ГОСТЬ РЕДАКЦИИ

Удивительно, но еще два года назад юный Марат Измайлов заставлял футбольную общественность страны задаваться вопросом, сможет ли он закрепиться в составе своего клуба. А вскоре он уже буквально разрывался между «Локомотивом», молодежной сборной и национальной командой России – везде был нарасхват. И ничего, хватало и сил, и недетской рассудительности, чтобы правильно распределить их. Но вскоре после чемпионата мира в Японии карьера российского вундеркинда номер один прервалась – Марата одолела череда травм. И первый тренировочный сбор «Локомотива» в новом году Измайлов пропустил – в январе еще продолжался его курс лечения в Германии. Правда, в первом же матче «Локомотива» в нынешнем сезоне, который железнодорожники провели с «Миланом», Измайлов провел на поле второй тайм, получив изрядную порцию критики от главного тренера Юрия Семина. Такой поворот в его биографии оказался неожиданным для большинства футбольных болельщиков и специалистов. Однако двое людей, сыгравших в жизни Измайлова заметную, если не определяющую роль, – его отец и школьный тренер наверняка способны взвесить степень закономерности происшедшего с юным футболистом и предсказать его перспективы. Сегодня они вместе с самим Маратом делятся своими суждениями с читателями «Советского спорта».

НАЧАЛ ХОДИТЬ С МЯЧОМ В НОГАХ

— Марат своим поведением и на поле, и в обыденной жизни производит впечатление более взрослого человека, чем он есть на самом деле. Согласны? – этот вопрос я задал отцу юного футболиста – Наилю Рашидовичу Измайлову.

— Да, разумеется. И этому есть простое объяснение. Я с раннего возраста приучал сына принимать самостоятельные решения. А именно способность делать это и характеризует взрослого мужчину. И я всегда говорил Марату, чтобы он ни под кого не подстраивался – ни на футбольном поле, ни просто на улице. Когда же он попал в дубль «Локомотива», я убедился, что мои наставления не пропали даром. Марат тогда много рассказывал нам с женой, как интересно ему тренироваться рядом с известными игроками. А вместе с дублерами железнодорожников тогда занимался, к примеру, Илья Цымбаларь... Но слепого поклонения я в поведении сына не замечал. Наоборот, он постоянно повторял, что хочет достичь как минимум таких же высот, что и именитые партнеры.

— А как начинался для Марата футбольный путь?

— Он подружился с мячом очень рано – мы стали играть с ним, едва сын научился ходить. Он тогда еще даже не знал, что в футболе существуют ворота, но техника обводки у него уже закладывалась. Ведь очень важно, чтобы азы игры мальчишка освоил как можно раньше.

— Очевидно, вы и сами весьма неравнодушны к футболу?

— Да, я занимался им в школьные годы в детском клубе «Рубин». Но поскольку всерьез начал тренироваться довольно поздно – лет в 10—11, в конце концов понял, что больших высот в любимом виде спорта не достигну. Поэтому мне очень хочется, чтобы у сына все мечты сбылись. И когда он немного подрос, я отвез его в ФШМ. Среди шестилетних мальчишек тренеры школы тогда только Марата и отобрали. Кстати, позднее я хотел перевести его в «Спартак» – в Сокольники нам ездить поближе было. Но сын к тому времени успел втянуться в тренировки в ФШМ. К тому же ему очень повезло с тренером – Николай Растегаев много ему внимания уделял, при этом не зажимая его в жестких рамках, позволял импровизировать во время занятий. А для мальчишки, который грезит футболом, именно такое отношение тренера и нужно.

ИЗМАЙЛОВА ЖДЕТ ИТАЛИЯ?

— Я начал работать с Маратом, когда ему было восемь лет, — вспоминает тренер ФШМ Николай Антонович Растегаев. – Мне нравилось, как занимается этот мальчишка. Он рос быстрым, техничным. Все усваивал буквально на лету – мысль у него быстро работала. А ведь футбол в этом плане – самый сложный из игровых видов спорта. В нем же необходимо, чтобы голова четко управляла ногами, а нервный импульс до них идет гораздо дольше, чем, к примеру, до рук.

