«Изначальный вариант сценария напоминал фантастику». Интервью с главным консультантом фильма «Лед»
09 июня 21:00

«Изначальный вариант сценария напоминал фантастику». Интервью с главным консультантом фильма «Лед»

Почему российская спортивная драма «Лед» – хорошее кино, «Советскому спорту» рассказала главный консультант картины Елена Масленникова.

Фильм «Лед» будет показан 21 июля в 19.30 на телеканале современного отечественного кинематографа «Наше новое кино».

Елена Масленникова – тренер и постановщик программ ведущих российских фигуристов, а также хореограф популярных ледовых шоу.

Елена Станиславовна, как вы присоединились к проекту «Лёд»?
– Мне позвонила знакомая кастинг-директор и сказала, что нужен человек, который мог бы стать консультантом этого фильма. У меня большой опыт работы в проектах про фигурное катание: я занималась постановками сцен в сериале «Жаркий лед», в фильмах «Королева льда» с Татьяной Догилевой и «Две сестры», один из эпизодов сериала «Доктор Тырса» был посвящен фигурному катанию я там и снималась, и консультировала. Поэтому на меня и вышли как на универсального специалиста, который может объединить разные функции.

Вы принимали участие в кастинге на главные роли?
– Нет, но продюсеры и режиссер спрашивали меня, какие они фигуристы. Тут участвуй не участвуй, все-равно выберут того, кого считают нужным. И уже кого выбрали, с теми мы и будем изо всех сил работать.

Расскажите про свои функции на съемочной площадке «Льда»: в вашем ведении была исключительно постановка программ, или вы имели возможность влиять на сценарий?
Еще до съемок мы общались со сценаристами, продюсерами и режиссером: вместе читали сценарий, и я постаралась исправить неточности, связанные с фигурным катанием. Добавить спортивной терминологии, чтобы диалоги были похожи на то, что можно услышать на тренировках. Но на определенные сценарные ходы я не могла повлиять. «Лед» это не документальный фильм про фигурное катание. Это человеческая история про любовь, дружбу, выносливость и верность, которая разворачивается на фоне фигурного катания. Многие фигуристы спрашивали меня: «Почему ты не сказала, что так и так не бывает?». Но я уже тертый калач, принимала участие в съемках многих фильмов. И понимаю: если кино нравится зрителям, и они заплатили деньги, чтобы попасть в кинотеатры, если кино чему-то учит и люди в кинозале плачут и переживают, значит актеры подобраны правильно, значит история рассказана интересно и снята красиво. Значит всё оправдано. Для того, чтобы не отойти ни грамма от фигурного катания, нужно делать документальный фильм. Как только мы возьмемся за художественный проект, мы где-нибудь, но наврем. Иначе это будет нудно, скучно, слишком технологично и для узкого круга профессионалов.

Также я подбирала всех дублеров хороших фигуристов, которые были бы похожи на наших актеров. Потому что чем лучше подобран дублер, тем ближе его можно снимать, а не ограничиваться общими планами, на которых вообще ничего не разберешь. Помню, когда снимали на Байкале, был жуткий ветрище, а ребята раздевались до тонких соревновательных костюмов, разбегались и делали верхнюю поддержку. И так несколько дублей, хотя на растрескавшемся льду легко можно было разбиться. Дублеры настоящий подвиг совершили.

Из ведущих актеров — Аглая Тарасова, Александр Петров, Милош Бикович, — кто быстрее схватывал на тренировках?
– У хороших актеров, а они все прекрасные актеры, есть такая способность: когда дело доходит до кадра, они включаются на максимум. Научиться кататься с нуля очень сложно. И даже если научишься, пройдет еще не мало времени, прежде чем это станет хоть как-то похоже на профессиональное поведение на льду. Потому что, когда человек, у которого мало накатанных часов, выходит на лед, его неуверенность видна даже по верхней часть корпуса: по тому, как он чуть-чуть напряг плечи, чуть-чуть дернулся. Актеры люди очень занятые, и возможности долго тренироваться у них нет. Вся ледовая подготовка к фильму шла урывками. Та же Аглая очень старалась, делала все, что могла. С ней много трудилась Катя Гербольдт, они подружились. У меня даже есть фотография, где они рядом в одинаковых костюмах.

