Президент ФИФА Зепп Блаттер: Женская форма должна быть облегающей

Похотливыми глазками смотрел старина Зепп за игрищами футболисток. Много раз ловил себя на мысли, что в большей степени, чем округлый пинаемый предмет и перемещения по полю, интересуют его загадочные округлости, прячущиеся там, под одеждой. Вот бы сделать их более наглядными! Мысль эта долгое время не давала высокому чиновнику спать спокойно. И вот на днях он проявил неосторожность и озвучил свои эротические фантазии. И на него сразу зашикали.
27 января 2004 00:00
автор: Игорь Гольдес

В МИРЕ

Похотливыми глазками смотрел старина Зепп за игрищами футболисток. Много раз ловил себя на мысли, что в большей степени, чем округлый пинаемый предмет и перемещения по полю, интересуют его загадочные округлости, прячущиеся там, под одеждой. Вот бы сделать их более наглядными! Мысль эта долгое время не давала высокому чиновнику спать спокойно. И вот на днях он проявил неосторожность и озвучил свои эротические фантазии. И на него сразу зашикали.

Президент ФИФА призвал сделать форму дам, играющих в футбол, более облегающей. Предложение это кого-то удивило, кого-то оскорбило и даже шокировало.

Свою неожиданную идею, высказанную в швейцарской газете «Sonntagsblick», Блаттер постарался аргументировать: «Смотрю я на футболисток — так много среди них милашек. Ну, существуют же различия в правилах между мужским футболом и женским. Например, относительно мяча: у женщин он более легкий. Так почему же не ввести различия и в стиле одежды?»

Помимо эстетического момента, здесь присутствует и утилитарный: «Более возбуждающая форма будет способствовать экономическому процветанию женского футбола. Весь «мужской» бизнес – автомобили, оргтехника, пиво и так далее – сосредоточен на мужском футболе. А вот «женский» — производство модной одежды, косметика – пока еще в женский футбол не вошел. Мера, которую я предлагаю, призвана ускорить этот процесс».

«Нечего стесняться облегающих трусов, — словно заправский сутенер, наставляет мастериц кожаного мяча Блаттер. — Посмотрите на волейболисток: они их уже опробовали. Они отошли от мужского стиля – и не жалуются. Облегающая форма – будущее женского футбола».

Реакция самих женщин на предложение президента ФИФА оказалась резко отрицательной. Никому оно не пришлось по душе. Все его дружно забраковали.

Пресс-атташе ФИФА Андреас Херрен взял своего босса под защиту: «Слова интервью господина Блаттера были неверно интерпретированы. Речь шла о том, как привлечь в женский футбол спонсоров, как сделать его таким же самоокупаемым и приносящим прибыль, как мужской. И господин Блаттер высказал совершенно логичную мысль: чем пытаться урывать какие-то крохи с «мужского» стола, надо начать серьезно разрабатывать индустрию моды и косметики, которая представляет собой применительно к футболу непаханное поле».

РЕАКЦИЯ ЖЕНЩИН НА ПРЕДЛОЖЕНИЕ БЛАТТЕРА

Полин КОУП, вратарь сборной Англии и «Чарлтона»:

— Блаттер не знает, о чем говорит. Его слова типичны для мужчины. И они абсолютно не соответствуют той высокой должности, которую он занимает. Скорее они подходят «озабоченному» подростку. Предлагать женщинам надевать трусы такого типа – просто смешно.

Лизе КЛАВЕНЕСС, футболистка сборной Норвегии:

— Если публика хочет смотреть на модели, пусть покупает «Плейбой»!

Хелен ДОНАХЬЮ, президент Женского спортивного фонда:

— Раньше Блаттер говорил о том, что «будущее футбола – за женщинами», и такому тезису можно было только поаплодировать. Он показал себя как болельщик и друг женского футбола. Так какая же муха его теперь укусила? «Будущее женского футбола – за тугими трусами», — ничего более постыдного, более унизительного придумать было нельзя!

Мэриэнн СПЭЙСИ, главный тренер женской команды «Фулхэм»:

— Вот как, оказывается: театр начинается с вешалки, а женский футбол – с трусов! А мы-то думали, впереди всего идут такие вещи, как тактика, техника, мастерство...

КСТАТИ

Эротические фантазии у Зеппа Блаттера обострились вскоре после того, как разрушился его третий брак. Примерно год назад он сошелся с 41-летней Грациэллой Бьянкой, дрессировщицей дельфинов. Президент ФИФА предпринимал попытки добиться признания его брака от церкви, но так в этом и не преуспел. По канонам католической церкви брак – одно из семи священных таинств – может быть расторгнут только со смертью одного из супругов. Предыдущая жена Блаттера умерла четыре года назад, но перед ней у него была еще одна, с которой он развелся. Грациэлла, несмотря на возраст, вышла замуж впервые, и она, таким образом, чиста перед церковью. Чего нельзя была сказать о ее любимом «дельфине».