— Марат ведь фанатично предан футболу. В его школьные годы вам не приходилось сдерживать сына?

— Приходилось. Но делать это было непросто. Я знал, что Марат, кроме тренировок, еще и по воскресеньям до изнеможения гоняет мяч со сверстниками. Говорил ему, что и отдыхать тоже нужно. Но как его было отлучить от любимой игры?! Только лет в пятнадцать-шестнадцать Марат начал понимать, что футболист должен уметь и самостоятельно восстанавливаться, выходные дни для этого и существуют.

— Из-за невысокого роста Марата вы никогда не сомневались в его перспективах?

— Ну так ведь футбол – не баскетбол. Лично меня рост моих воспитанников никогда не беспокоил. Хотя бывало, что тренеры команд мастеров невысоких ребят все-таки забраковывали. Но я считаю, что если парень достаточно одарен, если у него светлая голова, то ему всегда можно найти место на поле.

— Выпуск ребят 82-го года рождения вы только благодаря Марату вспоминаете?

— Нет, конечно. Все мальчишки в группе замечательные были. Не зря ведь сильнейшими в России стали. И я тот выпуск до сих пор вспоминаю с ностальгией.

— Как вы восприняли уход Марата в «Локомотив»?

— Спокойно. Ему в «Локомотиве» предоставили по контракту хорошие условия, а главное – возможность играть. И он ведь не случайно с блеском раскрылся в команде Юрия Семина. Для молодых талантливых ребят всегда важно не застояться при переходе во взрослый футбол. Кстати, из сверстников Марата сразу восемь парней проходили просмотр в дубле «Торпедо» (ФШМ входит в структуру этого клуба. – Прим.ред.). Но в итоге в «Торпедо» остались только Карэн Оганян и Максим Фокин. Да и то они по большей части в запасе сидят.

— После того как Измайлов подписал контракт с «Локомотивом», у вас не возникали проблемы на работе?

— Нет. В конце концов, его будущее ведь не от меня зависело. Хотя мне рассказывали любопытный эпизод, будто бы однажды репортеры спросили президента АО «Лужники» Владимира Алешина, не выгнали ли тренера Измайлова из спортшколы после подписания Маратом контракта с «Локомотивом». А он якобы ответил, что тот тренер сам из ФШМ уволился. Так вот, я из школы не увольнялся и делать этого не собираюсь. А постараюсь все же подготовить для «Торпедо» хороших ребят. Хотя, разумеется, такие, как Марат, редко появляются.

— А вы реально представляете себе «потолок» Марата в футболе?

— Ну, о его «потолке» сейчас сложно говорить. Для меня очевидно одно: Марат еще в состоянии добиться значительного прогресса. Думаю, несмотря на прошлогодние проблемы со здоровьем, он сможет сыграть в сильном национальном чемпионате. Например, в итальянском.

— Сейчас многие специалисты и болельщики обсуждают здоровье Марата. В детстве у него часто случались травмы?

— Нет, Марат им не был подвержен. Нагрузки он испытывал очень серьезные, но справлялся с ними без «побочных эффектов». Его, к примеру, никогда не мучила «болезнь Шляттера», распространенная среди футболистов в подростковом возрасте, когда воспаляется хрящевая ткань коленных суставов.

ПЛАВАНИЕ И КАРАТЭ – ФУТБОЛУ НЕ ПОМЕХА

— Откровенно говоря, лидерство Марата среди ребят своей группы одно время у меня даже опасения вызывало, — признался Наиль Измайлов. – Ведь часто так бывает, что, рано раскрывшись, парень затем перестает расти. Но, к счастью, сын и не думал останавливаться на достигнутом.

