Свидетельство очевидцев. «Такого обращения даже бешеные собаки не заслуживают!»

Вчера «Советский спорт» попросил откликнуться тех, кого питерская милиция перед матчем «Зенит» – «Спартак» 4 апреля загнала в «отстойник», продержав там несколько часов
Свидетельство очевидцев. «Такого обращения даже бешеные собаки не заслуживают!»
07 апреля 2007 00:00

ФУТБОЛ
ЭХО СКАНДАЛА

Вчера «Советский спорт» попросил откликнуться тех, кого питерская милиция перед матчем «Зенит» – «Спартак» 4 апреля загнала в «отстойник», продержав там несколько часов. Вот что нам рассказали по телефону и написали на редакционный адрес (soccer@sovietsport.ru) болельщики.

Хочу обратить внимание, что перед матчем чемпионата России «Зенит» – «Спартак» в прошлую субботу приезжих болельщиков тоже брали в оцепление. Только не у касс, а еще на вокзале. Мы попали в окружение в 5.30 утра, после чего нас отвезли на автобусах к стадиону, где до 11.00 держали в оцеплении. Выпустили с «Петровского» только 19.00. Более 12 часов «под надзором»… Надо еще обратить внимание на досмотр: при проходе на трибуну у людей забирали сигареты, зажигалки, воду, аргументируя тем, что все это продается на стадионе.

Павел Кобин

Мне 44 года, в Питер ездил с 17-летним сыном. Таких унижений терпеть еще не приходилось… В этом самом «отстойнике», куда нас доставили с вокзала, в туалет мужики ходили прямо в канал, а женщин отводили в сопровождении омоновца за угол здания. Каждый час привозили новую партию людей.

Где-то часов в десять утра (в «отстойнике» были с 8.00) поставили лоток, на котором продавали холодные гамбургеры и хот-доги, воду и чай… Надо отдать должное ребятам, которые оказались в западне, но держались бодро: развесили на ограждении баннер «F.C. S.M. Ивантеевка», встречали аплодисментами каждую новую партию людей, играли в футбол пустой бутылкой. К одиннадцати часам нас уже было около тысячи человек…

Александр

Что такое «отстойник»? Это большое количество людей, которые шатаются туда сюда, и три туалета. Можете себе представить: огромное количество людей и три туалета! Так они еще и по 10 рублей, а войти в них практически невозможно от вони! «Отстойник» – это возможность купить гамбургер за 35 рублей с плесневелым мясом и сосиски за 30 с непонятным вкусом.

Уже после матча при выходе с трибун милиция устроила давку, но и на этом издевательства не закончились. В Москве нас сопровождал уже московский ОМОН. Высадиться из автобуса мы должны были на севере Москвы, поближе к дому, а пришлось на юге города и еще час примерно ехать на метро... По-моему, такого обращения даже бешеные собаки не заслуживают!

С уважением, M.

В 12.00 на въезде в Питер наш автобус встретила машина ДПС, и в ее сопровождении мы прибыли на стадион. Точнее в «отстойник». С нами была девушка, которая очень замерзла на ветру. Просила, чтобы милиционеры ее отпустили. Бесполезно. Хотя люди разные бывают. Мы разговаривали с омоновцем – он не понимал, для чего все это. Но были и те, кто откровенно хамил. Выйти на волю можно было за плату. 500 рублей вкладывались в паспорт, и менты под видом проверки документов выпускали тех, кто согласился выложить такую сумму. Остальных держали в «отстойнике», как скотину.

Мстислав

«Наша милиция бесплатно не работает!» – кричал прапорщик на просьбу отпустить из «отстойника». Комментарии излишни.

Денис Макаров

Милиция хочет добиться, чтобы мы не ездили на футбол, но этого не будет. Мы не быдло, не стадо и не преступники. Среди нас есть люди, занимающие высокие должности в серьезных компаниях, есть журналисты, юристы, банковские служащие. Мы не пытаемся создавать проблемы, но и не хотим их получать таким вот образом. Спасибо «Советскому спорту» за внимание к теме беспредела по отношению к болельщикам.

Андрей Пацык

Слава Богу, в Питер я приехал уже с билетом на матч – к кассе не ходил, с утра прогулялся по городу. Около 17.00 пришел к стадиону, и сразу же меня загнали в оцепление. Вы написали, что в «отстойнике» был туалет – в пять вечера я его не видел. И еды там тоже не было. Как люди стояли там по 9–10 часов, рядом с водой, от которой веяло холодом, не понимаю. Лично мне хватило 10 минут. Видел лишь одного человека, укутанного в плед. Все остальные были замерзшие и голодные – мы с ними едой поделились.

Кирилл