Адвокат не стал раскрывать тайну

Владимир Федотов с самого начала пресс-конференции принялся хохмить
05 апреля 2007 00:00
автор: Владислав Беляков

ФУТБОЛ. КУБОК РОССИИ
1/4 ФИНАЛА. ПЕРВЫЙ МАТЧ

Владимир Федотов с самого начала пресс-конференции принялся хохмить. В отличие от Дика Адвоката, которому было явно не до смеха.

Федотов выходит к журналистам минут через 15 после финального свистка. Запыхавшийся, по глазам видно – весь еще в игре, но жутко довольный! Выходит и сразу же «зажигает».

– Надоел я вам, наверное, да? Второй раз уже за 5 дней здесь появляюсь, – это вместо вступительного слова.

– Давайте и третью здесь играть! – реплику из зала Федотов встречает с неожиданным воодушевлением:

– Да я с удовольствием! Только меня одно настораживает, – спартаковский предводитель делает театральную паузу, обводит публику, словно перед вручением «Оскара». – Начал я здесь с 4:1 в прошлом году (в зале раздается первый раскат смеха), в субботу было 3:1, а теперь вот 2:1, – слово «один» утопает уже в гомерическом хохоте.

– Что я хочу сказать по матчу, – лицо Владимира Григорьевича вмиг становится серьезным. – Команда выполнила тактический план на игру: опять мы имели преимущество, создали огромное количество голевых моментов, но не использовали их. Счет должен быть крупнее.

Почему вы заменили Быстрова?

– В самом начале матча он получил сильный удар локтем, и теперь у Владимира подозрение на открытый перелом носа, – Федотов делает трагическое лицо, совершенно не реагируя на раздавшееся из зала хихиканье: мол, как же с такой травмой спартаковец играл еще 45 минут? И продолжает: – Владимир отыграл на морально-волевых, но почему зенитовец получил за свой удар лишь предупреждение? Мы сейчас вносим это замечание в протокол матча.

Повторный смешок из зала выводит Федотова из себя: глаза тренера наливаются кровью.

– Это, между прочим, серьезное замечание, – Федотов чуть не кричит, но его голос звучит скорее не грозно, а обиженно. – И ничего здесь смешного нет, надо было красную давать!

Журналистам тема перевода в дубль Аршавина, Анюкова и Денисова, как говорят, не дает покоя никому.

Быстров, говорят, перед субботним матчем со «Спартаком» тоже был замечен в нарушении режима.

– А где и с кем он был замечен? – Федотов удивленно вскидывает брови.

Вместе с тремя игроками «Зенита»!

– Значит, у него хорошая скорость, ведь он не был замечен мной, – зал уже просто лежит от хохота.

Адвокат появляется в конференц-зале минут через пять после ухода Федотова. Главный тренер «Зенита» раздосадован, несколько даже растерян, кривит губы, словно от боли, отдает куртку пресс-атташе и усаживается в кресло.

– «Зенит» начал играть только во втором тайме, в некоторых моментах мы выглядели лучше, чем в субботу, и сегодня заслужили больше, чем 1:2, – Адвокат делает паузу, обводя глазами внезапно притихший зал. – Посмотрим, что будет дальше.

– Вы, наверное, хотели узнать, что произошло, с нашими тремя игроками, – Адвокат пристально смотрит в центр зала и продолжает. – Я слышал много сказок на эту тему, но я профессионал и жду от своих игроков того же. С ними кое-что произошло, потому я и решил отправить их в дубль. Но уже в понедельник они вернутся. Здесь нет связи с первой игрой против «Спартака».

Что же все-таки сделала эта троица и когда?

– Я никому не скажу, что произошло, – главный тренер «Зенита» категорично рубит воздух ладонью, словно давая понять: мол, не пытайте, все равно не скажу. – Они получат штраф и вернутся в понедельник.

Не достаточно ли их было просто оштрафовать?

– Это – самое простое, что с ними можно было сделать, но они о деньгах не сильно беспокоятся.

«Спартак» внесет в протокол перелом носа Быстрова. А что вы сказали Гвардису, выйдя в перерыве на поле?

– Быстров – игрок из Санкт-Петербурга, зачем делать такие провокационные жесты? Зачем показывать мне майку с изображением Анюкова, – это я и сказал судье. Но судья ответил, что с его точки зрения это не провокация.