— К вашим советам он прислушивался?

— Да, конечно. Тем более что у меня ведь есть свой поучительный опыт в спорте. И не только в футболе. Я ведь позднее еще и тяжелой атлетикой занимался. Так вот, я убедился, что работа с «железом», да к тому же с большими весами, закрепощает человека, ограничивает его подвижность. И Марату я не советовал тренироваться со штангой. В то же время у него была разносторонняя подготовка – он и в бассейн ходил, и даже в секцию каратэ. Я всегда ему говорил, что он должен крепко стоять на ногах, а для этого вовсе не обязательно иметь громадные габариты. Самый яркий пример – это Марадона, которого даже несмотря на его небольшой рост остановить было практически невозможно. Важную роль при росте юного футболиста играет и питание – ему необходимо побольше белковой пищи – каши, рыба, творог. Ну и витамины, конечно. Марат до сих пор предпочитает пить соки, а не колу.

— Тратя уйму времени на футбол, Марат тем самым не создавал себе проблем в школе?

— Нет, он рос очень организованным парнем. На уроках он был предельно внимательным, и позже ему не составляло труда восстановить в памяти материал, изложенный учителями. Английский язык ему, кстати, легко давался. Он мог заданную тему даже без подготовки сдать. А вообще каждую минуту в метро Марат использовал, чтобы почитать учебники. Хотя школьной программой он не ограничивался. И уже когда стал ездить на сборы, небольшая сумка с книгами у него была порой тяжелее, чем огромная спортивная.

— Контракту сына с «Локомотивом», который он подписал после окончания школы, вы были рады?

— Откровенно говоря, я тогда испытывал некоторое беспокойство – все-таки Марата ждал новый коллектив, в котором ему предстояло зарекомендовать себя с лучшей стороны. Но к 18 годам у него закончился «детский» контракт с «Торпедо». И тогда же последовало предложение от железнодорожников. Сын в итоге подписал контракт с «Локомотивом», о чем жалеть ему с тех пор не приходилось.

— А вы рассчитывали, что Марат практически сразу заиграет в основном составе?

— Вообще-то я предполагал, что ему предстоит отыграть годик в дубле. Но Марат накануне прошлого сезона хорошо поработал на сборах, и Юрий Семин сказал тогда ему: «Будешь в основе». Но одного доверия тренера все-таки было недостаточно. Ведь Марату пришлось «подтягивать» физическую подготовку, чтобы уверенно чувствовать себя рядом со взрослыми футболистами. И это ему довольно быстро удалось.

— Попадание Марата на чемпионат мира вы, наверное, до сих пор воспринимаете как сказку?

— Знаете, еще три-четыре года назад я прикидывал, когда сын сможет попасть в сборную России. Выходило, что раньше чемпионата мира-2002 никак не получалось. Однако с приближением турнира мне все равно трудно было поверить, что это случится. Но вот случилось. Сказка? Не знаю. Но думаю, что Марат место в сборной все же честно заработал.

«РЕДКАЯ» ТРАВМА ОКАЗАЛАСЬ ОБЫЧНОЙ

— Именно вскоре после чемпионата мира, где Марату не удалось себя как следует проявить, у него и начались травмы.

— Наблюдая за ним в матчах сборной в Японии, я почувствовал, что он явно измотан. А после возвращения с чемпионата он сказал, что вся команда там была не в лучшем состоянии. Тогда же я узнал, что спартаковцы Бесчастных и Сычев по возвращении в Москву тут же получили кратковременный отпуск. Марату в «Локомотиве» тоже предоставлялась возможность отдохнуть, но он почти сразу же приступил к тренировкам, все хотел побыстрее восстановить игровые связи. А в итоге остался надолго без футбола.

— Главная причина его травм – переутомление?