Фотографии из личного архива Елены Масленниковой: по бокам – Аглая Тарасова и ее дублерша Катарина Гербольдт, в центре – они же вместе с Милошем Биковичем и Еленой Масленниковой

Аглае Тарасовой на момент съемок было 23 года. Это подходящий возраст для взрослого парного катания?
– Вы, наверное, ориентируетесь на то, что видите в одиночном катании. В парном немножко по-другому: туда приходят позже и карьера у парников более длинная. Но сначала абсолютно все начинают как одиночники: учатся прыгать, вращаться, получают запас базовых навыков. Если человек хорошо прыгает, он может остаться в одиночном. Если девочка маленького роста и подвижная, ее можно взять в пару, если она более высокая, танцевальная в танцы на льду. Мальчики в одиночном катании просто не могут быть высокого роста, в таком случае им тяжело прыгать сложные многооборотные прыжки. Высокий рост ценится в парном катании, где нужно делать поддержки. Высокий, сильный партнер в паре — это всегда хорошо. То есть существует внутренний профессиональный отбор в разные виды фигурного катания. Поэтому во взрослом парном катании Наде (Лапшиной, героине Аглаи Тарасовой прим.) могло быть 23 года. Тем более, в фильме не уточняется, сколько ей лет.

Про терминологию: главный спортивный турнир в фильме называется «Кубок льда» вам не кажется, что это немного карикатурное название?
– Когда мы начинали работу, в сценарии значилась Олимпиада в Сочи-2014. Основной целью пары Нади и Владимира (Леонова, персонажа Милоша Биковича — прим.) было участие в домашней Олимпиаде. Если приглядеться, финальные соревнования сняты в ледовом дворце спорта «Айсберг». Это олимпийский объект. Но, когда уже приступили к съемкам, решили поменять название турнира. Не знаю, почему. Наверное, потому что это реальное соревнование, которое происходило в реальном году и в реальном месте, а мы свою выдуманную историю пытались на это наложить. «Кубок льда» это чисто формальное название, чтобы не называть цель спортсменов Олимпиадой. Когда впервые его услышала, тоже удивилась и улыбнулась.

Катарина Гербольдт снималась в фильме в качестве дублера…
– Все элементы парного катания, которые зрители канала «Наше новое кино» увидят в фильме, исполнили Катя Гербольдт и Миша Акулов.

Вас в фильме можно увидеть?
– На съемках финальной песни я сидела на трибуне рядом с Ксенией Раппопорт (исполнила роль мамы Нади Лапшиной прим.), но постороннему зрителю будет трудно меня разглядеть. В других картинах мне всегда доставалась какая-нибудь роль, но в этот раз всё было очень серьезно, нужно было заниматься только своим дело.

Кстати, по поводу финальной сцены: мы с продюсерами и режиссером тоже проговаривали, что такой ситуации, когда на лед выходит другой партнер в одежде первого, не может быть просто потому что её не может быть. Соревнования имеют жесткий регламент. Во-первых, пары выходят вместе. Если партнерша вышла, а партнера нет в течение минуты, пара без разговоров снимается с соревнований. Во-вторых, на Олимпиаде столько кордонов, что мышь не проскочит. Участники с ног до головы обвешаны бейджиками. Поэтому пришлось придумывать, как на лед прорвался персонаж Петрова. В изначальном варианте была просто фантастика: пришел, надел костюм, вышел на лед и откатал номер. Но в этом и заключалась задумка режиссера чтобы в конце была сказка. Для истории нужен был такой катарсис в конце, когда все начинают петь. Да, это фантастика, но если мы принимаем ее, то мы принимаем и «Кубок льда», и другие несоответствия реальности.

Кадр из фильма «Лед»

А травма Нади…
– Для того, чтобы придумать, как это происходило, я консультировалась с врачом. Он объяснил, как так может быть: что после серьезного падения Надя встала, даже помогла своему упавшему партнеру, а потом вдруг ей стало плохо и она упала в обморок. Это как раз бывает: сначала в шоковом состоянии человек ведет себя нормально, будто ничего не случилось, а потом под черепной коробкой развивается гематома, пережимаются нервные окончания, и человек теряет сознание.

