Георгий Ярцев: Надо сжать кулаки и терпеть

После матча главный тренер сборной России Георгий Ярцев сказал, что доволен результатом матча и по-прежнему не теряет надежды на выход в финальную часть чемпионата Европы.
08 сентября 2003 00:00
автор: Станислав Пахомов

ФУТБОЛ

После матча главный тренер сборной России Георгий Ярцев сказал, что доволен результатом матча и по-прежнему не теряет надежды на выход в финальную часть чемпионата Европы.

СЧЕТ УСТРОИЛ, ИГРА — НЕТ

Наша сборная сразу после матча отправилась в аэропорт. Пока шла регистрация на рейс я, собираясь задать несколько вопросов, подошел к Ярцеву. Понимал, что матч дался ему нелегко. Но все равно никак не ожидал увидеть перед собой настолько измученного, опустошенного человека. Обычно экспрессивный Ярцев, на этот раз говорил очень тихо. Красные от бессонной ночи глаза почти не выражали эмоций. Я понял: он прожил этот матч вместе с футболистами. На поле. Вместе с ними стелился в подкатах, ускорялся, выходил на перехват в воротах. Ему было больно, когда били по ногам Кержакова. Ему было горько, когда соперник перехватывал передачи Есипова. Он задыхался во втором тайме вместе с Мостовым. Он… В общем, Ярцев пережил, возможно, самые сложные 90 минут в своей жизни.

— Всякое у меня случалось, много чего испытал, но сейчас самая трудная полоса, – подтверждает Ярцев. – Я каждым нервом чувствую ответственность. Сборная — не моя собственность, она принадлежит стране. А, значит, любой человек имеет право спросить с нас за результат. Пользуясь случаем, я хотел бы принести извинения журналистам за недостаточную открытость сборной. Просто в нашем положении на разговоры нет времени.

— Ничья в матче — не самый плохой итог. Согласны?

— Конечно. Счет матча на данном этапе меня устроил. Но вот сама игра команды пока далека от совершенства. Нам нужно еще много работать, чтобы привести свое футбольное хозяйство в порядок.

— Обычно только у футболистов спрашивают, какое влияние на них оказывали переполненные трибуны. Но сейчас случай особый. У вас долгое время не было тренерской практики. И первая же игра оказалась решающей. Трибуны давили на вас?

— Не столько трибуны, сколько понимание важности этой игры. Сейчас даже трудно подобрать слова, чтобы объяснить, что я ощущал. Очень переживал – это еще мягко сказано. Футбольная общественность ждала от нас чуда. Но чудеса за три дня не делаются. А ведь, по сути, именно столько дней оставалось на подготовку команды в полном составе. За этот период я должен был почувствовать настроение ребят, понять, кто из них лучше готов к субботнему матчу, настроить, объяснить тактические нюансы.

— За пять дней до игры обнаружилась травма у Хохлова. Перед матчем выбыли из строя Титов и Ковтун. Видимо, вам пришлось вносить экстренные коррективы в свои планы?

— Удар следовал за ударом. Что обидно, проблемы со здоровьем возникли у конструктивных игроков – Хохлова, Титова. Они могут грамотно созидать, удачно завершать атаки. Футболисты опытные, прошедшие горнила чемпионатов Европы, мира. В результате мы, к примеру, лишились связки Хохлов — Лоськов.

У ИРЛАНДЦЕВ БЫЛО БОЛЬШЕ ШАНСОВ

— Когда вы определились с составом на матч? Раздумывали до самой игры?

— Окончательное решение о том, кто выйдет на поле, принял только в субботу. Отравление Титова, травма Ковтуна – такие события конечно же изменили мой план. Мы лишились испытанных бойцов.

— А тут еще травма Аленичева во время матча…

— Две вынужденные замены в ходе игры не дали нам погибче сыграть во втором тайме.

— Почему вы не стали делать третью замену, когда явно подустали Булыкин и Мостовой?

