02 декабря 00:00
автор: Роман Вагин

Директор, ежегодно меняющий паспорта

«Локомотив» продолжает уверенно выступать в Лиге чемпионов-2003/04, а руководство команды уже задумывается о будущем сезоне. Кто усилит красно-зеленых? Кто может покинуть их лагерь? Сильно ли ударит по клубу его неучастие в следующем розыгрыше главного клубного турнира Европы? На эти и другие вопросы мы попросили ответить технического директора железнодорожников Хасанби Биджиева.

ГОСТЬ РЕДАКЦИИ

«Локомотив» продолжает уверенно выступать в Лиге чемпионов-2003/04, а руководство команды уже задумывается о будущем сезоне. Кто усилит красно-зеленых? Кто может покинуть их лагерь? Сильно ли ударит по клубу его неучастие в следующем розыгрыше главного клубного турнира Европы? На эти и другие вопросы мы попросили ответить технического директора железнодорожников Хасанби Биджиева.

НА ВШТ НЕ БЫЛО ВРЕМЕНИ

— Для начала вопрос ознакомительного характера. Как получилось, что восемь сезонов отстоявший в воротах «Локомотива» Хасанби Биджиев стал техническим директором команды?

— После окончания карьеры я сразу приступил к работе в Счетной палате Российской Федерации. Переход этот получился несколько спонтанным и довольно сложным. Одно дело, когда ты являешься действующим игроком — тебя разбудили, накормили, объяснили задачу – только выходи на поле и работай. И совсем другое — быть госслужащим. Это абсолютно иной мир, здесь от тебя требуются знания во многих сферах: законодательство, финансирование, деятельность госмеханизмов… Да, в свое время я окончил Кабардино-Балкарский государственный университет по специальности «экономика». Но сами понимаете, чего стоят знания футболиста, отучившегося на заочном факультете. У меня не было никакого навыка, и работа в Счетной палате в этом плане явилась громадной школой жизни. Я проработал там два года, приобрел бесценный опыт, на многие вещи буквально открыл глаза! При всем при этом футбол, естественно, тянул к себе, и я решил, что мне было бы интересно работать там, где я провел всю свою сознательную жизнь. Так я снова оказался в «Локомотиве», но уже в другой ипостаси… Помню, только пришел на работу, как наш президент сразу отправил меня на Олимпиаду в Сидней – игроков просматривать. Я был на нескольких матчах, которые нас интересовали, потом в ЮАР поехал. Так все и покатилось…

— Не было желания встать на тренерскую стезю?

— Нет, меня никогда эта работа не привлекала. Будучи игроком, я дважды подавал документы в ВШТ, их дважды принимали, но дальше этого дело не продвигалось. Довелось поработать с вратарями дубля, но серьезно заняться этим ремеслом не было времени.

— Сейчас-то выходите с ветеранами мяч погонять?

— Все пытаюсь вырваться, но постоянные перелеты отнимают уж слишком много времени. Все время в разъездах – трансатлантические вояжи по нескольку раз в год! Какой тут футбол…

— Легко переносите полеты?

— Как вам сказать… Когда 15–20 часов проводишь в воздухе, приятного, конечно, мало. Я каждый год меняю паспорт – визы некуда ставить! Но тут ничего не поделаешь – работа такая, другого не дано.

РУССКИЙ ЛЕКХЕТО

— Чем непосредственно занимается технический директор «Локомотива»?

— У меня две основные сферы деятельности: селекция и работа с УЕФА – на матчах Лиги чемпионов и в целом.

— Что главное в вашей работе?

— Результат. Как, впрочем, и везде. Работать в таком клубе, как «Локомотив», – это большая ответственность. Что самое сложное? Простого ничего нет. Напряжение не спадает ни-ког-да.

— Как идет процесс отбора футболистов?

— Он многоступенчатый. Появляется какая-то информация…

— Простите, откуда появляется?

