Андрей Канчельскис: Гжебик боялся конкурента

Противостояние футбольного клуба «Динамо» и полузащитника Андрея Канчельскиса зашло очень далеко. После смутного инцидента на сборе в Испании газеты, ссылаясь на руководство «Динамо», писали о том, что Канчельскис явился на тренировку пьяным. Стороны оказались втянуты в грязный конфликт. Канчельскис молчал до последнего. Говорит, что верил в возможность мирного разрешения спора. Теперь же веру эту он, похоже, потерял.
06 апреля 2004 00:00
автор: Николай Роганов

КОНФЛИКТ

Противостояние футбольного клуба «Динамо» и полузащитника Андрея Канчельскиса зашло очень далеко. После смутного инцидента на сборе в Испании газеты, ссылаясь на руководство «Динамо», писали о том, что Канчельскис явился на тренировку пьяным. Стороны оказались втянуты в грязный конфликт. Канчельскис молчал до последнего. Говорит, что верил в возможность мирного разрешения спора. Теперь же веру эту он, похоже, потерял.

– Андрей, с какой целью вы прошедшей зимой возвращались в Россию?

– Мне поступило предложение от «Динамо». Великий клуб с большими традициями, отличные болельщики, и совершенно естественно, что я согласился. Хотя были другие предложения, более выгодные. В Азию звали, речь шла о сумме в миллион долларов.

С Россией глобальные планы связывал. В ноябре 2004-го, после чемпионата, собирался в Высшую школу тренеров.

ПАНИКА ГЖЕБИКА

– В чем суть конфликта с «Динамо»?

– Думаю, что конфликтность исходила и исходит от главного тренера «Динамо» Ярослава Гжебика. Он повел себя как-то неправильно. Я не хотел ничего плохого для этой команды. Наоборот, было желание сделать максимум хорошего, полезного. Чтобы мы играли, призы и титулы завоевывали, понимаете?

А «Динамо» имело виды на меня как на тренера. Может быть, эта информация дошла до Гжебика, он начал нервничать, запаниковал? Конкуренции, что ли, испугался? Я ж хотел как лучше! И когда ему подсказывал на тренировке, что то или иное упражнение антифутбольное и его нельзя выполнять, естественно, он к этому относился критически. Мне кажется, что Гжебик очень далек от тех тренеров, с которыми работал я, и от наших лучших специалистов, многие из которых сейчас без работы и не могут найти себе клуб.

Отступление небольшое сделаю, можно? Помнится, когда начинал в Саудовской Аравии, у меня один местный журналист спросил: «Зачем вы приехали сюда? Ведь футболисты здесь, как правило, зарабатывают и доигрывают». И не спорю, финансовые условия в Азии хорошие. Ответил ему тогда так: «Посмотрите на фотографию в моей книге, где мы сидим с сыном, а вокруг мои трофеи. И если к ним прибавится еще один, я буду счастлив». На первом месте должен быть футбол, и только на втором – деньги. А уровень игры в Саудовской Аравии, кстати, ниже, чем в России.

СПОР НА ТРЕНИРОВКЕ

– Что случилось на сборе «Динамо» в Испании 7 февраля? В клубе говорят, что вы пришли на утреннюю тренировку нетрезвым, в газетах об этом писали.

Гжебик просто остановил занятие и сказал, что я к нему не готов. Даже не объяснив мне, почему, собственно, не готов. Там было такое упражнение – через барьеры прыгать. И оттого, что у меня болело ребро, я не смог его выполнить безупречно. Между барьерами земли ногами можно было касаться один раз, а у меня получалось два. Просто больно было. Гжебик увидел это и сказал: «Уходи». Я ему объяснил, что готов продолжить. Он настаивал. С ним сложно спорить, он очень эмоциональный, часто кричит. Ведет себя некорректно. И не только по отношению ко мне, ко всем игрокам. Я ушел в номер. Буквально через пять минут смотрю – все ребята вернулись в гостиницу. Говорят: «Он психанул, на всех накричал, что вы плохо прыгаете, вы сорвали тренировку». Я такое в первый раз в жизни видел. Потом появились все эти статьи.

Я профессионал, и никогда не позволю себе на тренировку прийти пьяным.

Ребро было сломано в столкновении еще 5 февраля, но динамовские медики не заметили этого и допускали меня до тренировок.

– Но ведь буквально накануне вы разговаривали с Гжебиком? Он, кажется, обещал, что вы будете капитаном, его помощником?

– Да, мы встречались с ним, но это не он выбрал меня капитаном, это ребята так решили. Ко мне подошел Роман Березовский и сказал: «Димы Булыкина нет пока, повязка твоя» (Булыкин ездил в Англию на просмотр в «Эвертон». – Прим. Н.Р.). «А почему не ты?» – спрашиваю. Роман сказал, что не хочет. Потом приехал бы Булыкин, и я сам бы на собрании сказал, что Дима должен быть капитаном.

Что происходило далее?