— Только по одной причине. Борьба на последних минутах пошла верховая, жесткая. В любой момент мог получить травму и вратарь. Тогда что бы мы делали?

— Мы могли выиграть этот матч?

— Скорее шансы на победу были у ирландцев: во втором тайме дало о себе знать физическое превосходство соперников. Они имели преимущество. Спасибо ребятам, которые выдержали большую нагрузку.

ФУТБОЛИСТЫ ПРОЯВИЛИ ХАРАКТЕР

— Ваше первое ощущение после того, как все закончилось? Удовлетворение или все же осталось какое-то недовольство исходом?

— Конечно, не все сыграли одинаково сильно. Кто-то проявил себя на 100 процентов, кто-то не в полной мере. Но важно, что самоотдача у всех была на очень высоком уровне. Если в предыдущих матчах проскакивали равнодушие, бесхарактерность, то сейчас в этом никого нельзя упрекнуть.

— Фамилии футболистов, игра которых вас не совсем устроила, назовете?

— Зачем? Нет смысла публично разбирать: вот этот лучше провел игру, тот хуже. Здесь как раз нужно единение, которое мы и видели на поле. Мне понравились, что все объединились ради большой цели. А ведь некоторые игроки впервые-то увидели друг друга три дня назад. Много еще недостатков в технике, тактике. Но команды за неделю не создаются.

— Вы не в обиде на тех, кто задержался с приездом на сборы?

— Ни в коем случае. Наоборот, я благодарен нашим футболистам, что они не оставили сборную в трудный момент. Тот же Мостовой ради нее пропустил матч чемпионата Испании. Это как раз говорит о том, что он готов биться.

— Кстати, как бы вы оценили его игру?

— Могу дать только положительную оценку. Мостовой — футболист мирового уровня. Плюс мне приятно, что он откликнулся на предложение вернуться в национальную команду, не стал обижаться на ситуацию, когда его не приглашали.

— А что бы вы сказали о действиях других игроков, выступающих за рубежом?

— Проявили характер, не уступили в борьбе. У них есть желание играть за Россию. Они доказали это и на тренировках, и в матче.

ПРУЖИНА ЗАКРУТИЛАСЬ ЕЩЕ БОЛЬШЕ

— После того как с поля ушел Аленичев, его место на левом фланге занял Алдонин, который в «Роторе» играет на другой позиции. Не считаете, что это был рискованный шаг?

— Алдонин играл у меня, когда я тренировал «Ротор». Прекрасно знаю его возможности, поэтому рискованным такой шаг назвать нельзя. У меня нет к нему почти никаких претензий. Так же, как и к другим. Есть желание разобраться, почему не у всех игра получилась так, как могла. Кто-то, возможно, перегорел, хотя, казалось бы, опытные люди. Но бывает и такое.

— Вы по-прежнему верите, что положение в группе можно исправить?

Изначально надежд, что скрывать, было маловато. Ведь в хорошей ситуации нового главного тренера не назначают. Тем не менее надежды были и остаются. Я оптимист, поэтому и возглавил сборную.

— Совсем скоро, в среду, опять решающий матч. Теперь со Швейцарией. Вы уже знаете, какие изменения внесете в состав?

— Сейчас я не готов назвать одиннадцать футболистов, которые выйдут на поле. В том числе потому, что не знаю, кто выздоровеет, а кто еще не оправится от травмы, болезни. Но при любых обстоятельствах на поле будет боеспособный коллектив.

— Игра с ирландцами завершилась вничью, а значит, у нашей сборной остались шансы попасть на чемпионат Европы. Испытываете хоть какое-то облегчение в связи с этим?

— Что вы? Пружина закрутилась еще больше. Надо сжать кулаки и терпеть. Надо и самому проявлять выдержку. Я прекрасно понимаю, что многие уже не верили в нашу сборную. А теперь, сделав один шаг, мы должны сделать и два следующих.