— Какую-то одну причину назвать вряд ли возможно. Наверняка сказались разные факторы. Можно только завидовать футболистам западноевропейских стран, которые с детства тренируются на идеальных полях. Марат же играл во дворе на асфальте, а в спортшколе – на синтетике или резине. Лучшим вариантом был утоптанный снег зимой. Вполне возможно, большие нагрузки в сочетании со сложными условиями для тренировок и дали о себе знать.

— О состоянии Марата распространялась порой противоречивая информация. Поясните, пожалуйста, что же все-таки с ним происходило?

— 23 июля в матче с «Анжи» в Черкизове Марат получил сильный удар – югослав Хошич умышленно прыгнул бутсами вперед ему в ноги, а судья, кстати, оставил тот эпизод без внимания. Тогда врачи решили, что у Марата сильный ушиб, и предположили, что уже через несколько дней он начнет тренироваться в общей группе. Перелома вроде бы действительно не было, однако, приступив к занятиям, Марат почувствовал, что правый голеностоп по-прежнему его беспокоит. Команда тогда как раз отправилась в Грац на квалификационный матч Лиги чемпионов с ГАКом, а сын заехал в Штутгарт в клинику на обследование. Немецкие врачи порекомендовали ему две недели полностью воздержаться от тренировок. Он так и сделал, но едва приступил к пробежкам на клубной базе в Баковке, как почувствовал боль уже в левой стопе. Врачи обнаружили на ней небольшой синяк, но рентген показал перелом пятой плюсневой кости, возникший при возобновлении нагрузок. Гипс Марату сняли только через месяц, и он вновь начал тренироваться, очень хотел сыграть в выездном матче Лиги чемпионов против «Барселоны». Но, выйдя на поле всего на 30 минут в игре дублеров «Локомотива» и «Сатурна», в очередной раз ощутил боль в правом голеностопе. Тогда стало ясно, что ногу нужно серьезно лечить, и Марат снова отправился в Германию, на этот раз в Дюссельдорф – там есть отличные специалисты, занимающиеся такого рода травмами. И они даже без снимка сразу поставили диагноз, который затем подтвердился, – повреждение хрящевой ткани сустава. При этом немцы успокоили, сказали, что в принципе ничего страшного не произошло. Кстати, наши специалисты почему-то утверждали, что такое повреждение – редчайший случай в спортивной медицине. Но в Германии нас заверили, что подобные травмы весьма распространены среди футболистов, особенно молодых, и они хорошо поддаются лечению. Марату был рекомендован терапевтический курс, который он и проходил в течение почти двух месяцев. Ему делали уколы, различные процедуры, но одновременно он понемногу нагружал ногу на разных тренажерах. В целом лечение проходило успешно.

— Как руководители «Локомотива» отнеслись к долгому отсутствию Марата в команде?

— Они все понимали и постоянно подчеркивали, что команда ждет его скорейшего возвращения. Хотя Марат из-за всех этих передряг сильно нервничал. Он еще в Германии, когда в декабре я туда приезжал, сказал мне, что не хочет получать золотую медаль, поскольку не смог принести «Локомотиву» достаточно пользы. Хотя я-то убеждаю его, что пока он выходил на поле, делал все, что мог.

— У Марата в последние месяцы ведь было много свободного времени. Мысли об отъезде в западный клуб у него за это время не возникали?

— У сына еще год будет действовать контракт с «Локомотивом». Прежде чем уезжать за границу, нужно здесь показать, чего ты стоишь.

— А вы не сомневаетесь, что Марат вновь сможет набрать прежнюю форму?

— Уверен на сто процентов: он не только вернется в строй, но и сможет играть даже лучше, чем раньше. Уж я-то своего сына знаю. Поверьте, Марат очень хочет показать в «Локомотиве» все, на что способен. А он умеет добиваться поставленной цели.

А ЧТО ЖЕ САМ МАРАТ?

После завершения Измайловым курса лечения в Германии мы поговорили с самим футболистом.

— Методика реабилитации, предложенная немецкими врачами, оказалась эффективной?