Читал, что в фигурном катании постановка программ начинается с музыки.
– Конечно.

Как было в фильме? Финальная песня у вас была сразу?
– Для каждого номера мы с парой дублеров делали общий мастер, то есть ставили номер от начала до конца. Обязательно делали моменты, где пара останавливается, и совершает какие-то движения стоя на месте, чтобы можно было на монтаже «приклеить» настоящих актеров. Затем режиссер выбирал элементы, которые его интересуют, чтобы их повторили актеры. И потом мы с актерами разучивали те небольшие движения, которые они могли выполнить самостоятельно, стоя на коньках. Клеилось это так: дублеры подъезжали на скорости к камере, тормозили к ней спиной, а когда поворачивались, там уже стояли актеры, делали движения на месте, а продолжали ехать уже опять дублеры. На монтаже у режиссера-постановщика и режиссера монтажа был общий мастер, и они подбирали музыку под движения дублеров.

Одновременно с «Льдом» в Голливуде вышел байопик про Тоню Хардинг. На ваш взгляд, биография какого отечественного фигуриста или фигуристки достойна экранизации?
– Мне кажется, можно долго перечислять. У нас великая школа фигурного катания. У каждой личности безумно сложная, красивая, трудная, драматичная биография. Кроме маленьких девочек, у которых еще короткая жизнь в спорте. А Станислав Жук, Татьяна Тарасова, Ирина Роднина, Алексей Ягудин и Евгений Плющенко там море всего можно рассказать. Но кто возьмется? Нужно, чтобы сам человек, про которого снимают кино, участвовал написании в сценарии. Я знаю, что к Родниной обращались с этой идеей, но она никого не подпускает к своей истории. Про Людмилу Похомову (олимпийская чемпионка Инсбрука-1976 в танцах на льду, шестикратная чемпионка мира — прим.) даже был написан сценарий сериала, но что-то не получилось. Надо понимать, что как только вступает художественность, отступает правда жизни. Что-то приукрашивается или наоборот драматизируется, сокращается, персонажи и события опускаются. Надо, чтобы человек осознанно на это пошел. Если не готов, нужно снимать документальный фильм.

Слева – кадр из фильма «Лед», справа – фотография съемок этой сцены из личного архива Елены Масленниковой

Планируются ли съемки третьей части «Льда»?
– Не знаю. Съемки фигурного катания — это очень дорогостоящий процесс в связи с тем, что надо арендовать Дворец спорта. Как правило работать приходится ночью из-за того, что объект набит другими арендаторами. И погода как назло подводит. Я уже сказала про Байкал, а еще в первом фильме есть сцена, когда маленькая Надя на дворовом катке разучивает прыжок, а Шаталина (героиня Марии Ароновой – прим.) видит ее в окно и что-то ей кричит. Это снималось уже весной, никакого снега и льда не было. Поэтому для съемок положили пластиковый лед, присыпали искусственными снегом. И девочке-фигуристке, которая дублировала главную героиню, совершенно неправильно заточили коньки под этот пластмассовый лед. У нее разъезжаются ноги, она плачет, а ей надо кататься и прыгать. Она падала раз 25 на эту пластмассу. Но потом освоилась. Считаю, что эти дети просто подвиг совершили – и актриса, и фигуристка-дублерша.

На Кинопоиске зрительский рейтинг у фильма 6.7, а вы сами какую бы оценку поставили?
– Помните, сколько народу было в кинотеатрах? Прокат продлевали! Люди шли и шли. Мне кажется, такая оценка связана с тем, что разный контингент ходит в кино и смотрит фильмы в интернете. Как за художественное произведение я бы поставила восьмерку.

Я еще хочу сказать, что очень благодарна создателям фильма за то, что они дали мне возможность поучаствовать в интереснейшем деле. В целом кино получилось. Получилось настолько, что захотелось его продолжить.

Смотрите фильм «Лед» 21 июля в 19.30 на телеканале «Наше новое кино» (спрашивайте у операторов кабельного и спутникового вещания в своем городе).

источник: