Кто главный на поле?

Говорят, футбол сверхпопулярен потому, что совершенен. Но разве может быть совершенным вид спорта, в котором главный игрок – судья?
Кто главный на поле?
16 марта 2004 00:00
автор: Игорь Гольдес

В ЦЕНТРЕ ПОЛЯ

Говорят, футбол сверхпопулярен потому, что совершенен. Но разве может быть совершенным вид спорта, в котором главный игрок – судья?

Взволновавший всех нас случай в Монако – далеко не первый и уж, конечно, не последний в ряду себе подобных. Но он лишний раз дал повод задуматься, что ждет вид спорта, в котором происходит подмена изначально заложенных понятий. В котором судьи, а не игроки, постепенно превращаются в подлинных творцов и вершителей судеб.

В России, когда прошла жеребьевка 1/8 финала Лиги чемпионов, довольно потирали руки: «Локомотиву» достался слабейший из возможных соперников. Но если бы все ограничивалось чисто спортивной стороной дела...

Без особого риска ошибиться можно утверждать, что и в крохотном Монако тоже довольно потирали руки. Все-таки не так часто доводится команде княжества добираться до четвертьфинала. Не так часто, как того бы хотелось представителям династии Гримальди – правящему принцу Ренье и наследному Альберу. Оба они неравнодушны к футболу, да и услугу УЕФА оказали немаловажную, взяв под свою опеку загибавшийся в середине 90-х годов Суперкубок. А тут такой «верняк», как «Локомотив». Грех было не воспользоваться...

Мы наивно думали, что главной интригой матча на «Луи II» будет – удастся или нет «Локо» удержать добытое преимущество. Святая простота! Какую численную прибавку обеспечит «Монако» собственной персоной португальский корифей свистка Кортиш Батишта – вот где надо было искать интригу.

Оказалось, «плюс два». Одну единичку он предоставил, и довольно споро, освободив состав «Локомотива» от капитана. Другую – сыграв за нападающего, то есть организовав пенальти, который Адебайору честным способом навряд ли удалось бы заработать: техника не та.

«Плюс двух» монегаскам для победы хватило. Беда футбола, что он гипертрофированно скуп на голы. 2–2,5 гола, 7–8 голевых моментов (а примерно таковы нынешние средние показатели) – непозволительно мало для 90 с плюсом минут. Мало не только для зрелища, мало для исправления судейских ошибок. Во многих других игровых видах голы забивают чаще – и судейского произвола соответственно меньше. По странному совпадению, и технические средства для разрешения спорных ситуаций внедряются там куда охотнее.

Да, гол должен рождаться в муках – в этом прелесть. Но, думаю, оптимальными для футбола были бы средние показатели в 4–5 голов (12–15 голевых моментов), на которых он и держался до эры оборонительных схем.