— Откуда? И у меня, и у Семина, и у Филатова много друзей, знакомых… Ежедневно звонят – появился такой-то игрок, посмотрите… В среднем за день до пятнадцати звонков. Тот, этот, третий, десятый… Семин или Филатов говорят: проверь. Смотрю данные — если игрок вызывает интерес, то ставлю президента и главного тренера в известность и лечу просматривать. На что смотрим в первую очередь? Играет ли футболист в сборной своей страны. Сборная – это как лейбл, как наводка – ага, этот игрок уже заслуживает внимания. Потом, чтобы опираться не только на видеоматериалы, стараемся как можно больше увидеть футболиста в действии, вживую. Плюс встречаемся с ним, смотрим, что он за человек, общаемся… Это ведь тоже важно – как он будет у нас адаптироваться? И адаптируется ли вообще? Дилетантское мнение: приехал футболист в Россию, заключил контракт — и на этом все. Куда там — с ним еще работать и работать! Сразу заиграть в стране с другим укладом, с другим менталитетом очень сложно… Что самое основное в процессе адаптации? Безусловно, освоение языка. Когда легионер понимает язык, он улавливает, что говорят тренеры на установках, что говорят в раздевалке… Наконец он начинает понимать, что от него требуется. Скажем, мы сейчас для наших бразильцев Вагнера и Леандро, помимо переводчика, взяли еще и учителя русского языка – этот человек преподает в университете им. Патриса Лумумбы. Что любопытно, в Москве очень сложно найти преподавателя, который мог бы учить русскому языку португальцев. Испанский, польский, китайский — пожалуйста, а «португальцев» днем с огнем не найти! Мне в посольстве отказали! Сказали, переводчики есть, а преподавателей – извините…

— У кого из легионеров «Локомотива» не было проблем с адаптацией?

— У Лекхето. С Джекобом вообще получился уникальный случай. Человек через два года чисто заговорил по-русски и теперь общается без переводчика! Бобо сам этого хотел, прекрасно влился в коллектив – и стал в «Локо» своим парнем. Практически русским (смеется).

— Лекхето – это главный успех селекции «Локомотива» за последнее время?

— Да. Хотя Хохлов и Ашветия для нас тоже большие находки. Ребята потрясающе быстро освоились в команде.

— А главная неудача?

— Неманя Вучичевич. По большому счету, в «Локомотиве» он так и не заиграл. Мы рассчитывали на него – как-никак игрок югославской «молодежки»! Но… Впрочем, сейчас он потихоньку начал приходить в себя. Играет в аренде, отзывы о нем хорошие… Посмотрим.

РАЗВЕ ГРИГЕРА СИЛЬНЕЕ ЕВСЕЕВА?

— Для технического директора архиважно знать, что творится в футбольном мире, быть в курсе всех новостей…

— Да, и мы стараемся держать руку на пульсе событий. Скажем, отслеживаем все крупные турниры, где участвуют игроки до 23 лет. Это необходимые вещи, без которых трансферная политика серьезного клуба не может эффективно функционировать. Каким регионам отдаем предпочтение? Стараемся следить за всем миром. Командировки в Восточную Европу, близлежащие страны – регулярны… Сейчас вот вышли на Южную Америку – плотно работаем с этим континентом. Прописная истина: для того чтобы приобрести зарубежного игрока, нужно много ездить, смотреть матчи и иметь надежных людей. Связи нужны. Мы в той же Бразилии неплохо знакомы с «Крузейро», с «Коринтиансом».

— А наш внутренний чемпионат отсматриваете?

— А как же! В основном следим за молодежью — приобрести в России готового игрока для основного состава (их и так единицы!) фактически нереально. Мы просматриваем и первую лигу, и вторую, КФК, все детские турниры… При этом основной акцент делаем на нашу школу – интернат «Локомотива» проработал уже три года, и мы рассчитываем, что скоро он начнет приносить свои плоды. Верим, что состав команды будет формироваться из наших же воспитанников, которые выросли здесь, у которых с детства в крови красно-зеленый дух и слово «Локо» для них свято. Без этого никак… Школа, дети – это самый правильный путь развития клуба. Мы, к сожалению, зачастую незаслуженно принижаем уровень своих игроков. Недооцениваем… Какой, скажите, смысл брать футболиста из-за рубежа, если у нас играет доморощенный талант абсолютно такого же уровня?! Тем более, когда не за горами лимит на легионеров… Взять того же Григеру – да, мы следили за ним несколько лет, да, он перешел в «Аякс», но разве Григера сильнее Евсеева? Однозначно, нет.

— Когда просматриваете игрока, опираетесь на свое мнение?

