ФУТБОЛ

 После разгромного поражения от московского «Динамо» наставник «Зенита» Властимил Петржела не отгородился от прессы, как поступило бы большинство его российских коллег.

— Я не хочу скрываться от публики, — с самого начала подчеркнул Петржела. – После матча с «Динамо» специально пошел к сектору, в котором располагались питерские болельщики, чтобы извиниться перед ними. Потом договорился с местным телевидением о выступлении в прямом эфире. Все с той же целью – объяснить людям, в чем причина неудачи.

— И что же, на ваш взгляд, произошло с командой?

— Не хочу показаться банальным, но крупное поражение «Зенита» предопределила грубая ошибка вратаря. Для меня неприятным сюрпризом стало другое: оказалось, что команда совершенно не умеет держать удар. Я думал, что после трагического промаха Чонтофальски ребята сомкнутся, поддержат своего голкипера. Но они опустили руки и просто бросили играть.

— А почему вы вообще выпустили на поле словацкого вратаря? Ведь основной голкипер команды Малафеев очень удачно провел предыдущие матчи.

— Об этом шаге я подумывал задолго до встречи с москвичами. Чонтофальски, несмотря на то что является дублером, тоже нуждается в игровой практике. За сутки до поединка решение было принято окончательно. Поле стадиона «Динамо» оказалось очень жестким, и я предполагал, что хозяева будут активно использовать «стандарты». Камил при их розыгрыше чувствует себя в воротах более уверенно, чем Малафеев, – он хорош в воздушных дуэлях, лучше играет на выходах.

— Вы не пожалели о своем решении по ходу поединка?

— Нет. Скажу больше: если бы я был в Чехии, то обязательно поставил бы Чонтофальски и в следующем матче. Серьезную психологическую травму, которую он получил, можно залечить только с помощью уверенной игры в новом поединке. Однако в России я пойти на этот шаг не могу: оппоненты заклюют и меня, и самого Камила.

— Чем вы объясняете ошибку Чонтофальски?

— Мне трудно найти ей логическую причину. Скорее всего, следует говорить о каком-то затмении. Хотя… Обычно мы играем в синих футболках, а на сей раз вышли в белом. Может быть, Камил при вводе мяча в игру подсознательно ориентировался на знакомый цвет?

— Почему вы не заменили голкипера, когда стало ясно, что он расклеился?

— Разгромного поражения уже нельзя было избежать. Если бы я выставил на поле Малафеева, он мог бы получить такую же психологическую травму, как и Чонтофальски. Тогда команда лишилась бы обоих вратарей.

— В той ситуации можно было что-нибудь предпринять?

— После первого тайма я сознавал: матч потерян. Но признаваться в таких мыслях игрокам тренер не имеет права. Мы заменили Вьештицу, который сильно переживал случившееся, его место занял Игонин. Увы, оказалось, что наш капитан совершенно не умеет действовать в обороне. Я старался как-то завести футболистов, постоянно выходил к бровке. Однако команда находилась в невменяемом состоянии.

— А что же другие зенитовские лидеры — Радимов, Спивак?

— Как раз Радимова я должен взять под защиту. Влад оказался единственным, кто не смирился с разгромом. Выйдя на замену, он начал кричать на партнеров, требовал, чтобы они, наконец, заиграли. В конце концов, две острые передачи, одна из которых закончилась голом Кержакова, — его заслуга.

— Что вы переживали при счете 1:7?

— Хотелось, чтобы весь этот позор побыстрее закончился. Таких крупных поражений в моей карьере еще не было. Случалось, что команда по ходу игры уступала 0:3, но потом одерживала победу со счетом 4:3. А тут… Еще было очень обидно за себя. На матч собрались руководители РФС, многие ведущие тренеры — посмотреть, что же это за Петржела такой. Я видел, как многие после игры довольно потирали руки.

— После разгрома руководство клуба не намекало вам об отставке?

— Наоборот, Виталий Мутко как мог поддержал и меня, и команду. После игры он пришел в раздевалку и постарался успокоить всех нас. Особое внимание президент уделил Чонтофальски, который буквально рыдал от горя. Впрочем, и у меня самого не возникало мысли об отставке. После того как мы вытащили команду из той пропасти, в которой она находилась прошлой осенью, это было бы верхом глупости.

— После разгрома в Петровском вам во что бы то ни стало нужно победить «Торпедо» в предстоящем туре…

— Эта игра будет очень сложной для нас. Но если «Зенит» при помощи болельщиков соберется и одержит победу, уверен: до конца первого круга команда больше не проиграет.

МАТЧИ «ЗЕНИТА» ПОСЛЕ КРУПНЫХ ПОРАЖЕНИЙ В ЧЕМПИОНАТАХ РОССИИ

Крупное поражение

Следующий матч

09.04.92 Ротор – 1:6 (г)

12.04.92 Крылья Советов – 0:1 (г)

29.07.92 Спартак – 0:4 (г)

01.08.92 Торпедо – 2:1 (г)

06.08.92 Асмарал – 3:8 (г)

30.08.92 Океан – 3:0 (д)

03.09.92 Динамо Ст – 0:3 (г)

09.09.92 Факел – 2:0 (д)

17.05.97 КамАЗ-Чаллы – 0:3 (д)

24.05.97 ЦСКА – 0:2 (г)

02.08.97 Ротор – 0:3 (г)

09.08.97 Жемчужина – 2:0 (д)

28.07.99 Спартак – 1:4 (г)

14.08.99 Ротор – 2:2 (д)

12.05.2000 ЦСКА – 1:4 (г)

17.05.2000 Ростсельмаш – 0:0 (д)

05.05.01 Торпедо – 0:3 (д)

12.05.01 Алания – 0:2 (г)

25.05.01 Локомотив – 1:5 (г)

11.06.01 ЦСКА – 1:1 (г)

Итого: +4=3-3, мячи 12-9

С 1999 года «Зенит» не может выиграть после крупного поражения.