ПОРТРЕТ ЗВЕЗДЫ

Сейчас в это непросто поверить, но несколько лет назад Сергей Игнашевич вполне мог пополнить список игроков, которых московский футбол воспитал для российского чемпионата, но не для самого себя. Тогда, в конце 90-х, выпускник одной из ведущих в столице школ — торпедовской — оказался сначала в подмосковном Орехово-Зуеве, а затем в Самаре, где «Крылья» вели в ту пору борьбу за выживание в высшем дивизионе. Тогда мы и познакомились с будущим ведущим защитником сборной, который признал в первом же нашем интервью, что мечтает играть в родном городе. Его мечта сбылась быстрее, чем тогда можно было предположить: уже в межсезонье-2000/01 Сергей оказался в неумолимо накатывавшемся на золотую вершину российского чемпионата «Локомотиве».

ПРИМЕР ДЛЯ СОСЕДСКИХ ДЕТЕЙ

Какой бы переменчивой ни была футбольная судьба, завоевать ее благосклонность все-таки легче, если в тебя верят твои самые близкие люди. Отец Сергея Игнашевича Николай Григорьевич с первых шагов сына в спорте не сомневался, что из него получится стоящий футболист.

— Сережа с раннего детства не расставался с мячом, — вспоминает Николай Игнашевич. — Когда он перешел во второй класс, мы с женой решили отдать его в спортшколу и выбрали торпедовскую: она была ближе всего к нашему дому. Тогда летом сын ездил в Солигорск — городок под Минском, там жили его бабушка и дедушка, мои родители. Так он с каждым годом их все больше удивлял, прибавляя в мастерстве. И естественно, стал лидером среди местных ребят в дворовых матчах.

— Торпедовская школа ведь всегда пользовалась заслуженным авторитетом в московском футболе. Сергея в нее сразу зачислили?

— Да, с первого раза. Набор в группу, куда попал Сергей, проводил известный детский тренер Борис Бурлаков. Он сразу обратил на сына внимание. А вскоре Сережа стал тренироваться у Виктора Шустикова.

— Одно дело просто увлекаться футболом и совсем другое — изнурять себя постоянными тренировками по программе спортшколы. Приходилось подгонять сына?

— Нет. У него ведь и в школе лентяев не любили. В начальных классах нагрузки у мальчишек еще небольшие, однако тот же Бурлаков всегда следил, чтобы они работали как следует. Он не кричал на ребят, но был все-таки очень требовательным и внимательным. После тренировок иногда трепал своих воспитанников по головам и делал, если нужно, едкие замечания: чего это у тебя волосы совсем сухие? А вот Сереже тренировок, наоборот, не хватало. Его даже сдерживать приходилось, звать домой, когда он после занятий шел гонять мяч во двор. Если бы он, наоборот, тренировался из-под палки, вряд ли бы из него вышел толк. Вот младший брат Сергея Володя, насмотревшись, какое это непростое дело — футбол, всерьез спортом не увлекся. И никто в семье заставлять его ходить на тренировки не собирался.

— Есть ведь полярные точки зрения на роль спорта в формировании личности ребенка. Одни люди считают, что физическая культура способствует развитию маленького человека, а другие уверены, что постоянные тренировки делают его ограниченным. А вы что думаете на этот счет?

— Если говорить о Сергее, то занятия в спортшколе делали его организованнее. Его даже наши соседи постоянно своим детям в пример ставили. Ну в самом деле, он ведь довольно рано начал самостоятельно ездить из Ясенева на «Автозаводскую», где тренировался на торпедовском стадионе. И за него можно было не волноваться.

ПЕРЕЙТИ В «ЛОКОМОТИВ» ПОСОВЕТОВАЛ БОРОДЮК

— Когда после окончания школы Сергей уехал из Москвы, вы были сильно разочарованы?

