21 февраля 00:00
автор: Борис Валиев

Сам Пеле завороженно смотрел на «Баню». Анатолий Банишевский блестяще начал свою карьеру, но закончил ее в кочегарке

23 февраля Анатолию Банишевскому исполнилось бы 58 лет. Выдающийся советский футболист, носивший на майке номер «9», умер ранним утром 10 декабря 1997 года. Ему был всего 51 год, а организм уже устал сопротивляться смертельному «букету» болезней из сахарного диабета и цирроза печени.

НЕ ЧОКАЯСЬ

23 февраля Анатолию Банишевскому исполнилось бы 58 лет. Выдающийся советский футболист, носивший на майке номер «9», умер ранним утром 10 декабря 1997 года. Ему был всего 51 год, а организм уже устал сопротивляться смертельному «букету» болезней из сахарного диабета и цирроза печени.

РИКОШЕТ В ИСТОРИЮ

У каждого великого футболиста есть, наверное, свой самый главный в жизни гол. Был такой и у Анатолия Банишевского. Он забил его в товарищеском матче против сборной Бразилии 21 ноября 1965 года на знаменитом стадионе «Маракана» в присутствии 123 тысяч зрителей. Девятнадцатилетний форвард бакинского «Нефтяника» стал первым советским футболистом, распечатавшим ворота великих бразильцев. Причем сделал это… затылком. На 59-й минуте игры при счете 2:0 в пользу хозяев Баня (так ласково звали Анатолия в команде) выпрыгнул на мяч, который выбивал в поле вратарь бразильцев Манга. Удар у того не получился, и мяч, попав в голову нашего нападающего, срикошетил в ворота…

— Трибуны на несколько секунд погрузились в тишину, переваривая случившееся, а потом взорвались. Пеле остановился и смотрел на меня, как завороженный. Он еще не знал, что через 25 минут Слава Метревели сравняет счет, — вспоминал потом Анатолий Андреевич. — А мой гол одна из ведущих бразильских газет назвала голом десятилетия.

РЫСЬ ПРОСНУЛАСЬ БЫСТРО

Любопытно, что дебют Банишевского в составе национальной сборной состоялся также в товарищеском матче с бразильцами. Случилось это 4 июля того же 65-го года в Москве. Старший тренер нашей команды Николай Морозов выпустил новичка во втором тайме при счете 0:2, но ту игру не спас бы даже Господь Бог, поскольку футбольные боги в майках сборной Бразилии к тому времени поймали сумасшедший кураж.

Своей очереди от души покуражиться на поле Анатолий дождался ровно через два месяца. В отборочном матче чемпионата мира со сборной Греции он практически в одиночку разделался с соперниками у них дома, оформив к 82-й минуте хет-трик. Вот тогда все разом и вспомнили интервью старшего тренера бакинского «Нефтяника» Бориса Аркадьева, опубликованное за три года до этого: «Растет у нас мальчишечка, о котором очень скоро заговорят. Чудо как хорошо координирован, смел, решителен, мяч чувствует обостренно, каждым своим нервом. По-юношески еще угловат, наскакивает, как котенок, но скоро в нем проснется рысь, и тогда это будет форвард божьей милостью». Рысь проснулась необыкновенно быстро: попав в 15 лет в команду высшей лиги чемпионата СССР, Анатолий в 20 был уже одним из самых заметных игроков на чемпионате мира.

ДВЕ СТОРОНЫ ОДНОЙ МЕДАЛИ

Сегодня, даже зная, что так блестяще начавшаяся карьера Банишевского закончилась ночлежкой в бакинской кочегарке, очень трудно дать однозначную оценку его футбольной судьбе. Назвать ее загубленной – язык не поворачивается. Пятьдесят матчей за сборную, 19 забитых голов, бронзовая медаль чемпионата мира, серебро чемпионата Европы, членство в Клубе Григория Федотова – такое нынешним нашим звездам может только в сладком сне присниться. Но в то же время были в жизни футболиста Банишевского и систематические нарушения спортивного режима, и долгая дисквалификация с потерей звания заслуженного мастера спорта за «аморальное поведение, пьянство и рукоприкладство», и необдуманное добровольное расставание с «Нефтчи» (до 1968 г. – «Нефтяник». – Прим.ред.) в 27 лет…

— Из пятнадцати сезонов, которые мне были отпущены как игроку, потерял семь. По легкомыслию, – так в конце жизни игрок подвел печальный итог своей карьеры.

МЯЧ НА ДНЕ РЮМКИ

Раннюю футбольную смерть Баня нашел на дне рюмки. Кумир миллионов болельщиков, он, образно говоря, утонул в бескрайнем море всеобщей любви к себе. В Баку его на руках носили, каждый почитал за честь пригласить на семейное торжество или просто выпить с ним. А он не умел, да и не хотел отказывать.

