ЛИЧНОЕ ДЕЛО

В детстве маленький Веня и не предполагал, что футбол в его жизни займет главное место. Случай привел его в спортивную школу, из которой, впрочем, он ушел через два года. Только благодаря настойчивости тренера Мандрыкин с большой неохотой начал заниматься снова. А в 19 лет уже оказался в московском ЦСКА. Совсем недавно Вениамин дебютировал в составе национальной сборной. И кто знает, что было бы с этим талантливым вратарем, если бы в свое время его не приметил дальновидный наставник владикавказского «Спартака»?

ФУТБОЛ — ЭТО НЕСЕРЬЕЗНО!

На интервью Мандрыкин приехал с красавицей женой Дианой. Когда я заметила, что она находится «в положении», то поинтересовалась, на каком она месяце беременности. Почти в один голос супруги сказали: Вениамин – «на шестом», Диана – «на восьмом»! Повисла пауза. «Как быстро летит время», – исправил свою ошибку супруг.

– Я родился в Оренбурге, – начал разговор Мандрыкин. – Моя мама была коренной оренбурженкой, а папа приехал из Краснодарского края. Мой отец безумно любил горы. Нет, он, конечно, не был экстремальным альпинистом, но все равно мы решили переехать во Владикавказ. Правда, я этого не помню, ведь мне было тогда всего полтора года. А заниматься футболом я начал совершенно случайно – пошел за компанию с другом. К нему в школу пришли тренеры и отобрали нескольких ребят, а так как мы жили в одном дворе, я увязался за ним. Но, отзанимавшись два года, я бросил.

Почему?

– Во Владикавказе были две футбольные школы – «Юность» и «Спартак». Я как раз занимался в первой. В основной состав меня не ставили. А потом еще и трудности с учебой начались, которые повлекли за собой проблемы дома. Не то чтобы родители сильно противились моим занятиям спортом, но советовали мне учиться, а не гонять мяч. Тем более поначалу в футболе у меня не очень-то получалось. Вот я и забросил занятия. Но когда я еще играл, мы как-то встречались в турнире с другой школой, и меня заметил будущий тренер Горохов. И вот, когда я уже не тренировался, он приехал ко мне домой и предложил заниматься у него. Ну, я так нехотя согласился. Думал, что это несерьезно и все равно брошу. Но где-то через полгода тренировочный процесс меня очень сильно увлек, видите, во что это вылилось!

Вы для себя сразу решили, что хотите стать вратарем?

– Нет, я сначала был полевым игроком. Но однажды наш вратарь получил сотрясение мозга, и меня как самого высокого поставили на ворота. И очень мне это понравилось.

Ваши родители в итоге смирились с тем, что учеба останется на втором месте?

– Когда я снова начал заниматься, мой новый тренер сумел их убедить, что это профессия, что футболом можно зарабатывать себе на жизнь, кормить семью. Поэтому долго они не сопротивлялись. В итоге мой наставник оказался прав: сначала меня пригласили в дубль «Алании», потом я играл за основу, ну а позже меня позвали в ЦСКА.

НЕВЕСТУ Я НЕ ПОХИЩАЛ

Когда вы переехали в Москву, пришлось столкнуться с бытовыми трудностями?

– Да, когда мы приехали, надо было сначала снять квартиру, потом покупать абсолютно все, вплоть до одеял и подушек! В первые недели постоянно чего-то не хватало.

Вам кто-нибудь помогал?

– Жена. Мы вместе сюда приехали.

Сколько же вам было лет, когда вы поженились?

– Девятнадцать.

А как вы с Дианой встретились?

– В университете. Я учился на факультете физической культуры, а рядом была кафедра иностранных языков, где училась Диана. Несколько раз я с ней сталкивался, и она мне очень понравилась. Потом я попросил своего друга, который тоже учился в инязе, чтобы он нас познакомил. Через год мы поженились.

Свадьба, наверное, была непростая? Ведь кавказские обычаи обязывают…

– Да нет, все было просто. Конечно, еще с древних времен есть у нас обычай похищать невесту. Но сейчас это делают только для того, чтобы быстрее жениться. Но этой традицией мы не воспользовались (смеется)!

Диана, а как вы отнеслись к профессии будущего мужа, которая, очевидно, означает его постоянное отсутствие дома?

– Мы год встречались, я потихоньку привыкала, хотя в полной мере к этому привыкнуть нелегко. А когда начали жить вместе, то отсутствие мужа дома для меня стало просто пыткой. Особенно зимой. Просто хочется взять и лечь в спячку, как медведь.

У вас в Москве есть подруги?

– Как таковых нет. Однако я общаюсь со многими женами футболистов. А так в основном дома сижу.

Вы сейчас не учитесь?

– Нет, я в академическом отпуске. Родится ребенок, обязательно переведусь в какой-нибудь московский вуз. Очень хочу доучиться, получить наконец-то высшее образование.

Беременность доставляет проблемы?