– Когда приехали в Москву, я общался с Гжебиком, президентом «Динамо» Заварзиным. И если Юрий Владимирович беседовал нормально, то Гжебик наотрез отказался меня понять. Около часа мы беседовали, он показывал мне свои программы, методические планы и говорил: «Ты не сможешь по моей методике подготовиться за месяц, ты не готов!» Хотя поначалу-то в Испании у него не было никаких ко мне претензий. Я в Великобритании за месяц очень хорошо проходил предсезонную подготовку.

Потом они про меня забыли вообще. Я ездил в центр к Зурабу Орджоникидзе на осмотр – ребро беспокоило. На снимках, которые там хранятся до сих пор, ясно видно, что у меня перелом ребра. И непонятна реакция клуба, когда они заявляют, что это все выдумка. Как можно выдумать перелом ребра? Ведь в центре был доктор «Динамо» Юрий Васильков, и он все видел своими глазами.

Но даже тогда я никак не ожидал, что «Динамо» не заявит меня в чемпионате. Не хотели в «Динамо» меня видеть, так я мог бы найти себе другую команду. Меня лишили права на работу, не разрешили тренироваться.

ВСЕ ПО ЗАКОНУ

Как видите разрешение конфликта?

– До последнего держался, не выносил весь этот сор на страницы газет. Хотя журналисты звонили, досаждали, просили. Предоставил право действовать моим юристам. В Европе принято так: сначала надо пообщаться с юристами, а потом уже давать интервью. Пусть все будет по закону. Пусть Палата по разрешению споров на юридическом уровне разберется, кто прав, кто виноват. Кстати, спасибо ей, что выслушала меня и на заседании 30 марта дала нам с «Динамо» еще один шанс договориться.

За рубежом тоже возникают конфликтные ситуации между тренером и игроком, там как их решают?

В Европе, как правило, всегда дают шанс футболисту, чтобы там ни случилось. Либо подыскивают тебе команду и отдают в аренду. Я ж тоже мог в аренде сейчас где-то в России играть. Но чтобы вообще не заявить на чемпионат, лишить меня права на работу, не ожидал. Для меня это был просто шок!

А как же тот снимок, сделанный 30 марта после заседания Палаты, где вы со спортивным директором «Динамо» Александром Петрашевским пожимаете друг другу руки?

– Это было не примирение, а прощание. Он подал мне руку, я ее пожал. Мы ж все люди, и вести себя надо корректно.

Как стало известно «Советскому спорту», сторона Канчельскиса предлагает «Динамо» выплатить игроку компенсацию за срок до 1 июля 2004 года, когда начнется следующий период дозаявок и футболист получит право играть. Клуб же настаивает на том, чтобы отдать только те деньги, которые полузащитник заработал до начала февраля – дня, когда начался конфликт.

ХРОНИКА КОНФЛИКТА

23 января

«Динамо» завершило переговоры с Шандором Варгой, агентом Андрея Канчельскиса, и 34-летний полузащитник подписал контракт с бело-голубыми по схеме «один плюс один».

7 февраля

Главный тренер «Динамо» Ярослав Гжебик на сборах в Испании выгоняет футболиста с тренировки.

12 февраля

Команда улетает на сбор в Германию без Канчельскиса. Это объясняется не только травмой, но и разногласиями игрока с чешским наставником команды.

14 февраля

Директор Московского научно-практического центра спортивной медицины Зураб Орджоникидзе, обследовав полузащитника, ставит диагноз: перелом ребра со смещением. По словам врача, футболист несколько дней тренировался с травмой.

28 февраля

«Динамо» улетает на последний сбор в Чехию. Канчельскис остается в Москве и тренируется по индивидуальной программе. Его разногласия с тренером не преодолены.

10 марта

«Динамо» не включает фамилию футболиста в заявку на сезон-2004.

26 марта

Канчельскис подал заявление в Палату РФС по разрешению споров с требованием восстановить его на работе.

30 марта

Палата, рассмотрев дело, предлагает игроку и клубу договориться.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

АНДРЕЙ КАНЧЕЛЬСКИС

Родился 23 января 1969 года в Кировограде.

Полузащитник. Выступал за команды: «Звезда» Кировоград (1986–1987), «Динамо» Киев (1988–1989), «Шахтер» Донецк (1990–1991), «Манчестер Юнайтед» Англия (1991–1995), «Эвертон» Англия (1995–1997), «Фиорентина» Италия (1997–1998), «Рейнджерс» Шотландия (1998–2002), «Манчестер Сити» Англия (2000–2001), «Саутгемптон» Англия (2002–2003), «Аль-Хилаль» Саудовская Аравия (2003).

Бронзовый призер чемпионата СССР-89, чемпион Англии-93 и 94. Чемпион Шотландии-99 и 2000. Обладатель Кубка Англии-94, Кубка английской лиги-92, Суперкубка Англии-92 и 93, Кубка Шотландии-99, 2000 и 2002, Кубка шотландской лиги-99, 2002, Кубка Саудовской Аравии-2003. Победитель молодежного чемпионата Европы-90.