В 1971 году специальной директивой ЦК КПСС Банишевского едва не дисквалифицировали вместе с пятью другими игроками «Нефтчи» «за грубые нарушения спортивной дисциплины». Благодаря вмешательству председателя ЦК КП Азербайджана Гейдара Алиева отделался тогда условным наказанием. Но последней каплей, переполнившей чашу терпения начальства, стал эпизод, случившийся в Брюсселе после финальной встречи чемпионата Европы-72 со сборной ФРГ.

— Мы проиграли со счетом 0:3. После игры в раздевалку вошел очень важный чиновник от спорта и устроил разнос. Чуть ли не предателями родины обозвал, – вспоминал Анатолий Андреевич. – Я в конце концов не выдержал и ответил: «Если уж так не нравится наша игра, вышли бы сами на поле и показали, как надо». Незваный гость тут же «закруглился» и покинул раздевалку. В сборную меня больше не вызывали…

Да в общем-то и оснований для этого не было. В футбол после того случая Банишевский практически уже не играл. Написал заявление об уходе из «Нефтчи», решив попробовать тренерского хлеба. Правда, в 1976-м вновь надел футболку родного клуба (попросили помочь команде вернуться в высшую лигу), но это была лишь бледная тень прежнего Бани: в 30 лет, да еще после четырехлетнего перерыва, много не набегаешься.

ДИАБЕТ ИЗ АФРИКИ

В 91-м в дни празднования 80-летия азербайджанского футбола Банишевскому вернули звание заслуженного мастера спорта, а зимой того же года он оказался в реанимации со страшным диагнозом «диабетическая кома».

Рассказывает Лидия Андреевна, сестра Банишевского:

— У врачей было мало надежды на то, что Толя выживет, ведь это был уже второй приступ. Первый случился в 1987 году, и тогда брат провел в реанимации 10 дней. Потом месяц лечился в Москве, в Институте эндокринологии, но это мало помогло. Конечно, с предрасположенностью к такой болезни ему нельзя было ездить в Африку, но он год проработал в Буркина-Фасо, тренировал там молодежную сборную. Пережил к тому же сильнейший стресс: у него на глазах, прямо на стадионе, повстанцы, затеявшие очередной военный переворот, убили президента страны.

После второго приступа у Толи произошла так называемая точечная атрофия некоторых участков мозга – нарушилась память. Когда выходил из дома, жена давала ему записку, что надо сделать, куда пойти, но он все равно иногда забывал. Память как бы отключалась. И это в 45 лет!

А вскоре смертельно больной Банишевский потерял и дом, и жену, которую он называл своим верным другом и домашним доктором. Устав от бесконечных скандалов и безрезультатной борьбы за трезвый образ жизни супруга, она, с молчаливого согласия двух дочерей, выставила его за дверь. Без гроша в кармане (какой тут инсулин!) экс-кумир Азербайджана поселился в кочегарке. И наверняка провел бы там остаток своих дней. Но среди миллионов бывших поклонников Банишевского нашлась одна, которая пронесла любовь к нему через всю жизнь. Случайно узнав, что Анатолий спивается среди бомжей, Саида примчалась за ним на такси. Эта женщина стала последней его опорой, подарила ему почти забытое уже семейное тепло. Жаль, что продолжалось это недолго. Зимой 97-го они собирались отдохнуть на Канарах, даже купили билеты, но болезнь вновь напомнила о себе. Третьего приступа организм уже не выдержал.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

БАНИШЕВСКИЙ Анатолий Андреевич

Родился 23 февраля 1946 года в Баку. Один из лучших центральных нападающих советского футбола второй половины 60-х – начала 70-х годов. Заслуженный мастер спорта (1991). Воспитанник детской клубной команды «Локомотив» и школы «Нефтяника» (обе – Баку). Выступал за команду «Нефтчи» с 1963 по 1978 год с перерывами. В чемпионатах СССР провел 211 матчей, забил 81 гол. Бронзовый призер чемпионата СССР (1966). Трижды попадал в списки 33 лучших (1965–1967). В сборной СССР (1965–1968, 1971–1972) сыграл 50 матчей (19 голов). Второй призер чемпионата Европы-72 (2 матча), полуфиналист чемпионата мира-66 (5 матчей, 1 гол). Участник чемпионата Европы-68 (2 игры), отборочных матчей Олимпийских игр-68. Входит в символический Клуб Григория Федотова (115 голов).

Тренер «Нефтчи» (Баку) – 1981–1982. Главный тренер «Автомобилиста» (Мингечаур) – 1984–1987 (апрель), «Кяпаза» (Кировабад) – 1988 (с июля). Главный тренер молодежной сборной Буркина-Фасо с мая 1987 – по май 1988.

Умер 10 декабря 1997 года в Баку.