ПЕРСОНА

В 2000 году вратарь новороссийского «Черноморца» Максим Левицкий покинул гостеприимный портовый город, чтобы попытать футбольного счастья во Франции. Но вот прошло время, и Максим транзитом через Сент-Этьен и «Спартак» вернулся обратно.

КАК СНЕГ НА ГОЛОВУ

— О том, что я игрок «Черноморца», узнал 11 февраля в 23.00, — говорит Максим Левицкий. — И сообщил мне об этом президент не «Спартака», а «Черноморца». Он сказал, что все трансферные документы находятся у него на столе и осталось решить вопрос с личным контрактом. Тогда я понял, что не нужен красно-белым. Все переживают по этому поводу, но жизнь продолжается.

— То есть для вас это не стало трагедией?

— Я еду играть в футбол и потому абсолютно спокоен. Что переживать? Я же не на другую планету лечу. Признаюсь, с этим уже смирился и мысленно нахожусь в Новороссийске. Олегу Ивановичу я сказал, что часть моей души останется в этой команде. И с руководством клуба мы расстались по-хорошему. Я вообще стараюсь со всеми людьми сохранять человеческие отношения.

— Насколько этот переход стал неожиданным лично для вас?

— Не то чтобы как снег на голову, но все-таки надеялся, что буду играть за «Спартак». Меня же просто поставили перед фактом. Видимо, руководство сочло, что команду не устраивает уровень моего мастерства или же не подходит моя игра. Ничего страшного в этом нет, каждый день во всем мире кто-то куда-то переходит. В «Черноморце» меня ждут, это самое главное.

— Наверное, больше всех ваш друг по «Спартаку» Чуйссе?

— У меня в Новороссийске много знакомых, но он — в первую очередь. Вот буквально час назад звонил, я у него спросил: «Ты мне комнату нашел на базе?», — он говорит: «Уже все определено, все готово». Правда, есть небольшие семейные проблемы. Я ведь не рассчитывал никуда уходить, и семья пока будет жить в Москве, а мне придется сюда летать. Когда сын закончит первый класс, тогда приму решение, может, и переберемся в Новороссийск.

— Вообще у вас много друзей?

— Много, но все они живут в Симферополе. Самые лучшие мои друзья остались со времен детства. Во взрослой жизни меня довольно часто использовали. И при новых знакомствах у меня возникает некий барьер. Я несколько раз обжигался, и у меня появился небольшой комплекс, что люди хотят меня использовать в своих целях. Старый друг лучше новых двух. Те люди дружили со мной, когда я был никем, и на наши отношения ничто не повлияло. Мы все остались прежними, ну разве что я стал чуть более знаменит.

— Вы легко приспосабливаетесь к новым жизненным условиям?

— Да, я стараюсь не обращать внимания на жизненные обстоятельства. Видимо, так на роду у меня написано, попадать в диаметрально противоположные ситуации. Я космополит, наверное.

В ИНСТИТУТЕ ПОЛУЧИЛ ОБРАЗОВАНИЕ И ЖЕНУ

— В Интернете в ваших личных данных, в графе «Семейное положение» написано: «Холост».

— Приятно слышать такие вещи спустя 8 лет со дня официального оформления взаимоотношений с супругой. Для справки: мою жену зовут Наташа, а история нашего знакомства очень банальна. Я учился в институте под хитрым названием «Крымский институт природоохранного и курортного строительства» на инженера-технолога. С будущей женой мы учились в одной группе.

— Обычно профессиональные спортсмены учатся в институтах физкультуры…

— Я в 16 лет окончил школу, до армии два года, и я стоял перед выбором: либо институт физкультуры, либо любой другой, в котором на весь срок обучения я был бы невостребован армией. Я неплохо учился в школе, поэтому выбрал тот институт. Мне было очень интересно, я люблю чертить, считать. В общем, получил хорошее образование. И жену.

— Чем занимается Наташа?

— Моим воспитанием, воспитанием нашего сына и обустройством недавно купленной квартиры. Вот-вот должны получить документы. Жуткая головная боль с ремонтом. Это еще одно препятствие, из-за которого моя семья остается в Москве. Да и потом, с нашими украинскими паспортами, хоть мы и русские по национальности, проблемы возникают.

ПАСПОРТНЫЕ ИСТОРИИ

— Что-то у вас часто возникают проблемы с паспортами…

— Я теперь живу по закону (Максим Левицкий во время пребывания во Франции был оштрафован за подделку документов — по второму паспорту он являлся гражданином Греции. — Прим. Е.С.). Я доверился другим людям, и меня подставили. Приходится теперь быть внимательным. И после этой истории я стал очень щепетилен.

— Чем же все разрешилось?

— Состоялся суд, выписали штраф на сумму 20 090 евро. Самое интересное, что бумага, которую я получил, не имела реквизитов, куда я должен перевести деньги. Мои адвокаты подали на апелляцию, возможно, меня освободят от уплаты. Я хочу слетать на пару дней во Францию, все лично проверить и утрясти этот вопрос.

— Во Франции вы успели посидеть в тюрьме. Какие впечатления остались?

— Неприятные. Я провел 8 часов в КПЗ. Ничего особенного — четыре стены, железная дверь, напротив которой три доски. Мне дали четыре одеяла типа наших армейских, я поспал, и меня, собственно, отпустили.

— А здесь никогда не попадали в такие ситуации?

— Слава богу, не с чем сравнить. Очень надеюсь, что в такую историю я больше никогда не попаду. Хотя, как говорят, от тюрьмы и от сумы не зарекайся.

ДОСЛОВНО

Я достаточно скептически отношусь к себе. Думаю, что мне в чем-то больше повезло. То, что Бог дал мне большой талант, это я сам вижу, но мое мастерство требует определенной шлифовки. К звездам причислять себя не стану. Шанс у меня был — я его не использовал. Я уверен в том, что судьба предоставит мне еще один шанс проявить себя.

Максим ЛЕВИЦКИЙ,
вратарь «Черноморца» (Новороссийск)