— В год окончания школы Сергей в составе команды сверстников-торпедовцев стал чемпионом Москвы. Однако как раз тогда зиловский клуб оказался в глубоком кризисе — ему было не до собственной смены. Ребята оказались не у дел, и тренер выпускников Николай Савичев не в силах был им помочь. Он извинился перед ними и предложил трудоустраиваться самостоятельно. В результате Сергей оказался в спартаковском дубле, а позднее его пригласили в Орехово-Зуево. Местная команда тогда вылетала во второй дивизион — перспектива безрадостная. Но однажды, по-моему, после матча с «Тюменью», к Сергею подошел агент, сотрудничавший с «Крыльями Советов», и сказал, что его хочет видеть в Самаре Александр Тарханов. Сын отправился туда на просмотр и через три дня сообщил по телефону, что подписал контракт.

— Но вы ведь наверняка мечтали, чтобы он вернулся в Москву?

— Уверен, что два сезона, проведенные в «Крыльях», оказались для Сергея очень полезными. Иначе бы его в столичные клубы потом не приглашали. Ну а лично я подобным приглашениям был, разумеется, рад: хотел, чтобы сын перебрался поближе к родителям. Тем более что у Сергея и его жены Ольги уже подрастал сын и нам хотелось уделять внуку больше внимания.

— Насколько я знаю, Сергей мог оказаться вовсе не в «Локомотиве», а в лужниковском «Торпедо»…

— Это уже довольно давняя история. Да, Сергей вроде бы вел переговоры с «Торпедо». Но Александр Бородюк, с которым он познакомился в «Крыльях», посоветовал ему внимательнее отнестись к предложению «Локомотива». Бородюк ведь сам немного поиграл за железнодорожников и, очевидно, не сомневался, что у команды Юрия Семина есть хорошие перспективы.

— В прошлом году Сергей стал чемпионом России, дебютировал в сборной страны. О каких достижениях сына вы мечтаете теперь?

— Знаете, я, прежде всего, хотел бы, чтобы он не потерял свою репутацию. Наоборот, укрепил бы ее, когда никто, ни тренеры, ни игроки, ни болельщики, при упоминании об Игнашевиче уже не сомневается, что он выйдет на поле и не подведет команду — клубную или сборную.

СВИДАНИЯ ВМЕСТО ТРЕНИРОВОК ОСТАЛИСЬ В ПРОШЛОМ

В свои 23 года Сергей Игнашевич воспитывает двух сыновей. О том, как ему удается роль главы семейства, мы поговорили с его женой Ольгой.

— Когда вы познакомились с Сергеем, уже знали, что он профессиональный футболист?

— Нет, это ведь было обычное знакомство на дискотеке. И поначалу мы с Сережей о футболе вообще не говорили.

— А позднее не возникало беспокойство по поводу того, что придется постигать незнакомый футбольный мир?

— Ничего подобного. Тогда ведь как получалось: Сергей утром ехал тренироваться с дублерами «Спартака», а я отправлялась на занятия в колледж. А когда мы вечером встречались, то вопросы работы и учебы отходили на второй план. Мы и сейчас с уважением относимся к личным интересам друг друга, но при этом в них особо не вмешиваемся. Так что не могу сказать, что я теперь здорово разбираюсь в футболе. Ну а Сергей, в свою очередь, никак не влиял на мое решение после окончания экономического колледжа поступить на факультет психологии Гуманитарного института. Причем моя специализация со спортом не связана никак.

— Ну уж на матчи-то «Локомотива» вы наверняка регулярно выбираетесь…

— Так было до рождения нашего второго сына — Димы. А последние полтора года смотрю футбол в основном по телевизору. Но сейчас, когда Дима подрос и его можно оставить у родителей, собираюсь ездить на стадион. Сергею всегда было приятно сознавать, что я поддерживаю его на трибуне.

— Кстати, жены футболистов «Локомотива» составляют, пожалуй, одну из самых дружных фанатских групп в премьер-лиге. А за пределами стадиона вы семьями дружите?

— Да, у нас очень добрые отношения. Мы ведь даже последний Новый год встречали вместе в одном московском ресторане. Нас, футболистов и их жен, набралось тогда человек двадцать.

— Когда вы ждали второго ребенка, Сергей мечтал о дочери?