— Да, она ведь продумана буквально до мелочей. Каждый день я проводил в клинике по два-три часа, проходя разные процедуры. Кроме того, мне был рекомендован комплекс упражнений, которые я выполняю самостоятельно. Сейчас чувствую себя значительно лучше, чем осенью.

— Вы находились в Германии почти три месяца. По Москве сильно соскучились?

— В Дюссельдорфе я познакомился с несколькими футболистами, говорящими по-русски. Так что общения в принципе хватает. Чаще всего мы разговаривали с Арчилом Арвеладзе. Общаясь с ним, еще лучше понимаешь, что нужно уметь терпеливо ждать выздоровления (грузинский форвард «Кельна» залечивает травму уже полтора года. – Прим. ред.). А сейчас со мной работает врач Владимир Датунашвили, долгое время помогавший Арвеладзе. Он специалист по мануальной терапии.

— И все-таки прошлый сезон принес вам хоть что-то полезное?

— В игровом плане, я считаю, он для меня полностью потерян. Но такой жизненный опыт, наверное, тоже полезен. Я, разумеется, и раньше сознавал, что футбол для игрока – не только победы и награды. Но когда сам переживаешь трудный период, все это начинаешь понимать гораздо яснее.

— Руководители «Локомотива» не раз подчеркивали, что по-прежнему рассчитывают на вас.

— К сожалению, я прямо сейчас не могу отработать выдаваемые авансы. Поэтому мечтаю об одном – поскорее вернуться в строй и доказать прежде всего самому себе, что способен вновь заиграть на прежнем уровне и приносить пользу «Локомотиву».

— Но молодой футболист ведь должен еще и прогрессировать. Вы к этому психологически готовы?

— Прогресс в игре возможен, только если ты абсолютно здоров. Надеюсь, скоро я смогу работать с максимальной нагрузкой.

ХРОНИКА ТАЙМ-АУТА МАРАТА ИЗМАЙЛОВА

23 июля 2002 года. Марат Измайлов получил травму правого голеностопа в матче чемпионата премьер-лиги «Локомотив» – «Анжи». Диагноз врачей – сильный ушиб.

13 августа. Отправившись в составе «Локомотива» в Грац на матч с ГАКом, Марат заехал на обследование в клинику в Штутгарте. Немецкие врачи рекомендовали ему на две недели воздержаться от тренировок.

6 сентября. Возобновив тренировки в общей группе, Марат во время пробежки травмировал левую стопу – у него обнаружен перелом пятой плюсневой кости.

5 октября. После снятия гипса Измайлов вновь приступил к тренировкам и отыграл 30 минут в матче дублеров «Сатурн» – «Локомотив», после чего вновь почувствовал боль в правом голеностопе.

6 ноября. Марат проходит обследование в клинике Дюссельдорфа. Врачи констатировали повреждение хрящевых тканей правого голеностопного сустава и назначили курс лечения и восстановления, который сейчас близится к завершению.

4 февраля 2003 года. Измайлов завершает курс лечения и возвращается в Москву.

5 февраля. Марат присоединяется к остальным футболистам «Локомотива» на тренировочном сборе команды в итальянском Чокко.

ДОСЛОВНО

Наиль Измайлов, отец:
«Уверен на 100 процентов: Марат не только вернется в строй, но и сможет играть даже лучше, чем раньше. Уж я-то своего сына знаю. Поверьте, он очень хочет показать в «Локомотиве» все, на что способен. А он умеет добиваться поставленной цели.

КСТАТИ

Золотая медаль чемпиона России, предназначенная Марату Измайлову, до сих пор находится в сейфе клубного офиса «Локомотива» – 30 января, в день церемонии награждения железнодорожников, он еще находился на лечении в Дюссельдорфе. По словам начальника «Локомотива» Владимира Короткова, руководители клуба рассчитывают вручить медаль Марату в присутствии всех футболистов команды, как только представится подходящий торжественный случай.