ПЕРСОНА

Вратарь Андрей Сметанин за свою футбольную карьеру сменил не один клуб – из «Динамо» в «Спартак», из «Спартака» – в «Сокол»… После ухода из саратовского «Сокола» Андрей подал на руководство клуба в суд. Разбирательство тянется до сих пор. Отыграв полгода за астраханский «Волгарь-Газпром», голкипер распрощался и с ним, сославшись на несоблюдение контракта. На данный момент Андрей в который раз подыскивает новое «место работы».

ПЛОХАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

— Андрей, почему же не получается расставаться с клубами по-хорошему?

— Да не так уж и плохо мы расставались, если не считать последние два случая — «Сокол» и «Волгарь». Просто в большинстве периферийных клубов не до конца выполняются условия контракта. А бесплатно играть никто не желает. Так получилось у меня с Астраханью. Я съездил на первые сборы в Сочи, но затем поставил руководство в известность, что за эту команду играть не буду. Мне сулили золотые горы, оговорили подъемные, но этих денег я так и не увидел.

— И вас так просто отпустили?

— Некоторые проблемы возникли, но я написал бумагу, что претензий к клубу не имею, и получил на руки свой трансфер. А в остальном все спокойно.

— Не связаны ли ваши уходы из команд с тем, что вы достаточно много сидели на скамейке запасных?

— Это было только в «Спартаке» — и то совсем не долго. Так совпало, что меня пригласили в Саратов, а красно-белые в свою очередь положили глаз на Левицкого. Тогда я понял, что мне нечего ждать от этой команды. Что касается «Динамо», то у меня был очень хороший период с 1991 по 1998 год. Я участвовал во всех соревнованиях, и только травмы могли помешать моей работе.

— Что же заставило вас уйти из «Динамо»?

— В 98-м году я получил травму. Потом восстановился, но меня уже и близко к команде не подпускали. После последовало предложение играть в «Спартаке», и я с удовольствием ушел туда. Тем не менее со многими людьми из руководства бело-голубых у меня остались хорошие отношения, я часто приезжаю в этот клуб. Когда искал команду после отъезда из Саратова, тренировался в дубле «Динамо». Я мог бы даже вернуться в эту команду. Но переговоры быстро закончились. Думаю, из Саратова что-то дошло — уж очень моим бывшим работодателям не понравилось, что я на них в суд подал.

— Саратовский клуб настолько силен, чтобы подпортить вам жизнь?

— А многого и не надо. Достаточно кому-нибудь сказать то, чего не было на самом деле. Прежде чем общаться со мной, тренеры команды, куда я могу перейти, связываются с моим бывшим клубом. И если в Астрахани скажут, что все в порядке, то в «Соколе» подольют маслица в огонь. Ветер оттуда дует.

— В поиске нового места работы кто-нибудь помогает?

— У меня есть агент, но что-то очень долго не получается найти клуб, с декабря. Или я кому-то не подхожу, или мне не подходит коллектив. А играть так, как в Астрахани, бесплатно, уже не хочется. Ехал я в метро, ко мне подошел мужчина, поинтересовался, как у меня дела. Спрашивает: «Андрей, а вы не хотите вернуться в «Спартак»?» Я говорю: «Конечно, хочу, только меня не зовут. Ну и зря!»

КВАРТИРНЫЙ ВОПРОС

— Вы ездите на метро?

— Мне нравится метро, я за свою жизнь уже наездился на машине. У меня был «Мерседес», глазастый, он полтора года простоял в гараже, пока я играл в Саратове и Астрахани. Я решил его продать, тем более что в квартире начался ремонт.

— Несколько лет назад вашу квартиру ограбили. Нашли воров? 

— Неприятная вышла история. Я тогда находился в Тарасовке, попросил жену приехать забрать зарплату. Когда она вернулась домой, входная дверь была изнутри закрыта на щеколду. Фактически Ирина застала воров дома, но к приезду милиционеров они скрылись.

— Каким образом воры проникли к вам?

— Мы живем на 22-м этаже, над нами находится технический этаж. Грабители прорубили лаз через вытяжку и по нему проникли в квартиру. Я уверен, что они прекрасно знали, к кому лезут. А недавно мы с женой получали новые паспорта, и в милиции нас спросили: «Ну что, нашли своих воров?»