— Девочку хотела я. А Сережа считал, что лучше уж пусть второй сын родится. Говорил, что он уже знает, как воспитывать мальчишек, так к чему перестраиваться? Так и получилось. В итоге и имя для сына муж выбирал сам. А вот нашего первого ребенка Ромой назвала я.

— За годы семейной жизни Сергей сильно изменился?

— Разве что стал значительно серьезнее. Причем и в своем отношении к футболу, и к жизни вообще. Когда мы еще не поженились, он мог, к примеру, вместо тренировки в дубле «Спартака» отправиться на свидание. Сейчас же работа и режим для него важнейшие понятия. Как, впрочем, и семья. Для сыновей ведь его появление в доме — огромный праздник, он же много времени проводит в разъездах. Однажды мы договорились с мужем пойти вдвоем на какое-то торжество, а дети все никак не могли наиграться с папой. Так Сергей в конце концов не выдержал и заявил: «Все, мы никуда не идем».

— Ваше замужество как-то повлияло на отношение ваших близких к футболу?

— Довольно сильно. Раньше мои родители спортом почти не интересовались. А теперь постоянно переживают за Сергея и «Локомотив». Причем благодаря мужу узнают и о других клубах. Ему даже кот, который у родителей живет, своим именем обязан. Когда-то Сергей привез Роме из Бельгии детские комплекты формы «Андерлехта» и «Аякса». Так мама котенка Аяксом и назвала.

— Вам довелось пожить с мужем довольно далеко от родины. Сейчас вы с ним к подобному повороту судьбы готовы?

— После того как мы переехали в Самару, понадобилось некоторое время на адаптацию. Но сейчас, я уверена, никакого дискомфорта мы бы с самого начала не испытывали. Другое дело, что Сергей в обозримом будущем, по-моему, вряд ли решится расстаться с «Локомотивом».

ГРУБОСТЬ — ЧУЖДЫЙ МЕТОД

В спортшколе Сергею Игнашевичу довелось тренироваться под руководством одного из ее ведущих тренеров — знаменитого торпедовского защитника 60-х годов прошлого века Виктора Шустикова.

— Со своими физическими данными Сергей ведь наверняка мог бы состояться в другом виде спорта, где атлетизм играет гораздо большую роль, чем в футболе. В том же хоккее, например. Когда вы работали с группой, в которой тренировался Игнашевич, у вас не было опасений, что он променяет футбол на что-то другое?

— Нет, я видел, что Сергей очень любит футбол. Он и тогда был крепким парнем, но пробовать силы в других видах спорта, по-моему, даже не пытался. Наоборот, тренировался через «не могу» на футбольном поле. После окончания занятий регулярно оставался, чтобы отрабатывать удар, силой которого заметно выделялся среди сверстников.

— А использовать силу для повышения своего авторитета он не пробовал?

— Не могу припомнить ни одного подобного случая. И в борьбе с соперниками, и в общении с товарищами Сергей всегда оставался корректным. Собственно, грубость с его стороны исключалась уже потому, что он был полностью поглощен игрой. И ни кулаками, ни бранным словом никому ничего доказывать не собирался.

— Как едва ли не каждый школьник, Сергей, наверное, рвался в атаку, чтобы побольше забивать?

— Вообще-то Сергей был очень дисциплинированным учеником и тренерские установки выполнял пунктуально. А играл он в школе в полузащите — и в центре, и на фланге. Это уже позднее, став профессиональным футболистом, он переквалифицировался в защитника. Но недаром же, когда Юрий Семин переводит Сергея в середину поля, он чувствует себя там вполне комфортно. Подключаться в атаку он, конечно, тоже любил, но никогда не делал это опрометчиво.

— Как человеку, связанному с торпедовским футболом, вам не обидно, что один из самых талантливых ваших воспитанников состоялся в «Локомотиве»?

— Судьбу не обманешь. «Торпедо» в конце 90-х переживало трудные времена. И я рад, по крайней мере, что талантливые воспитанники нашей школы нашли себя в «Локомотиве» — кроме Сергея, имею в виду еще и Руслана Пименова.

— Сейчас с Сергеем часто общаетесь?