– Я думала, что будет гораздо сложнее. Но слава богу, чувствую себя нормально, нет никаких токсикозов! Вот зимой были гастрономические заскоки (смеется), очень хотелось дыни и арбуза. Заботливый муж все нашел! Правда, теперь, когда Веня уезжает, мне еще больше его не хватает, ведь беременной женщине внимания требуется в два раза больше.

В ЦСКА ДЕДОВЩИНЫ НЕТ 

Вениамин, с кем из одноклубников вы больше всего общаетесь?

– У нас в команде нет такого, чтобы по двое, по трое кучковались, – у всех отличные отношения, ровные. Я могу зайти к любому игроку в комнату и просто поболтать. Ну а с Кусовым, который тоже из «Алании» пришел, мы дружим с детства. Вообще, в этом плане мне нравится в ЦСКА – очень сплоченный коллектив.

Ну а когда вы только пришли в армейский клуб, конфликтов с игроками не возникало?

– Нет, меня сразу приняли. Я уже третий год в команде, и при мне пришло много новых игроков. Но ни разу никакой дедовщины по отношению к вновь пришедшим не было.

Не ощущаете внутреннего дискомфорта от того, что на поле вам приходится командовать людьми старше вас, у некоторых из которых гораздо больше опыта?

– Нет, есть такое правило – на поле все равны. Я думаю, что каждый должен делать все для того, чтобы выиграть.

Какими качествами должен непременно обладать вратарь?

– Обязательным условием для успешной игры голкипера является психологическая устойчивость. Очень важно, чтобы тренер вратарей настраивал своих подопечных на нужную волну. В ЦСКА в этом плане мне очень помогает Чанов.

То есть у вас никогда не бывает срывов?

– Перед игрой никогда такого не случается. Если страшно – лучше вообще не выходить на поле. Срывы бывают после поражений. И я могу злиться только на себя. Зайду в раздевалку, пну что-нибудь ногой, и вроде полегчало (смеется).

ТАНЦЫ МОГУТ БЫТЬ ТОЛЬКО ДО СВАДЬБЫ

По дому скучаете?

– Конечно, во Владикавказе мы жили с родителями, и сейчас мне очень их не хватает. Вроде бы и раньше я тоже уезжал, и можно было бы привыкнуть, но не получается. Мы с Дианой стараемся как можно чаще ездить домой, но сами понимаете, что происходит это достаточно редко. Может, в скором времени перевезу маму в Москву.

Сейчас у вас своя квартира?

– Почти: мы купили квартиру в новостройке, сейчас там идет ремонт, думаю, въедем туда месяца через два. Как раз отпразднуем рождение ребенка и новоселье.

Придется нарушать режим?

– Да нет, я вообще-то не злостный нарушитель. Даже на свадьбе выпил немного (смеется). А если у меня отпуск, то могу позволить себе вина, но никаких крепких напитков не употребляю. А курить даже и не пробовал, не знаю, что это такое.

Где вы любите отдыхать?

– Как правило, отпуск у нас бывает в ноябре-декабре, и хочется поехать туда, где тепло. Мы быстренько собираем вещи и, как птицы, – на юг!

А в Москве какие места предпочитаете? Может, на дискотеки ходите?

– Нет, я не любитель дискотек. Диане нравится, но как она туда без меня пойдет?

А с подружками жену на танцы не отпускаете?

– Нет. До свадьбы можно потанцевать с подружками, а после, извините, без мужа нельзя. Вдруг кто-нибудь пристанет. Мы если ходим, то только вместе – в кафе, рестораны, кино.

В ЕВРОПЕ ПОКА ДЕЛАТЬ НЕЧЕГО

– Вениамин, звездой-то себя ощущаете?

– Не-а, по крайней мере, каждые полчаса про себя не повторяю: «Я великий!» (Смеется.) На улице, случается, узнают, автограф просят, поклонницы домой звонят. К последнему Диана очень плохо относится. Но я, например, знаю ребят, поклонницы которых живут в подъездах, исписывают стены любовными посланиями – по-моему, это гораздо хуже. Привыкнуть к подобному, конечно, не просто, но, думаю, не стоит обращать на это внимание.

Но ведь поклонники – это часть вашей жизни как публичного человека. И играете вы в общем-то для них…

– Конечно. Мне это несложно, а людям приятно. Но на большее не согласен.

Не хотели бы вы попробовать себя где-нибудь в Европе?

– На данный момент нет. Я считаю, что мне еще стоит поиграть в российском чемпионате. Не таких уж вершин я здесь достиг, чтобы думать о Европе. Тем более что и контракт с ЦСКА у меня до 2004 года.

НАША СПРАВКА

Вениамин МАНДРЫКИН
родился 30.08.1981 г.
Рост 188 см, вес 83 кг.
Амплуа: вратарь.
Воспитанник футбольной школы «Спартак» (Владикавказ).
С 1998 по 2001 год выступал за «Аланию» (Владикавказ),
с августа 2001 года в «ЦСКА» (Москва).
В чемпионатах России сыграл 74 матча (ЦСКА – 28).
Пропустил 89 мячей (ЦСКА – 32).
Серебряный призер чемпионата России 2002 г.
Обладатель Кубка России 2002 года.
За сборную России провел два матча.