ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ

В понедельник в гостях у «Советского спорта» побывал Георгий Ярцев, прославленный нападающий сборной СССР и «Спартака», в 1996-м приведший красно-белых к золотым медалям чемпионата в качестве главного тренера. На днях Георгию Александровичу исполнилось 55, и неудивительно, что «Горячая линия» началась с добрых поздравлений от первого позвонившего.

В ПРОШЛОМ ГОДУ ЗВАЛИ В «СПАРТАК»

— Здравствуйте, Георгий Александрович! С вами говорит Леонов Дмитрий из Клина. Поздравляю вас с днем рождения! Желаю как можно быстрее вернуться к тренерской деятельности.

— Спасибо. Скажу вам сразу, из-за рубежа мне неоднократно поступали предложения о сотрудничестве. К примеру, долгое время звали в Китай. Но я — русский и хочу работать в России. Сейчас нужно поднимать отечественный футбол, и я чувствую в себе силы оказать здесь помощь. Если представится такая возможность, буду рад потрудиться на благо своей страны.

— А что за клубы в Китае интересовались вами?

— Ой, и не выговоришь даже. (Улыбается.)

— Скажите, а какой из европейских чемпионатов вам импонирует больше всего?

— Английский — он наиболее боевитый и интересный из всех.

— С вами разговаривает Валентин Николаевич из Балашихи, болельщик «Спартака» со школьной скамьи. Что творится с нашим клубом? Может, вас с Бесковым вернуть нужно?

— Мы и сами переживаем, но надеемся на лучшее. Давайте потерпим, дадим команде прийти в себя. Нужно наладить игровые связи, зарядить футболистов спартаковской идеей. Чтобы глаза у них горели! И конечно, активнее вводить в состав молодежь.

— В межсезонье Олег Романцев пересмотрел кучу белорусов, россиян. Почему же опять играют одни иностранцы?

— Давайте не будем ставить под сомнение футбольные вкусы Олега Ивановича. Он уже всем доказал, что является Тренером с большой буквы. Легионеры пока не осознали, в какую команду они приехали и сколько миллионов болельщиков переживают за их новый клуб. Когда им это втолкуют как следует — а я надеюсь, что это произойдет совсем скоро, иностранцы загорятся желанием вывести «Спартак» в лидеры.

— А с Бесковым общались? Что он вам говорит?

— Пора работать, Георгий. Пора работать.

— Здравствуйте! Беспокоит Владимир из Питера. Слышал, вам в прошлом году в «Спартаке» предлагали пост тренера. Это правда?

 — Да, действительно, такое предложение поступало. Желание работать в клубе у меня было, но набирать тренерский штаб — прерогатива Олега Ивановича. Он остановился на других кандидатурах. Никаких обид и ссор — наша дружба продолжается. Если Романцев все же позовет меня в «Спартак», готов трудиться в клубе в любой ипостаси.

— А если вдруг поступит предложение стать главным тренером «Спартака»?

— Это — из области фантастики.

НЕ ХОЧУ БЫТЬ КАК КОБЫЛА ИЗ АНЕКДОТА

— Приветствует вас Михаил из Пензы. Не тяжело вам без большого футбола?

— Понимаете, я же не могу взять одну команду-аутсайдер, другую и подписаться под задачей выйти в Европу! А потом сказать, как та лошадь в анекдоте: «Ну не шмогла я, не шмогла!» Журналисты вот сидят рядом — они меня поймут: когда ты пишешь текст в газету, ты же фамилию собственную ставишь. Не хочешь работу абы как сделать. Лучше уж вообще тогда без дела сидеть. Я пришел в «Спартак» в 29 лет, зарабатывал все своим горбом. Ни папы-мамы богатых, ни мохнатой, ни волосатой руки у меня не было. Так и привык трудиться — всерьез и надолго.

— Почему некоторые спартаковские футболисты, сколько ни бейся, не прибавляют в работе с мячом? Возьмем хотя бы Баранова…

— Знаете, каждому свое. Конечно, Баранову далеко до техники Черенкова, ну а уж пасом и футбольной мудростью Гаврилова никто из нынешнего набора игроков не обладает и подавно. Но победы можно добиться и без этого — правда, будет гораздо труднее.

— (Детский голос.) Алло! А вы на вопрос по ЦСКА можете ответить?

— Газзаева сейчас здесь нет. (Улыбается.)

