ТОСКА ПО РОССИИ

Первое впечатление от Сычева – он практически не изменился. Не скажешь, что стал увереннее или, наоборот, скованнее в общении с журналистами. Характер отношений с партнерами тоже остался прежним: по-детски беззаботным. Человек несведущий вряд ли мог бы догадаться, что в жизни Сычева совсем недавно было пять кошмарных месяцев отлучения от футбола.

В СБОРНУЮ ЕХАЛ, КАК В РОДНОЙ ДОМ

— Ждал ли я вызова в сборную? – начал разговор Дмитрий. – Конечно, надеялся и ждал. Как и любой другой футболист, который до этого хотя бы раз испытал кайф, оказавшись в национальной команде.

— Обрадовались, когда узнали о приглашении?

— Я был счастлив.

— Еще совсем недавно жизнь вам приносила только отрицательные эмоции.

 — Я трезво оценивал ситуацию, в которой оказался после ухода из «Спартака». Игровой практики у меня не было, да и с клубом ясность долгое время не наступала. Так что позицию тренеров сборной прекрасно понимал. А сейчас уже все зависит от меня самого. Если буду хорошо играть, значит, в сборной про меня не должны забыть.

— Все кошмары, связанные с вашим трудоустройством, остались позади. Или вы еще плохо спите?

— Стараюсь забыть весь ужас последних месяцев. И, кажется, получается. Сейчас хочу только одного – играть в футбол. Живу сегодняшним днем. Мне все нравится. И вроде бы все получается.

— Не опасались негативного отношения со стороны других игроков сборной? Ведь имидж Сычева — неоднозначный.

— В этой связи ничего не боялся. Футбольные люди прекрасно понимают что к чему. Поэтому в сборную ехал, как в свой родной дом. Очень хотелось пообщаться с партнерами по команде, поговорить на родном языке.

ВО ФРАНЦИИ В МЕНЯ ТЫЧУТ ПАЛЬЦЕМ

— Франция стала для вас домом? Или пока чувствуете себя за границей чужаком?

— Постепенно привыкаю к новой жизни. Особых сложностей нет. Хотя поначалу было непривычно.

— Как обжились?

— Мне предоставили собственный дом. Не в самом Марселе, а в его пригороде. До города ехать около 20 минут.

— Марсель понравился?

— Красивый портовый город. Только я там практически не бываю.

— Почему?

— Невозможно выйти на улицу. Со всех сторон налетают люди. Даже не знаешь, куда спрятаться.

— Вам это неприятно?

— Неприятно – не совсем то слово. Непривычно.

— В Москве вы тоже были очень популярным футболистом.

— Но все равно, там такого внимания ко мне, как в Марселе, и близко не было. Представьте, захожу я во Франции в магазин, и все сразу начинают показывать на меня пальцем. И не спрячешься!

— Где же вы тогда продукты покупаете?

— Это я делаю не в Марселе, а в своем, можно сказать, поселке. Там намного спокойнее. А в Марселе, к слову, есть кварталы, куда вообще заходить особо не хочется. Город-то многонациональный.

ПЕРВЫЕ УРОКИ ФРАНЦУЗСКОГО БЫЛИ ТЯЖЕЛОВАТЫ

— Как ваш французский?

— Постепенно двигаюсь в нужном направлении. Работаю с учителем. Занимаемся в день по два часа.

— Усидчивости хватает?

— Сначала, когда совсем не знал языка, было очень непросто. Целый поток новых слов обрушился. Сейчас, когда азами уже овладел, все гораздо легче.

— Учили в первую очередь спортивную терминологию или фразы, которые могут пригодиться в повседневной жизни?

— Одновременно и то и другое. Но футбольные словечки все же как-то быстрее усваиваются.

— Значит, с партнерами по команде можете поговорить?

— Парой фраз переброситься – не проблема.

— Как футболисты «Марселя» приняли вас в своей команде?

— Никаких сложностей не испытываю. Ребята комфортные.

— С кем-то успели подружиться?

— Со всеми игроками пока поддерживаю ровные отношения. Дружить по-настоящему можно, только когда понимаешь друг друга. Поэтому сначала освою французский, потом, надеюсь, и друзья появятся.

