ЛИЧНОСТЬ

В чемпионском сезоне Вадим Евсеев был одним из лучших в составе «Локомотива». Корреспондент «Советского спорта» побеседовал с защитником железнодорожников о футболе, жизни и… об играх на деньги.

КРОВНАЯ ОБИДА

— В футбол я начал играть, наверное, как и все, — во дворе, — начинает разговор Вадим Евсеев. — Интерес к этой игре мне привил старший брат. Я не задумывался о том, стану ли когда-нибудь звездой или нет, но практически сразу понял, что футбол – это моя жизнь. В десять лет попросил родителей отвести меня в футбольную школу. Меня приняли в «Динамо», в котором я отзанимался 4 года. Но в первую загранпоездку во Францию я не поехал. Жутко обидевшись, я сказал тренеру: «Я больше не буду играть в вашей команде!» — и перешел в «Локомотив».

— А почему вас не взяли за кардон?

— Я учился в достаточно известной спортшколе №210. Ее директор как-то увидел, что я играю на деньги в «трясучку». Из-за этого он не стал подписывать мое личное дело — раньше это было необходимо при поездках за границу. А мой тренер, в свою очередь, за меня не заступился. Таким образом я оказался в другой команде и окончил школу «Локомотив 2» в Перово. Мой тренер Александр Геворгидзев, не знаю уж каким образом, устроил меня в дубль «Спартака».

— Хорошо в школе учились?

— В начальных классах хорошо, у меня даже грамота есть. А успехами в старших классах похвастаться не могу. Особо мне не давались английский язык и химия. А вот с математикой дружил.

В «ЛОКО» ЧУВСТВУЮ СЕБЯ КОМФОРТНО

— Играя за «Локомотив», вы заявили, что надеетесь лет через десять с этой командой добиться таких же результатов, как со «Спартаком». Почему вы определили для себя такой большой срок?

— Потому что надо лет десять подряд выигрывать чемпионат России, как это и делал «Спартак» с 1992 года. Недостаточно того, что сейчас мы вышли на хороший уровень. Достичь определенных высот легко, а вот удержаться наверху гораздо сложнее. Мы еще ничего особенного не сделали. «Локомотиву» надо удержать то, что есть, и приходить к постоянству. А для этого потребуется не один год.

— Вам 27 лет, мыслей о том, чтобы поиграть за какой-нибудь иностранный клуб не возникало?

— Было желание выступать в «Милане» — это же величайший клуб. И не один я этого хочу, наверное, еще полстраны. Лично меня пока что-то не зовут.

— А если серьезно?

— Знаете, я могу уехать, например, в болгарский «Литекс». Но зачем? В России футбольные клубы по оплате труда и по уровню игры стоят вровень со среднестатистическими европейскими командами, а может, даже и выше.

— Тогда чем же отличается «Спартак» от «Локомотива»?

— Абсолютно всем, особенно в плане быта. В «Локомотиве» очень спокойно. От тебя требуется лишь соблюдение существующего расписания тренировок, сборов и игр. В «Спартаке» наоборот, ты напрямую зависишь от руководства. По крайней мере когда я там играл, все действия футболистов вне базы строго контролировались. Например, если я куда-то собирался пойти, то обязательно должен был позвонить и поставить в известность руководство клуба. В «Локомотиве» же сейчас мне очень комфортно. 

— Отличаются ли фанаты этих двух команд?

— Только количеством. У «Спартака» их гораздо больше.

— А их отношение к вам?

— Я не популярен. Когда играл в «Спартаке», меня узнавали, брали автографы, а после перехода в «Локомотив» узнавать перестали. Я абсолютно простой человек. Вот недавно был случай: проехал я на желтый свет, и меня остановил гаишник. А я как раз повредил руку и говорю ему: «Вот, еду с футбола с больной рукой, за «Локомотив» играю». И гаишник мне на это отвечает: «Я знаю весь состав «Локо», тебя в нем нет!»

— Вам не обидно, что вас не узнают?

— Да нет. А что обижаться? Вот когда я впервые стал чемпионом России, мне хотелось, чтобы меня узнавали, хотелось всем доказать, что я лучший. Кровь кипела. Это молодость. Я прошел многое — и огонь, и воду, и медные трубы. Сейчас стал гораздо спокойнее и все оцениваю реально. Я взрослый человек, у меня семья, ребенок, и я занимаюсь любимым делом.

В ГОРНОЛЫЖНЫХ БОТИНКАХ – В МОСКВУ

— Как вы встретили свою половинку?

— Мои и Танины родители были знакомы. Наши семьи периодически приходили друг к другу в гости, и я, соответственно, знал Татьяну.

— Она была любовью детства?

— Нет, я просто знал о ее существовании, видел один или два раза. А как-то раз Таня пришла к нам в дом, в гости к моей сестре, а я пошел ее провожать. Так все и закрутилось. После этого мы какое-то время встречались, а в 1997 году поженились. Через год у нас родилась дочка Полина.

— Как вы проводите свободное время?

— Зимой в основном дома сидим. Можем иногда в кино сходить, если фильм хороший. Хотя последнее наше с женой увлечение — японская кухня. Мы без этого уже жить не можем, раза два-три в неделю ходим в японские рестораны. Иногда выбираемся на отдых за рубеж. Вот недавно побывали на Кипре и в Милане. А летом обязательно выезжаем всей семьей в Подмосковье. У нас есть летняя дача в Пирогово на Клязьминском водохранилище — потрясающее место. А еще недавно появилась страсть к горным лыжам — в отпуск поедем на горнолыжный курорт.

— На сборе «Локомотива» во Франции произошел какой-то забавный эпизод, связанный с вами и горными лыжами…

— Это был очень долгий сбор, и без шуток пришлось бы тяжело. Мы во Франции катались на лыжах, а обмундирование брали напрокат, я же купил себе ботинки и очки. И ребята поспорили со мной, что я не смогу в этой одежде приехать в Москву. А я смог, тем более в этом споре я выиграл деньги.

— Много выиграли?

— Нормально. Сумму не буду называть. Но на лыжи с палками точно хватит.