медалях, наверное, было бы глупо. Я намерена доказать, что не зря ушла к Кудрявцевым, и прогресс уже налицо: с легкостью исполняю тройные прыжки, с которыми вроде бы уже распростилась.