БИЗНЕС — ПРОЙДЕННЫЙ ЭТАП

— Насколько тяжело вы переживали неприятности?

— Старался относиться к ним философски. Очень неприятно, когда никто не заинтересован в моих услугах. В любом случае, до депрессии дело не доходило. Семья не позволяет, мы держимся друг за друга.

— В вашей семье не было конфликтов на тему постоянного отсутствия мужа дома?

— Никогда. Наоборот, мне сейчас жена говорит: «Быстрее бы ты уехал!» (Смеется.) Надо просто быстрее найти команду, чтобы зарабатывать деньги, только и всего.

— Для вас имеет принципиальное значение, где играть — в премьер-лиге или в первом дивизионе?

— Без разницы. Когда мне было 20 лет, я думал только о высшей лиге. Сейчас главное, чтобы деньги платили.

— Достаточно циничный взгляд на свою профессию…

— Почему бы и нет! Я хочу спокойно играть и зарабатывать деньги для того, чтобы поставить детей на ноги.

— Действительно ли ваша жена бывшая модель?

— Это не совсем так. Ирина занималась модельным бизнесом — работала менеджером. Непосредственно к подиуму никакого отношения она не имела. Вот моя младшая дочь действительно успела побывать фотомоделью. Ее пригласили на съемки рекламы и потом примерно в течение полугода показывали по телевидению.

— А вы никогда не думали о том, чтобы все бросить и заняться, например, бизнесом?

— Это уже пройденный этап. В 1992 году мы с другом держали палатку «выпить-закусить» около «Динамо». Но поскольку ни я, ни мой товарищ ничего в этом не понимали, то через полгода весь этот бизнес удачно накрылся. А сейчас нужны очень большие финансовые вложения, чтобы что-то начать. На будущее я не хочу загадывать. Пока есть силы, буду играть в футбол.

— О какой из ваших команд остались самые теплые воспоминания?

— Я, наверное, попадал в нужное время в нужное место. О каждом клубе осталось много хороших воспоминаний. В «Динамо» с 1994 по 1996 год подобрался отличный состав. То же и в «Спартаке». Да и в «Соколе» первый год все шло нормально. Зато как начались у клуба проблемы, сразу стали искать крайнего. То это им не нравится, то другое. Руководство смотрело не на то, как мы играем, а на то, чем занимаемся после игры. По крайней мере, ни в одной другой команде не было такого, чтобы собирали игроков и отчитывали за то, как мы проводим свободное время.

С ВОЗРАСТОМ Я ПРИШЕЛ К БОГУ

— А как вы его проводите?

— Сейчас если куда-то выбираюсь, то только с семьей, и все больше по гостям. Всяческие тусовки были раньше, по молодости. Но вообще я человек спокойный.

— Не связано ли это с верой в Бога?

— Не думаю, просто у меня такой характер. Что касается моей веры, то это вряд ли можно назвать фанатизмом. Меня крестили еще в детстве. Так как во времена советской власти такие действия не приветствовались, то происходило это тайно. Но с возрастом я сам пришел к вере.

— Вы соблюдаете посты?

— Нет, спортсменам нельзя соблюдать посты. В моем рационе постоянно должно быть мясо. Я сильно верующий человек без постов. Когда получается, обязательно хожу в церковь.

— Бог помогает?

— Конечно. А то, что в жизни бывают черные полосы, без этого, наверное, нельзя. Надо просто отвернуться от череды неудач, и все пройдет мимо.

— С одной стороны, в вашей жизни не все гладко, с другой — вы достаточно спокойно рассуждаете о своих проблемах…

— Я оптимист по жизни. Некоторые мои друзья удивляются тому, что я всегда улыбаюсь и смеюсь. Никогда в жизни у меня не было периода, чтобы я сказал: «Все, не могу больше!» или опустил руки. Недавно поймал себя на мысли, что мне нравится жить с проблемами — так интереснее.

НАША СПРАВКА

Андрей СМЕТАНИН

Вратарь.
Родился 26 июня 1969 г.
Рост 189 см. Вес 85 кг.
В чемпионатах России провел 149 матчей, пропустил 139 мячей.