— Я просто хотел узнать, у Гусева серьезная травма?

— Есть диспансер команды ЦСКА, туда позвоните — вам скажут.

— А гол, который армейцы забили «Спартаку», сняли?

— Сняли и показали по телевидению. (Смеется.)

— В смысле, засчитали?

— Да, засчитали. (В зал.) С Чукотки звонили, наверное.

ПУСТЬ ИГРОКИ ЧИТАЮТ «СОВЕТСКИЙ СПОРТ»

— Добрый день! Юрий из поселка Новосиньково. Знаете, меня иногда поражает низкий культурный уровень футболистов. Читают легенькие детективы, не вылезают из своих компьютеров, порой вообще двух слов связать не могут! О классике наверняка слыхом не слыхивали, в театре в жизни не были…

— Ну почему же, были тут как-то в Большом на «Реквиеме», только уснули почти все. (Грустно улыбается.) Хотя вообще-то говоря, футболисты — не очень глупые люди. Да, сейчас среди их увлечений превалирует Интернет. Но и оттуда они могут почерпнуть очень много интересного. Да, это не наше поколение, которое читало не в пример больше. Я, например, горжусь тем, что мы с друзьями-коллегами привозили из той же Болгарии не дубленки и туфли, а книги. Библиотека «Спартака» нашего времени была, думаю, лучшей из всех, что существовали в футбольных клубах. Что ж, надеюсь, у современных игроков сберегательная книга — не самая любимая.

— Как же быть с культурой?

— Есть у меня одна мысль. Пускай футболисты читают «Советский спорт» — там же очень много хороших материалов. Призываю футболистов повышать свой культурный уровень через газету «Советский спорт»!

МЕНЯ ОТКРЫЛ ТАЛАНТ БЕСКОВА

— Георгий Александрович, мы уже затронули тему современного трансферного рынка. Футболисты кочуют из команды в команду — уследить бы за ними. Как было у вас, во времена переезда из Костромы в Москву?

— Тогда, в 1977-м у меня в Костроме было все — семья, квартира, деньги. Шел в «Спартак», в самую нищую команду, на худшие условия, настолько сильным было слово Бескова. Помню, он сказал мне: «Жора, ты опоздал ко мне на десять лет».

— Что же подвигло 29-летнего нападающего с периферии на излете карьеры заиграть на уровне высшей лиги?

— Талант Бескова, открывший меня. А с такими партнерами, как Гаврилов, Черенков, грех было не заиграть. Мне, в общем-то, было все равно, кому забивать — вратарям второй лиги или великим мастерам.

— Старожилы «Спартака» рассказывают, что вы были любимчиком у Константина Ивановича…

— А еще Вагиз Хидиятуллин. Но Константин Иванович никогда не позволял себе панибратские отношения с футболистами. И когда кто-то открывает рот: «А я однажды сказал Бескову…», я прерываю этого человека — спустись на землю, как ты мог что-то сказать Бескову?

— Однако тренер не стал возражать против вашего ухода в «Локомотив».

— Одна из причин — помощники Константина Ивановича. Они нашептывали ему, мол, Ярцев стал неуправляемым. А я и не скрываю — так оно и было. Не мог я, семьянин, жить в постоянной разлуке с женой и детьми. Сидеть постоянно на базе в Тарасовке, когда тебе за тридцать, — тяжело это. Вот и пришлось уйти. Сан Саныч Севидов попросил помочь — его «Локомотив» тогда рвался в высшую лигу. Но играть в команде железнодорожников после спартаковского футбола мне было неинтересно.   

ПЛАТА ЗА ОШИБКИ СЕЛЕКЦИИ

— «Спартак» образца 96-го года преподнес настоящую сенсацию, взяв золотые медали чемпионата. Добрая половина футболистов из чемпионского состава, как вы сами их называли, «ребята из пионерского отряда», вчерашние дублеры. Сейчас в «Спартак» «пионеров» не набирают, красно-белые из года в год бьются на трансферном рынке, но где нынче воз? Два очка и тринадцатое место.