«КАЛИНКА» СТАЛА ДЛЯ МЕНЯ СЮРПРИЗОМ

— Вы очень быстро заявили о себе в «Марселе». Вас самого это не удивило?

— Надеялся на свое голевое чутье. Усердно работал на тренировках. Пока все получается.

— Значит, перемена места жительства и работы на вас не сказалась?

— Я готов быть футболистом хоть на Луне. Потому что, играя в футбол, испытываю огромное удовольствие.

— Мне кажется, так же легко вы смогли бы заиграть в любом другом европейском клубе.

— Тут не угадаешь. Так случилось, что в «Марселе» достаточно быстро адаптировался. Но это не значит, что в другом клубе мой дебют оказался бы столь же гладким. Сейчас я влюблен в «Марсель» и готов ради него на любые жертвы.

— Когда вы в первый раз вышли на поле в футболке «Марселя», болельщики на трибунах запели русскую «Калинку»…

— Очень приятно было услышать русскую народную песню. Мурашки по коже: такого сюрприза я не ожидал. В этом плане французские болельщики меня очень удивили. Я, в свою очередь, поблагодарил их аплодисментами.

ГАЗЕТ НЕ ЧИТАЛ, В ИНТЕРНЕТ НЕ ЗАЛЕЗАЛ

— Скандал вокруг вашего имени имеет и положительный момент – он сделал вас чрезвычайно популярным.

— Не мне судить. Когда разворачивалась вся эта история, я постарался отключиться от внешнего мира. Газет, к примеру, совсем не читал.

— И в Интернет не залезали? У вас ведь даже персональные сайты есть.

— Не был на них.

— Почему? Не хотели получать негативные эмоции?

— Просто мне было неинтересно.

— Про вас за минувший год в России написали столько, сколько не писали ни про одного футболиста.

— И зачастую, как понимаю, правдой там совсем не пахло. Даже доли ее не было. А люди все это читают и строят на этом свои выводы.

НА ОТДЫХЕ — «ПАРК ЮРСКОГО ПЕРИОДА»

— Как сейчас проводите свободное время во Франции?

— В основном дома сижу. Смотрю видик. В компьютер играю.

— В футбольные игры?

— Нет. Чаще всего в «стрелялки». Еще в стратегические игры.

— А фильмы какие смотрите? Русские?

— Нет, русских кассет я с собой в Марсель не взял. Покупаю в магазинах фильмы на французском. Недавно посмотрел «Парк Юрского периода». Заодно и язык таким образом подучиваю.

— Когда смотрите фильмы, французскую речь понимаете?

— Очень многое уже понимаю. Продвижение в изучении языка есть (улыбается).

— А российские телеканалы у вас принимаются?

— Только один – «Россия».

— Часто смотрите?

— Да. Надо же быть в курсе новостей из России.

— С родителями ежедневно созваниваетесь?

— Практически каждый день. Звоню им вечером, рассказываю, как у меня дела, что новенького. Отец был у меня дома около месяца назад. Ему здесь очень понравилось.

— С таким чувством, как ностальгия, вам сталкиваться еще не приходилось?

— Конечно, приходилось. Бывают моменты, когда я начинаю тосковать по России. Без этого никуда не деться. Все же я русский и там моя родина.

— А со спартаковцами в последнее время общались?

— Да, я поддерживаю отношения со своими сверстниками: Данишевским, Шешуковым, Кудряшовым. Дима сейчас в «Крылья» перешел. Надеюсь, на новом месте у него все получится. Ребята тоже за меня переживали. Все они рады, что полоса неопределенности наконец-то закончилась. Ну и я, разумеется, тоже.

КСТАТИ

По словам Сычева, руководство «Марселя» отпустило его только на одну игру сборной. «Я разгова- ривал с ними, просил, чтобы дали возможность провести сбор целиком, но в клубе мне на уступки не пошли, — сказал Дмитрий. – У нас 14 февраля запланирована контрольная игра, и на меня в ней рассчитывают. Что ж, ничего не поделаешь».