— Не очень. Но при встрече всегда тепло беседуем. Помню, прошлой осенью виделись с Сергеем на стадионе имени Стрельцова. Пожелал ему успешно завершить сезон и рад, что у Сергея и его одноклубников все в итоге получилось.

СЕМЬЯ ПРИУЧИЛА ПЛАНИРОВАТЬ БУДУЩЕЕ

Насколько быстро Сергей Игнашевич способен принять решение на поле (ведь не просто так Юрий Семин в прошлом сезоне доверил ему позицию либеро), настолько он четко и лаконично формулирует свои суждения о наиболее важных для него в жизни вещах. Стоит привести эти слова Сергея в форме мини-монологов.

О будущем «Локомотива» и личных перспективах:

— Будет хорошо, если и в новом сезоне нам удастся выступить в Лиге чемпионов на прошлогоднем уровне. Конечно, подняться на одну планку с западноевропейскими суперклубами для «Локомотива» нереально, но завоевать репутацию очень крепкой, авторитетной команды ему наверняка по силам. Вот для этого и нужна стабильность.

Что касается моей карьеры, то она зависит как от меня самого (надо поддерживать максимальную требовательность к себе), так и от других обстоятельств — моего здоровья и того, как будут складываться дела у команды.

О Лиге чемпионов:

— Участие в главном клубном турнире континента — отличная школа. А ведь мы вполне достойно играли и с «Барселоной», и с «Реалом», и с «Миланом». Хотя нужно учитывать, что возможности «Локомотива» и европейских грандов несравнимы. К примеру, перед нашей последней игрой второго этапа тренер «Реала» дель Боске не скрывал, что накануне в матче национального чемпионата он дал возможность передохнуть ведущим игрокам. И ведь на действиях мадридцев их отсутствие никак не сказывалось. «Милан» тоже имеет фактически два состава, чтобы успешно вести борьбу на два фронта. У «Локо» же такой возможности нет.

О тренерах:

— Мне повезло в моей футбольной карьере: на разных ее этапах со мной работали замечательные тренеры, позволявшие совершенствоваться в игре. В спортшколе Виктор Шустиков терпеливо обучал меня азам футбола, а Николай Савичев приучал к взрослому футболу. С ним мы даже настоящие сборы проводили, хотя в школах это обычно не практикуется. Михаил Боренков в спартаковской «молодежке» познакомил нас с методикой красно-белых. Для меня это был очень полезный опыт. В КФК «Патриот» у Юрия Севидова я фактически осваивался в профессиональном футболе. Ну а оказавшись в командах высшего дивизиона — сначала у Александра Тарханова, а затем у Юрия Семина, я получил возможность совершенствоваться в футболе и пробился в итоге в сборную России.

О семье:

— Еще когда я подписал контракт с «Крыльями», у нас женой Ольгой появился первый сын — Рома. А полтора года назад родился Дима. Мои близкие говорят мне, да я и сам это чувствую, что семья сделала меня гораздо серьезнее и ответственнее. Конечно, ведь после рождения детей я обязан постоянно задумываться о будущем, причем не только о ближайшем. Сейчас, наблюдая со стороны за молодыми футболистами, которые обзаводятся семьями, могу сказать, что с ними тоже происходит нечто подобное.

ДОСЛОВНО

Едва Сергей оказался в КФК «Патриот», который я тренировал в конце 90-х, бросилось в глаза, что он очень быстро принимает решения в единоборствах и столь же быстро ориентируется на поле после выхода из борьбы. Поэтому я и предложил ему попробовать себя в роли либеро — раньше он играл только в полузащите. И Сергей очень быстро освоился на новой для себя позиции. Он вообще хорошо обучаемый и в то же время саморазвивающийся футболист — на какой бы игровой эпизод с его участием я ни обращал внимание во время разбора матча, Сергей его тут же вспоминал и был готов сам проанализировать. Еще тогда я говорил тренерам «Спартака», что есть такой интересный защитник Игнашевич, но в итоге он оказался востребован «Крыльями Советов» и «Локомотивом».

Юрий СЕВИДОВ,
обозреватель «Советского спорта»