— Ответ прост: ошибки селекции. Почему уходили те ребята, что раз за разом выигрывали золото? Я не знаю, просто задаюсь вопросом. Тихонов, Ширко, Мелешин… да что фамилии называть?! А кто приходил им на смену? Непонятно кто. Очень характерна в этом плане работа Вячеслава Грозного, который проталкивал своих серых игроков с Украины. Над ними смеялись все! А Сычев? Заиграл ведь парень, ну пересмотрите вы ему контракт! Пригласите папу-тренера на работу в Академию, чтобы все довольны были. Но нет — теряем талант. А Дима Ананко? Как так получилось, что опытный и надежный защитник покидает клуб в момент, когда в обороне сплошные прорехи, а на носу Лига чемпионов?! Ошибаемся мы, ошибаемся…

— Кто это — мы?

— Мы — это «Спартак». Я не в клубе, но я — спартаковец. И я не критикую свой клуб, а переживаю за него. Страшно переживаю. Но, несмотря на отсутствие оптимизма, все равно поддерживаю руководство красно-белых. Посмотрите: построены клубный офис и прекрасный стадион «Спартак» имени Нетто (бывший «Алмаз». — Прим. ред.). Организована детская Академия, ребята получают все необходимое. Почему-то обо всем этом умалчивают, все больше грязью поливают со всех сторон. Ведь как злопыхатели говорят: «У нас в руководстве «ростовские» появились». А я что, москвич?! Мы почти все не из столицы, но обрели «Спартак», его дух, завещанный великим Старостиным.

— Обвинять судей в заговоре — это разве в спартаковском духе?

— (Смутившись.) Каверзный вопрос. Конечно, Николай Петрович никогда не говорил о судьях. Он проповедовал честь, достоинство. И в жизни, и в футболе. У Старостина была заповедь: не можешь победить противника — подойди и обними его. Так что уважение к заветам Старостина должно выражаться не только в вывешивании его портретов.   

НАС С РОМАНЦЕВЫМ НЕ РАССОРИТЬ

— Часто ли общаетесь с Олегом Романцевым?

В прошедшую пятницу праздновали мой юбилей всем чемпионским составом 79-го года. Не было только Шавло и Гаврилова — они уехали с «Торпедо-Металлургом» в Волгоград. Очень рад, что, несмотря на занятость, Олег Иванович откликнулся на мое приглашение, пришел с супругой Натальей Ивановной. Нас связывает многолетняя семейная дружба, мы — как два сросшихся пальца. Детей своих вместе крестили, проходили через все — радость, печаль. Поделиться доброй новостью, обсудить даже самый нелицеприятный вопрос — нет проблем. Но в это святое для нас обоих понятие ДРУЖБА никто никогда не сунется, не влезет.

— Неужели у вас на Романцева нет обид? Ведь не просто так вы ушли на должность второго тренера после чемпионского 96-го года, а на сегодняшний день приглашения вернуться, по сути, в родной клуб так и не получили.

— Никаких обид, никаких претензий! Олег Иванович выбрал свой путь, и ради бога! Я лишь благодарен ему за то, что получил возможность состояться как тренер. Буду поддерживать его во всем и всегда.

— Изменился ли Романцев как человек за время вашей почти тридцатилетней дружбы?

— Конечно, изменился. Ему приходилось брать на себя огромную ответственность, принимать решения глобального характера. Приходилось переживать разочарования, предательства. Недавно в одном из интервью Олег Иванович признался: Жора Ярцев никогда не подводил. Приятно это слышать. Замкнутым, говорите, стал? Быть может. Но не для меня. Могу позвонить ему на мобильный, договориться о встрече — обсудить проблемы или просто поговорить за жизнь. Порой и разговаривать не приходится — мы понимаем друг друга с полуслова, на уровне подсознания.

— Неужели у вас не возникало взаимонепонимания?

Надо знать Романцева. В 1996-м ему кое-кто из лизоблюдов нашептал, что я якобы сказал где-то кому-то, что некомфортно мне сидеть с ним рядом на одной скамейке. Олег Иванович так ни разу и не появился на скамейке до конца сезона, а на выезды вообще не ездил. На «золотой» матч с «Аланией» я просто его упросил: сядь со мной!

ТОЛСТЫХ ДАВИЛ НА ТРЕНЕРОВ

— Как складывались ваши отношения с Романцевым-президентом?

