Защитники «Сатурна» Жедер и Жан: Хотим играть за сборную России

Разговор с Жедером и Жаном проходил в самой что ни на есть неформальной обстановке: бразильцы пригласили меня в свой номер в отеле «Atalaya». Там они и ответили на вопросы посетителей интернет-портала «СС».
09 февраля 2005 00:00
автор: Николай Роганов

ФУТБОЛ
МЕЖСЕЗОНЬЕ

«ПРЯМАЯ ЛИНИЯ МОСКВА – МАРБЕЛЬЯ»

Разговор с Жедером и Жаном проходил в самой что ни на есть неформальной обстановке: бразильцы пригласили меня в свой номер в отеле «Atalaya». Там они и ответили на вопросы посетителей интернет-портала «СС».

Среди аккуратно развешанной на дверях и небрежно разбросанной по полу одежды голосили работающие одновременно телевизор и DVD-проигрыватель. По первому шли бои без правил, по второму – концерт какой-то бразильской поп-звезды. В течение следующих тридцати минут к этому дуэту периодически добавлялись еще четыре голоса, потому что временами два футболиста, переводчик «Сатурна» Роман Асхабадзе и ваш корреспондент говорили все разом.

Жан на полном серьезе считает, что как мужчина он просто неотразим, и когда услышал, что пользуется популярностью среди читателей «СС», которые прислали для него много вопросов, трогая свою изящную бородку, спросил: «Это потому, что я такой красивый, да?» Жедер вел себя поскромнее, посерьезнее и говорил меньше, чем Жан.

НАМ ПООБЕЩАЛИ РОССИЙСКОЕ ГРАЖДАНСТВО

Ель: – Хотите ли вы получить российское гражданство и если да, то как продвигается дело?

Жан: – Я с удовольствием бы играл за вашу сборную, но перед этим надо получить российский паспорт. Если мне предоставят такую возможность, я ею воспользуюсь.

Жедер: – Присоединяюсь к этим словам. Разговор о получении гражданства уже был. С кем? С руководством клуба, которое имеет выход на более высокие инстанции и может решить этот вопрос. Нам сказали, что это всего лишь вопрос времени и в скором будущем гражданство будет получено.

Kiffer Southerland: – Вы дружите с легионерами из других клубов?

Жан и Жедер (отвечают вместе, дополняя и перебивая друг друга):

Друзей из других команд у нас нет, а приятелями считаем всех бразильцев, которые играют в российском чемпионате. В прошлом году чаще всего общались с Алешандре и Леандро, которые выступали в «Сатурне».

Серега: – За время пребывания в России изменилось ли ваше представление об этой стране?

Жедер: – Самой большой сложностью остается языковой барьер. Тяжело узнать страну, не говоря на ее языке. Но сейчас я уже знаю кое-какие фразы и слова, необходимые для игры. А еще не могу привыкнуть к холоду, климат здесь не такой, как в Бразилии.

Жан: – В вашей стране многое оказалось совсем не таким, как мне рассказывали в Бразилии. Не хочу говорить подробнее, но скажу, что Россия гораздо лучше, чем о ней думают за рубежом. И соглашусь с Жедером: зимой у вас очень холодно.

ПОВЕЗЛО – В «САТУРНЕ» МНОГО ИНОСТРАНЦЕВ

Serhat: – Вы быстро адаптировались в России. Почему это не удается так же легко остальным вашим соотечественникам, а также легионерам из Аргентины? В чем секрет?

Жан: – (После паузы.) Мне кажется, у всех футболистов, которые приезжают в Россию, есть большое желание проявить себя, выбиться в люди, стать известными игроками и заработать деньги. Но у каждого есть проблема адаптации. Была она и у нас. Может быть, нам повезло в том, что «Сатурн» во многом состоит именно из иностранцев. Когда бразилец приезжает в команду, где много футболистов из Латинской Америки: Уругвая, Парагвая, Аргентины, ему легче привыкнуть к обстановке, он начинает хорошо играть буквально с первых матчей.

Жедер: – У меня всегда было большое желание играть за пределами Бразилии. Хотя я никогда не представлял себе, что смогу выступать именно в России. Но когда мне позвонил агент и предложил поехать в «Сатурн», я согласился сразу же. Возможно, это самое желание мне помогло быстро адаптироваться.

Олег: – Были ли вы оштрафованы за драку в Раменском в игре против ЦСКА?

Жан и Жедер: – После того злополучного матча руководство клуба вызвало на разговор всех, кто принимал участие в драке, в том числе и нас двоих. Нас оштрафовали и сказали, чтобы такое впредь не повторялось. Сумму штрафа, честно говоря, уже и не помним.

Олег: – Как считаете, есть ли у вас шанс быть вызванными в сборную Бразилии, пусть даже на не очень важный матч?

Жан и Жедер: – Это практически невозможно. Главный тренер сборной Бразилии не сторонник новшеств, и потому игроки, которые сейчас в ней выступают, будут делать это на протяжении еще нескольких лет. Хотя есть много других футболистов, молодых и очень перспективных. В любом случае попасть в сборную крайне тяжело.

Олег: – Вадим Евсеев не любит ЦСКА, Сергей Овчинников – «Спартак». Есть ли команды в России, которые не любите вы?