— Смотрю, конечно, сам. И для себя делаю какие-то записи, выводы… Но бывает даже двух-трех раз не хватает, чтобы четко для себя определить, подходит нам этот футболист или нет, заиграет в «Локо» – не заиграет. Когда присутствует момент сомнения, всегда лучше посоветоваться и вынести вердикт коллегиально.

— У вас, наверное, записных книжек уйма…

— Хватает. Впрочем, сейчас в век всеобщей компьютеризации всю информацию по тому или иному игроку в считанные минуты можно найти в Интернете. Для этого есть специальные платные сайты. Тут никакой проблемы нет – главное, быть с компьютером на «ты».

— Часто бывало такое: «Локомотив» заинтересован в футболисте, а тот выбирает другую команду?

— Скажу так: чтобы игрок реально нас интересовал и перешел в другой клуб – такого еще не было. И, надеюсь, не будет никогда.

КАКА К НАМ НЕ ПОЕДЕТ

— Очевидно, что сейчас приоритетные фигуры для «Локомотива» на трансферном рынке – нападающие.

— Мы смотрим игроков на все позиции, но нам действительно в первую очередь требуется укрепить атаку. Работа в этом направлении ведется. И я хочу вам сказать, что форвардов, таких, чтобы сразу у нас заиграли, сразу начали забивать, да еще были выше классом, чем наши игроки, – и в мире-то немного. Потом, поедет ли к нам в Россию такой игрок – это ведь тоже большой вопрос. Нравится нам Кака, несколько лет за ним следили, ну и что?! Теперь он в «Милане»! К нему даже подступиться было трудно. Твердо убежден: на данный момент футболист такого уровня в Россию не поедет. Взять Луиса Фабиано – одного из лучших бомбардиров первенства Бразилии. Во-первых, за него и деньги требуют соответствующие, во-вторых, у бразильца достаточно предложений из других стран. При прочих равных условиях очевидно, что он выберет Испанию, Италию, но никак не Россию. Наш чемпионат на данный момент не раскручен, даже турецкое первенство сейчас более привлекательно для именитых игроков. Если же мы говорим не о готовых футболистах, а об игроках на перспективу, то в этом плане, естественно, поле для работы гораздо шире, но у нас здесь приоритеты расставлены четко: прежде всего наша школа и только потом все остальное... Нападающий ли это, защитник – не важно.

— В последнее время в «Локомотив» упорно сватали Кержакова. Говорят, вы не смогли договориться с «Зенитом» по финансам.

— Не хотел бы комментировать эту ситуацию. Скажу только: в каждом случае есть свои особые нюансы.

— Как сейчас обстоит дело с продажей игроков «Локомотива»? Есть предложения?

— Того, о чем гласит регламент ФИФА — «клуб должен уведомить другой клуб о намерении купить игрока», — у нас нет. Письменно в «Локомотив» никто не обращался, ни по одному футболисту предложений к нам не поступало. Хотя на уровне устных разговоров есть заинтересованность – и среди возможных покупателей присутствуют достаточно серьезные клубы.

— «Локомотив» недавно на три года «подписал» Пименова. Еще один футболист, у которого заканчивается контракт с командой – это Сергей Гуренко…

— Уже не заканчивается (улыбается)… Подписал он контракт или подпишет, точно вам не скажу, информацией по датам не владею, но принципиальное согласие в этом вопросе достигнуто.

— Перед матчем с «Арсеналом» команда проводит сбор в Испании. Есть вероятность, что какие-то новички появятся уже там?

— Вряд ли. Если кто-то и приедет на просмотр, то где-нибудь в феврале – не раньше. Всякое, конечно, может быть, но шансы, что мы кого-то приобретем до Нового года, невелики.

ПОЛЕ В БРИТВАХ

— За последние годы «Локомотив» стал своим в Лиге чемпионов.

