ФУТБОЛ

Спартаковская селекция в нынешнее межсезонье вызывает живой интерес у болельщиков и специалистов. Тем более что красно-белые вновь намерены бороться за чемпионский титул. Президент «Спартака» Андрей Червиченко за три недели до старта чемпионата сказал, что в команде осталось укрепить только две позиции.

МЫ ПРЕДЛАГАЛИ БЕСЧАСТНЫХ В ДВА РАЗА БОЛЬШЕ

— Считаю, что нынешний состав «Спартака» гораздо сильнее, чем прошлогодний, — начал разговор Червиченко. — Команда практически полностью укомплектована, за исключением двух позиций: вратаря и нападающего. С голкипером мы должны определиться в течение ближайших двух дней. Скорее всего, приобретем двух вратарей. А выбирать будем из трех человек — латвийца Колинько из английского «Кристал Пэлас», марокканца Баги и одного голкипера из клуба российской премьер-лиги. Рассчитывали еще на одного вратаря — из турецкого «Трабзонспора». Но до сих пор мы не получили внятного ответа от руководства его клуба о трансферной стоимости голкипера. Этот вопрос мог быть решен еще две недели назад. Но позиция «Трабзонспора» очень неконструктивна. Они спрашивают: «Сколько можете дать?» Мы называем цифру. Они говорят: мало. Мы в ответ: назовите свои условия. А они снова свое: «Скажите, сколько вы еще можете дать?» Разве это разговор?

После того как определимся с голкипером, незакрытой у нас останется одна позиция — нападающего. Но я уверен, что до конца заявочной кампании мы этот вопрос решим.

— Почему команда рассталась с Левицким?

— Если мы такое решение приняли, значит, у нас на то имелись свои основания. Мы Левицкому очень благодарны за то, что он играл у нас все это время. Но сейчас мы пришли к выводу, что надо с Максимом расставаться.

— А не жалеете сейчас, что отпустили Бесчастных?

— Абсолютно нет. И потом я никак не пойму, почему все говорят, что мы решили расстаться с Бесчастных. Разве мы подписывали контракт с «Фенербахче»? Володя просто пришел и поставил нас перед фактом.

— Прошла информация, что вы предложили ему довольно низкие условия личного контракта.

— Вымысел. Мы хотели предложить ему условия, которые были в два раза лучше, чем он имел. А Бесчастных захотел в три раза больше. Мы оказались не готовы на это пойти. Володя сказал, что подумает, а потом приехал с подписанным контрактом с «Фенербахче». А то, что он соглашался играть даже за минимальную сумму, это неправда. Я не знаю ни одного футболиста в «Спартаке», которому мы бы занизили зарплату.

НАМ НУЖЕН ВРАТАРЬ НОМЕР ОДИН

— Почему обратили свои взоры на румынский рынок?

— Оговорюсь: пока мы еще никого из румын не купили. Тех двух человек, которые приезжали к нам на просмотр, мы отправили домой. Еще одного, про приезд которого сообщалось, Тамаша, у нас точно не будет. Спортивный директор «Спартака» Александр Шикунов просто слетал на Кипр, посмотрел в деле румынских игроков, пообщался с руководителями клубов. Некоторые ребята нам понравились.

— Скажите: существует ли конкретная сумма, больше которой вы не готовы отдать за игрока?

— Все зависит от того, какого футболиста нам предлагают.

— Возьмем, к примеру, Ярошика. Ограничение все же было.

— Да, мы взяли бы чеха только за ту цену, которую могли бы за него предложить. Уверенности в необходимости приобретения Ярошика за столь большие деньги у нас не было. А вот ситуация с румыном Панку из «Бешикташа» оказалась иной. Там мы могли бы двигаться и двигаться вперед. Но турки только что подписали с ним соглашение на четыре года, так что вариантов у нас нет. Мы, собственно, и стали обращать внимание на румын, потому что нас крайне заинтересовал этот футболист. Он очень разноплановый, может играть в нападении, под нападающими, слева. Чем-то похож на Титова.

— А вообще имеется ли спрос на игроков «Спартака» в Европе?

— Ну, Сычева же мы продали!

— А кроме Сычева?

— Не забывайте, что европейский рынок сейчас перенасыщен. После известных пертурбаций сейчас на нем есть около трехсот-четырехсот свободных агентов. А российские игроки не члены стран ЕС и, следовательно, входят в особую категорию. Их не очень выгодно приобретать. Из России покупают только футболистов самого высокого качества.

СМИРНОВ ВЫЙДЕТ НА ПОЛЕ. И ТОЧКА

— А каким вы видите продолжение сценария по делу Смирнова?

— Здесь немного неправильно расставлены акценты. Суд ведь не оспаривает ситуацию, что Смирнов — игрок «Спартака». Весь вопрос в сумме компенсации за игрока. А вообще я не думаю, что суды общей юрисдикции могут заниматься вопросами о размере компенсации, выплачиваемой одним футбольным клубом другому. Это внутренние проблемы. КДК собирался дважды, и оба раза решение принималось в нашу пользу.

— Сейчас, пока судебное дело не приостановлено, имеет ли право Смирнов играть за «Спартак»?

— Он будет в заявке. И выйдет на поле. В футбольной инстанции два раза сказали, что Смирнов — игрок «Спартака». Тогда какие еще здесь могут быть вопросы?

— Скажите, официально ли поставлена задача команды на сезон или она всегда негласная?

— У нас всегда одна и та же предельно конкретная задача — чемпионство. А в этом году еще и выигрыш Кубка.

— Какой бюджет у «Спартака» на этот сезон?

— Если не брать затраты на игроков — около 12—15 миллионов долларов. С трансферами еще примерно плюс пять миллионов. У нас много вопросов, требующих решения: и школа, и строительство, в частности, манежа.

— А что со стадионом? Прошла информация, что земля наконец-то выделена.

— Здесь вновь возникли проблемы. Так что сейчас нет никакой ясности. На эту территорию уже объявились претенденты. Некий колхоз, на которого в 70-е годы выписали эту землю. Мы могли бы купить и реконструировать какой-нибудь московский стадиончик. Но все они не выдерживают городских требований — 300 метров от ближайшего жилья.

— И что вы намерены предпринимать?

— Будем искать выход. Каждый месяц мы общаемся на эту тему с вице-мэром Шанцевым.

— Но в этом году строительство точно не начнется?

— Абсолютно точно — нет.