ДовыКЕБЕнивался

Решение руководства «Спартака» о выставлении на трансфер защитника Ибра Кебе громом среди ясного неба не прозвучало.
10 июля 2003 00:00
автор: Андрей Бодров

ФУТБОЛ

Решение руководства «Спартака» о выставлении на трансфер защитника Ибра Кебе громом среди ясного неба не прозвучало. В последнее время даже игроки команды перестали скрывать свое раздражение по поводу нежелания Кебе учить русский язык, его постоянных отлучек на родину. Футболист уже покинул расположение команды и переживает случившееся в своей квартире в Сокольниках, куда и пригласил корреспондентов «Советского спорта».

ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ ТЧУЙСЕ

Что уж говорить о руководстве: из уст президента клуба Андрея Червиченко прозвучали обвинения в адрес легионера: мол, и лгун он, и прогульщик злостный. А главный тренер Андрей Чернышов, еще на прошлой неделе доверивший сенегальцу капитанскую повязку, вынес суровый приговор, озвученный на официальном сайте клуба: «Такому человеку, как Кебе, нет места в нынешнем «Спартаке».

Обычная квартирка: скромное убранство, на полочках шкафов — спартаковская атрибутика. Последние дни Кебе коротает время здесь, все больше у телевизора. Африканец облачен в какое-то национальное одеяние тигриного окраса, на шее спартаковский шарф. Грустно смотрит в экран – как раз идет сюжет о посещении его, теперь уже скорее всего бывших, партнеров могилы Николая Старостина.

— Меня предупреждали, что в «Спартаке» иностранцев не любят, хотя и приглашают в большом количестве, — говорит Кебе. – Помню, Тчуйсе, наученный горьким опытом, предостерегал меня, как только я оказался в «Спартаке»: «Ибра, будь готов к неприятностям». И вскоре они начались. Не секрет, что любое поражение воспринимается в «Спартаке» как трагедия, но очень часто в неудачах команды обвиняли лишь нас, легионеров, и в человеческом плане относились порой не лучшим образом. Предвзятость наращивалась год от года и в конце концов вылилась в открытый конфликт.

— В чем конкретно выражалась предвзятость? И с чьей стороны она проявлялась?

— Характерный пример. Радикально настроенные фанаты закидывали чернокожих легионеров различными фруктами (бананами, например) прямо во время матчей, оскорбляли. Мои друзья – Тчуйсе, Фло, Огунсания – с этим мириться не собирались и надеялись, что силами клуба будет наведен порядок. Тчуйсе отправился к начальнику команды Жиляеву с просьбой, чтобы тот организовал разговор легионеров с Романцевым, так как напрямую к тренеру обратиться было нельзя. Как нам потом рассказали, Романцев даже слушать о беседе с нами не стал. Почему он пренебрегает людьми? Что, разве мы не играли в его команде?!

— Разве это предвзятость?

— Вот еще пример. В мае мы одолели одного из лидеров – московское «Динамо». В перерыве этого ответственнейшего матча Романцев подозвал Павленко и попросил его перевести на французский фразу примерно следующего содержания: «Я Романцев. И знаю, что ты, Кебе, не любишь «Спартак». Вся команда наблюдала за этой сценой. У меня навернулись слезы. Я хотел даже снять футболку и уехать со стадиона. Но – вышел и достойно отыграл. Меня растрогало, что ребята после финального свистка подходили по очереди и обнимали меня.

ИЗ-ЗА «СПАРТАКА» ПРОПУСТИЛ ЧЕМПИОНАТ МИРА

Однажды я даже дрался в Тарасовке – с Ананко, – продолжает Кебе. – Я жестко сыграл в подкате, а он в ответ махать кулаками начал. А я ему как следует ответил. Но, в принципе, ребята в «Спартаке» достаточно миролюбивые. С ними у меня хорошие отношения. Дружу со всеми иностранцами и Павленко, который неплохо говорит по-французски. Он очень добрый парень.

— А как к вам относилось руководство клуба?

— О, это отдельная тема. Пока меня в сборную Сенегала не вызывали, для Червиченко и Романцева я был хорошим. Как только я оказался в числе основных игроков национальной команды, стал плохим.

— И это неудивительно. Это уже как примета: если Кебе уезжает в сборную – все, с концами, вернется через месяц-другой. Кто же это терпеть будет?