— Поднаторели мы во всех еврокубковых тонкостях – это точно. Нам показали, как нужно проводить матчи высочайшего уровня. Тут мелочей нет. О чем говорить, если судья перед началом поединка Лиги чемпионов может дать стартовый свисток только по команде официального директора матча УЕФА, который сверяет свои космические часы неизвестно с чем! Вроде пустяк, а поди ж ты! Четко по команде, после отмашки… Очень много нюансов – комментаторы, пресса, радио. Конечно, нужно было время, чтобы все это охватить и переварить. Плюс ждали, когда войдет в строй наш стадион – в Черкизове работать намного проще. И как сейчас отмечают приезжающие к нам команды, «Локомотив» – одна из лучших арен по проведению матчей Лиги чемпионов. За три года наши сотрудники набрали колоссальный опыт, хотя, конечно, напряжение в ходе матчей этого турнира по-прежнему бешеное.

— Штрафы за эту Лигу чемпионов платили?

— Да. Причем в объемах, самых больших за последние годы. С чем связано? Основная проблема – файеры. Помимо того, что они могут травмировать игроков, есть еще один опасный нюанс. Как вы знаете, наше поле имеет синтетические вкрапления, и когда файер обжигает эти волокна, они становятся острыми, как бритва. То есть повышается риск получения травмы футболистом. Болельщики никак не могут понять: игрокам куда приятнее видеть фанатов, одетыми в клубные цвета, а не размахивающими своими петардами в дыму, где ничего не видно. Смог, туман – со стороны это смотрится, как крайне неорганизованное мероприятие. Что там люди делают, убивают друг друга, что ли? В прошлом году приз УЕФА «Лучший болельщик» получили фанаты шотландского «Селтика», вышедшие на финальный матч Еврокубка с «Порту» все как один в цветах своего клуба. Тридцать пять тысяч в командных футболках! Вот как надо болеть! К тому же не стоит забывать, что на матчах Лиги чемпионов контролируется абсолютно все. Даже тот факт, что на игре зрители сидят в проходах, фиксируется комиссаром матча. Дескать, на каком это основании? И пусть этот вопрос не к нам, а к МВД, но платит-то, в конечном счете, клуб! В УЕФА никому не объяснишь, что за порядок на стадионе должны отвечать органы внутренних дел. Виноват «Локомотив» — и баста!

— У команд, что приезжали в Москву, были претензии к «Локо»?

— Никаких! Вообще заметил, что чем выше клуб, тем скромнее люди там работают. «Реал», «Интер», «Боруссия», «Милан», «Галатасарай»… Ни тебе пафоса, ни высокомерия…

— Тот факт, что «Локомотив» в следующем году впервые за столько сезонов будет лишен Лиги чемпионов, сильно повлияет на бюджет команды?

— Конечно, финансовые потери ощутимы – но не могу сказать, что они станут определяющими… Прежде всего это моральный удар. Все тяжело переживают, что команда осталась без Лиги. Это самое престижное клубное соревнование в мире, и человек, который придумал этот турнир, безусловный гений. Конечно, надо отдать должное и УЕФА – там работают настоящие профессионалы своего дела. Взять того же Айгнера – за ним понаблюдать, послушать его… Умнейший человек и стратег выдающийся! Кстати, знаете, что мне в этом году перед жеребьевкой финального раунда Лиги чемпионов говорили руководители клубов? «Хасан, самое главное, сюда попасть, все остальное ерунда! С кем ты играешь, как ты играешь – это уже не важно». Конечно, они где-то лукавили, но что-то в этом есть. Очень жаль, что мы в следующем году будем лишены Лиги. Остается надеяться на Кубок УЕФА…

— Или выиграть Лигу чемпионов-2003/04? Слышали такую версию появления «Локо» в главном клубном турнире Европы?

— Слышал. Что скажу: мы будем стараться (смеется).

ДОСЛОВНО

Всякий большой трансфер – это еще вопрос маркетинга. Покупая того же Роналдо или Бекхэма, «Реал» «отбивает» половину расходов за первый же год – пусть это и звучит по-детски – за счет реализации футболок. Все помнят «Перуджу» – итальянцы купили Накату и заработали астрономические деньги. Японцы скупили все, что было связано с именем этого футболиста.

НАША СПРАВКА

БИДЖИЕВ Хасанби Эдуардович.

Родился 19 мая 1966 года.

Вратарь. Мастер спорта. Выступал за «Спартак» Нальчик, СКА (Ростов-на-Дону), ЦСКА, «Хапоэль» (Тель-Авив), «Локомотив».

С 2000 года – коммерческий директор «Локомотива», ныне – технический директор «Локо».