— Прекрасно! Романцев — самый лучший президент из тех, кого я видел. Мы могли что угодно обсуждать, спорить по любым вопросам, но последнее слово было всегда за мной. Олег Иванович так всегда и говорил: «Тебе решать, ты главный тренер». Я, в свою очередь, мог выступить в интересах футболистов. Подходил и высказывал пожелание: такому-то игроку нужно увеличить зарплату. На следующий же день все просьбы выполнялись. За день до игры я мог отпустить домой с базы Тихонова, потому что доверял ему. Горлукович тоже мог подготовить себя к игре самостоятельно — настоящий профи. Молодые ребята в чемпионский 1996-й тоже проявляли себя молодцами. Не все, конечно. Вот Костя Коваленко — умный, работящий, ответственный, но только на футбольном поле. Романцев никогда не указывал, как мне вести себя с игроками. Было приятно работать: президент не вмешивался в мои дела, а я, разумеется, не совался в его.

— Говорят, с руководством «Динамо» и «Ротора» отношения у вас не сложились именно из-за вмешательств…

— Толстых в этом отношении действительно пытался проявлять диктат. Уважающий себя тренер не позволяет вмешиваться в свои дела. Так должно быть. Петржела, придя в «Зенит», сказал Мутко: «Вы не должны появляться там-то и говорить то-то». Мудрый человек, Мутко понял, что это лишь во благо. Толстых же, при всем моем уважении к нему как к одному из лучших спортивных функционеров в России, не мог работать по принципу невмешательства, вот и не вышли у нас отношения. Думаю, по этой же причине покидали «Динамо» другие тренеры — Бесков, Газзаев… А вот с Голодцом у Толстых все получилось. Адамас Соломонович слушал, что ему говорили, и выполнял указания. Что касается президента «Ротора» Владимира Горюнова, то он в отношениях с тренерами проявлял исключительный такт. Вот только с материальной базой у «Ротора» было неважно. Это даже назвать разбитым корытом нельзя. Лодка без днища, да и только.

— В былые годы «Ротор» славился неплохими результатами в чемпионате, а тут такое откровение…

— У команды во все времена был прекрасный резерв. Называю фамилии: Алдонин, Павлюченко, Смирнов, Матьола, Самойлов, Мысин — эти ребята вышли из «Ротора» еще тех времен. Плюс опытные игроки, на них все и держится вот уже сколько лет. Считаю, что к воспитанию многих молодых футболистов «Ротора» приложил руку как тренер и горжусь их успехами.

— Вы всегда сильно нервничаете, сидя на тренерской скамейке. Почему не удается справляться с эмоциями или вы не стремитесь к этому?

— Мама, уже покойная, Людмила Леонидовна, очень переживала по этому поводу. Письма писала, где успевала обсудить все: от тактических расстановок до моих «тренерских» нервов: «Не изводись, береги себя». Но спокойно наблюдать за своей командой я не умею.

— Однажды, разнервничавшись, вы даже стул сломали…

Кто же знал, что стул складной?! Пнул его случайно, а он развалился. Не такой у меня сильный удар, чтобы нормальные стулья ломать. Но, помню, поговаривали: вот что Ярцев творит — мебель динамовскую переводит (смеется). 

НАША СПРАВКА

Георгий ЯРЦЕВ

Родился 11 апреля 1948 года.

В чемпионатах СССР провел 82 матча, забил 38 мячей (ЦСКА – 1 игра, «Спартак»). Чемпион СССР 1979, вице-чемпион 1980. Лучший бомбардир чемпионата СССР-78 (19 мячей). За сборную СССР сыграл 5 матчей.

Главный тренер московского «Спартака» (1996) – привел команду к званию чемпиона России. Главный тренер московского «Динамо» (1998-1999) и волгоградского «Ротора» (2000). Лауреат премии «Стрелец» (1996).

ЛЮБИМАЯ СТРАНА

РОССИЯ

ЛЮБИМЫЙ ГОРОД

КОСТРОМА

ЛЮБИМАЯ КНИГА

«12 СТУЛЬЕВ»

ЛЮБИМЫЕ ПИСАТЕЛИ

ИЛЬЯ ИЛЬФ, ЕВГЕНИЙ ПЕТРОВ

ЛЮБИМЫЙ АКТЕР

АЛЕКСАНДР ФАТЮШИН

ЛЮБИМЫЙ ФИЛЬМ

«ДОБРОВОЛЬЦЫ»

ЛЮБИМОЕ БЛЮДО

РУССКИЕ ЩИ В ИСПОЛНЕНИИ ЖЕНЫ

ЛЮБИМЫЙ НАПИТОК

ВОДКА

ЛЮБИМЫЙ АВТОМОБИЛЬ

«МЕРСЕДЕС»