— Каждый раз обстоятельства были сильнее меня. В клубе прекрасно знают о возникавших паспортных, визовых и семейных проблемах. Я постоянно поддерживал связь, сообщал обстановку, но каждый раз мои трудности преподносились как прогулы. Я считаю это личным оскорблением, так и напишите. А сборная для меня значит очень многое. Согласно регламенту ФИФА клуб должен отпускать меня, в «Спартаке» же чинили всяческие препятствия и шантажировали.

— ?!

— Угрожали лишить зарплаты. Приходилось подписывать различные бумаги, суть которых объясняли, особо не мудрствуя: «Если не приедешь до 31 мая – снимаем 50 процентов, не приедешь к 11 июня – лишаем полностью». В результате ничего мне не заплатили. Но даже не деньги самое страшное – руководители «Спартака» лишили меня возможности попасть на чемпионат мира!

— Это как?

— В клуб пришел вызов в сборную накануне сборов, посвященных подготовке к чемпионату в Японии и Корее, но от меня это скрыли. Команда дошла до четвертьфинала Кубка мира, и я вполне мог быть в ней. Брюно Метсю (бывший главный тренер сборной Сенегала. – Прим. авт.) потом спрашивал, почему я не вышел на связь, вызывали ведь. Но разве этот вопрос ко мне?!

— Может, имело место какое-нибудь недоразумение? Скажем, технического характера.

— Нет, от меня укрыли эту информацию преднамеренно! Не думаю, что секретарша в «Спартаке» могла потерять факс.

ЛЮДМИЛА ТОЖЕ ВИНОВАТА

— И все же расскажите, что стало последней каплей, переполнившей чашу терпения руководства «Спартака» и послужившей поводом для расставания?

— Мой младший брат попал в автокатастрофу (сейчас он уже пошел на поправку), и Чернышов разрешил воздержаться от тренировки – из-за подавленного состояния. Но я знал, что новый главный тренер не против поговорить, и не хотел откладывать эту беседу. Также я хотел пообщаться с президентом Червиченко по поводу зарплаты, однако переводчика с хорошим знанием французского не нашлось. Не случайно, что в воскресенье я приехал на базу вместе со старшим братом Сиди, который отлично переводит. Но ничего не получилось, и я уехал домой. Вдруг – звонок от шефа международного отдела Людмилы, которая спрашивает: «Кебе, а ты почему уехал?» Уехал, потому что мне не говорили оставаться. Почему же Людмила не сказала мне, что разговор с президентом и тренером возможен? Мой отъезд был воспринят ими как наплевательство или еще что-то. Виновата Людмила, но обвинили во всем, как всегда, Кебе.

Я ЛЮБЛЮ «СПАРТАК»

Кстати, по мнению Червиченко, я приехал в Тарасовку только для того, чтобы поужинать. Еще одна ложь и оскорбление. Даже смешно: все знают, что в Тарасовке я ем, потому что так надо. А удовольствие я могу получить только от сенегальской кухни.

— Что бы вы хотели сказать на прощание болельщикам «Спартака»?

— Я искренне люблю «Спартак» и его болельщиков, буду и впредь поддерживать эту команду. В том, что футболист Кебе выставлен предателем и лентяем, – виноват президент. Мне нечего стыдиться – я был честен. Пока затрудняюсь ответить, куда перейду, но в своем будущем уверен.

МНЕНИЕ

Александр ШИКУНОВ, спортивный директор ФК «Спартак»:

– Клуб выполняет перед Баи Ибра Кебе все обязательства по контракту. Разумеется, Кебе штрафовался, потому что постоянно отсутствовал на сборах, пропускал официальные матчи. Все бумаги по штрафным санкциям он подписывал без всяких протестов, потому что признавал наши доводы логичными. Человек не приходит на работу, почему же мы должны платить ему деньги? Мы действительно устали от постоянной лжи и увиливаний со стороны Кебе. Проблемы с паспортом, которые почему-то возникают каждый раз после отъезда в Сенегал, беды с родственниками… Плюс сенегальский менталитет, да еще с отпечатком деревенщины. Приехали агенты Кебе, сейчас рассматриваются варианты трудоустройства игрока в элитном французском дивизионе.