Жедер: – Мне, наоборот, всегда приятно и интересно играть против ЦСКА или, скажем, «Локомотива».

Жан: – Нет команд, которые мы бы ненавидели.

ЖАН: ХОЧУ В «ЛОКОМОТИВ»

ФАНИ: – Вопрос Жану. Собираетесь ли вы переходить в «Локомотив»?

– У меня есть огромное желание выступать за эту команду, но я завишу от руководства клуба, ведь сейчас у меня контракт с «Сатурном». Все, что было в моих силах, я уже сделал – приехал в Россию и играю здесь так, что меня хотят пригласить другие клубы.

4everYours: – Какие нападающие премьер-лиги доставили вам больше всего хлопот?

Услышав этот вопрос, защитники довольно долго советовались между собой. В их диалоге звучали фамилии Олича и Вагнера, но ответ таков:

Это два нападающих «Зенита» – Александр Кержаков и Андрей Аршавин.

Егор: – Кого из бразильцев, играющих в российском чемпионате, вы считаете самым сильным?

Жедер: – Жана.

Жан: – Жедера.

Nik: – Что вам нравится и что не нравится в русских людях?

Жан и Жедер: – Нравится открытость. Если человека что-то раздражает, он не лицемерит и открыто об этом говорит. Не нравится в русских плохое чувство юмора.

Жедер: – А еще предвзятость и расизм.

Егор: – Как собираетесь отметить карнавал, который начался в Бразилии?

Жан и Жедер: – Отметим его ударными тренировками, будем хорошо есть и много спать, а также смотреть в Интернете новости о карнавале.

Егор: – Смотрите ли вы бразильские сериалы, которые вовсю крутят по российскому ТВ?

Да, смотрим, только у нас их называют теленовеллами. В Бразилии они тоже пользуются популярностью, в них хорошо виден характер нашего народа.

ЖАН: С КАКА ДРУЖУ ДЕСЯТЬ ЛЕТ

Егор: – Почему вы решили играть именно в обороне?

Жедер: – Сначала я был опорным полузащитником. Но потом, когда я начал играть в клубе высшей лиги «Васко да Гама», тренеры сказали мне, что лучше всего я раскроюсь в роли центрального защитника. Защитником я стал в 19 лет.

Жан: – Я тоже когда-то был опорным полузащитником, но с 1999 года перешел в оборону и постоянно играю там, хотя поначалу мне это не очень нравилось, я любил играть ближе к центру.

– Жан, правда ли, что вы дружите с бразильцем Кака, который играет в «Милане»?

Да, уже десять лет. Мы познакомились, когда играли еще в юношеских командах, Кака тогда было 14 лет. С 1999 года мы в течение трех лет играли в одной команде и с тех пор общаемся, кстати, не только с Кака, но и с другими бразильцами. Когда мы последний раз общались? В прошедшую субботу переписывались по IСQ.

Prescott: – Уважаемые Жан и Жедер, можно поинтересоваться, каково ваше отношение к Виктору Онопко?

Жан: – Такая личность, как Виктор Онопко, заслуживает уважения и признания. Он столько сделал для русского футбола и продолжает делать! Для тех, кто только начинает играть в футбол, он наглядный пример. Подчас он тренируется даже лучше, чем многие молодые ребята.

Жедер: – Ни разу не слышал от Онопко ни одного недовольного слова или чтобы он сказал, что устал.

СЕМЬЕ – ДЕНЬГИ, ОСТАЛЬНЫМ –СЧАСТЬЕ

еXigy: – Что вам больше всего нравится в футболе?

Жан: – Самое лучшее – это, играя в футбол, помогать своей семье. Зарабатывая деньги, я делаю счастливыми многих своих родственников. Что мне нравится еще? Доставлять удовольствие людям, ведь не все профессии предоставляют такую возможность. Причем футбол дарит счастье не какому-то ограниченному кругу людей, а миллионам и миллионам.

Жедер: – Я вспоминаю такой эпизод. Когда я был еще молодым, но уже играл в профессиональный футбол в «Васко да Гама», получил серьезную травму, и мне сделали операцию на колене. После этого мне сказали, что я вряд ли буду играть в футбол. Но я справился, и помогло мне в этом горячее желание поддерживать своих родственников и семью. В Бразилии нелегкая экономическая ситуация, много бедных, а я смог выбиться в люди!

eXigy: – Каковы ваши клубные амбиции в наступающем сезоне?

Жан и Жедер: – Наша цель – попасть в тройку, чтобы играть в еврокубках. Но до чемпионата будет еще Кубок России (в 1/8 финала «Сатурн» 9 марта играет с «Ростовом». – Прим. ред.). Если выиграем его, тоже попадем в Европу.

– Скажите, что для вас важнее: играть в российской премьер-лиге или, скажем, во втором испанском или итальянском дивизионе на тех же финансовых условиях?

Жан: – Я не создан для игры во втором дивизионе.

Жедер: – У меня контракт с «Сатурном», и думать о других командах и дивизионах я не буду, да и не хочу этого делать.

На прощание Жан выдал шутку. Передал всем, кто работает в «СС», большой привет и сказал, что если мы в газете занимаемся благотворительностью, то они с Жедером готовы сообщить номера своих банковских счетов. Его друг просто пожал мне руку и по-русски сказал: «Спасибо!»