«Эмоциональная команда» на всех этапах своего формирования должна оставаться эмоциональной. Начиная от приглашения футболиста в сборную и заканчивая его возвращением в клуб. Это так же неоспоримо, как и тот факт, что основной выплеск эмоций приходится на игру. Важно только знать, сколько «плескать». В игре с Албанией этого самого плеска не было слышно вовсе. Смертин после матча вздохнул тяжко: «Да, агрессии нам явно не хватало…» Добавлю: и эмоций.

В субботнем матче с албанцами впервые при Газзаеве сборная России играла неэмоционально и впервые уступила. Ни к каким выводам не подталкиваю, просто констатирую факт: ухватить за хвост «Его Величество Азарт» футболисты вдруг возжелали не посредством горящих глаз, а с помощью вялого передвижения мяча. Особенно бледно смотрелись те позиции, которые, по идее, должны быть самыми экспрессивными – крайние хавбеки (на них должна лежать львиная доля всего командного дриблинга) и нападающие (голеадоры). Хотели на классе уделать «карлика»? Не получилось? В этом случае, при прочих равных условиях, есть выход – красная кнопка эмоций. Наша сборная во втором тайме попыталась ее нажать (основную роль здесь сыграло профилактическое межтаймовое выступление Валерия Георгиевича), но, увы, поздно… Причем, что самое обидное, албанцы побили нас нашим же оружием: жаждой игры. Экспансивностью…

Сборная России слишком уж высоко подняла планку своей эмоциональности. После каждого матча уходить с поля самосожженной головешкой не способна ни одна сборная в мире. Вспомните матч с Ирландией, октябрьскую игру с той же Албанией – от свежего ветра и новизны у болельщиков и специалистов захватывало дух. Переход от медленной тягучей игры образца ЧМ-2002 к хулиганистому футболу по Газзаеву произошел за столь короткий срок, что многое в игре новой сборной казалось фантастическим. И две осенние встречи команда провела с таким настроем, с таким огнем, какого мы, откровенно говоря, заждались. И тут же наполнились оптимизмом: так будет всегда… Поверили, что искра в глазах может появляться по щучьему велению. Что самопожертвование предопределяет сам факт причастности к сборной. Поверили в это и сами игроки. А как быть, если исчез азарт? Прямо перед матчем взял и испарился. Тогда как? Ты начинаешь копаться в себе, искать, от чего бы зажечься. И с ужасом понимаешь: не нахожу... В таком случае на помощь может прийти только один человек – тренер. Со своей четко сформулированной (и в то же время предельно острой) установкой на матч. Взбодрить, так сказать...

В этом вопросе Газзаев, по мнению большинства специалистов, – дока. Знает, где у каждого футболиста кнопка. Та, потаенная, к которой только прикоснись – и запылают зрачки и понесут ноги. Тут особый подход нужен. Эмоциональный. Евгений Алдонин, полузащитник «Ротора»: «Все эти разговоры об эмоциональности сборной России идут от умения Валерия Георгиевича настроить нас на игру. Его предматчевые установки очень профессиональны. Все слова нацелены на одно: сборная должна играть душой». Во-от: душой! А что есть душа на футбольном поле? Сгусток чувств. Любовь, ненависть, страх, желание… Рука на сердце, празднование гола всей командой…

Нашей сборной перед матчем с Грузией обязательно нужно вернуть свою душу. Вернуть свой потолок эмоций. Тем паче теперь-то мы научены: эмоции приходят только к тем, кто их заслуживает. Будем надеяться, что матч в Шкодере это был всего лишь эксперимент бездушного футбола. Единственный и неповторимый.