АНТОЛОГИЯ КОНФЛИКТОВ

 Конечно, случались серьезные трения между наставником и игроком и в отечественном футболе. Правда, эпизоды эти всплывают далеко не всегда, так как стороны, участвовавшие во внутренних разборках, стараются не выносить сор из избы.

БУНТ НА КОРАБЛЕ

Вполне возможно, что если бы Лобановский до конца раскрылся как футболист, он не смог бы так полно реализоваться как тренер. Конфликт с Масловым заставил его иначе посмотреть на себя в футболе. «Виктор Александрович отчислил из команды индивидуалиста Лобановского, трюки которого нравились публике, но шли вразрез с командной игрой… Тренерская правота Маслова оказалась намного выше моей правоты игрока. Я не собираюсь рассуждать на тему, стоило ли Маслову тогда возиться со мной и обращать в свою веру, но сейчас я, по всей вероятности, поступил бы с Лобановским так же, как поступил он…» — вспоминал потом сам Валерий Васильевич.

Свои лучшие годы Йожеф Сабо провел в киевском «Динамо» под руководством Виктора Маслова. И именно Дед, как за глаза называли тренера игроки, приложил руку к тому, чтобы один из самых ярких полузащитников советского футбола в 29 лет покинул украинский суперклуб.

«Между нами возник конфликт, и в конце концов вопрос встал ребром: или я, или Маслов. Он вроде бы уже уходил, но потом неожиданно вернулся — и уйти пришлось мне, — признался Сабо в одном из интервью. — Суть противостояния заключалась в том, что Маслов настаивал на моей игровой переквалификации. Как тренер он был авангардистом с потрясающе развитой интуицией. Представьте себе: Маслов первым — раньше бразильцев! — применил схему 4-4-2 и использовал в защите нечто среднее между современным стоппером и опорным полузащитником. Причем возложить эту роль хотел на меня. А я возражал, потому что и в клубе, и в сборной играл правого или левого полузащитника и на иной позиции себя не видел. Ну и нашла коса на камень. А я ведь почти боготворил Маслова, и тем обиднее было, что он не мог или не захотел понять меня. Только много позже, когда сам оказался в тренерской шкуре, я понял, что требования Маслова вовсе не были чрезмерными».

В 1976 году в Киеве созрел «бунт на корабле», который едва не привел к отставке Лобановского. В тот момент команда себя уже исчерпала и требовала не просто вливания свежей крови, а кардинального обновления. И начать великий тренер решил с «челноков» — Трошкина и Матвиенко.

По словам Трошкина, формальным поводом к началу вытеснения признанных мастеров из коллектива стало их опоздание на правительственный прием в честь олимпийцев. Трошкин и Матвиенко, запутавшись в лифтах гостиницы «Россия», не успели к автобусу. После этого Лобановский и Базилевич пригласили их «для разговора» и предложили им или заканчивать с футболом, или искать себе другие команды.

Лобановский словно перестал замечать Трошкина и начал ставить на его место Лозинского. По наблюдению известного футболиста «Спартака» 70-х годов Евгения Ловчева, эта замена оказалась неадекватной. Если в среднем из десяти фланговых передач Трошкина были точны девять, то у Лозинского – лишь четыре. Каплей, переполнившей чашу терпения отверженного игрока, оказался еврокубковый матч с «Боруссией» в 77-м. В стартовом составе вышел Бережной. Вскоре он сломался, однако Трошкин по-прежнему остался в запасе — Лобановский отправил на поле Фоменко, хотя тот не был фланговым игроком. За 20 минут до конца матча получил травму и Фоменко. Только после этого тренер вспомнил о Трошкине, который после этой встречи все понял и написал заявление об уходе из команды.

БЕЛАНОВ ПРОТИВ «МОДЕРНА»

По причинам идейного характера не заиграл в Германии лучший игрок Европы 1986 года Игорь Беланов. Вот как объяснил мне неудачу в своей заграничной карьере именитый мастер:

«Поначалу в немецкой «Боруссии» из города Менхенгладбаха у меня все складывалось довольно удачно. Однако потом последовал вылет команды из бундеслиги. Это я связываю с тем, что у руля находился специалист, не имевший за плечами игровой футбольной карьеры. Бизнесмен, окончивший школу тренеров, решил научить нас играть в футбол. Сам же он был откровенно слаб по всем пунктам, начиная с тактики и заканчивая психологией. Помнится, состоялся у меня разговор с президентом клуба, который в присутствии главного тренера поинтересовался моим мнением по поводу наших выступлений. Я предложил отказаться от игры в линию и сыграть с либеро и двумя защитниками-персональщиками. Мне ответили, что этого сделать они не могут. Нельзя, мол, разрушать «модерн». Я говорю, давайте откажемся от «модерна», зато перестанем пропускать по три-четыре мяча за игру. Кажется, этим я сильно обидел тренера, и период в Менхенгладбахе можно было считать завершенным…»

БОЙКОТ ЧЕМПИОНАТА

Однако между тренерами и игроками возникают разногласия не только методологического характера. Причиной конфликта может послужить и банальная алчность.

В разгар чемпионата СССР-75 из ереванского «Арарата» были отчислены известные футболисты – Андреасян, Абрамян и Мартиросян. Первый, будучи капитаном команды, с некоторых пор стал считать себя незаменимым, что, по его мнению, давало ему право высокомерно вести себя по отношению к товарищам и тренерам. Второй, склонный к интригам и склокам, допускал серьезные нарушения дисциплины, позволяя себе грубость по отношению к игрокам, доходящую до рукоприкладства. Он частенько не выполнял установок тренеров, ставя перед ними разного рода ультиматумы, которые носили характер откровенного рвачества: не дадите автомашину – не буду играть, не достанете сверхмодный мебельный гарнитур – не выйду на поле. Мартиросян же, согласно официальному заявлению клуба, был отчислен из команды за резкое снижение спортивно-технического мастерства.

КСТАТИ

Звезда Бекхэма зажглась по-настоящему в сезоне 1996-97 годов. Дэвид прочно занял место в основном составе своего клуба, заменив ушедшего в «Эвертон» Андрея Канчельскиса. Нельзя сказать, что он вытеснил российского легионера из состава «МЮ». Канчельскис просто не нашел общего языка с главным тренером. Но надо думать, что Алекс Фергюсон, идя на конфликт с одним из лидеров коллектива, уже видел на его позиции молодого Бекхэма и поэтому особо не противился уходу россиянина.