ФУТБОЛ. ПРЕМЬЕР-ЛИГА
ЭКСПЕРТИЗА «СОВЕТСКОГО СПОРТА»

Две недели назад экс-нападающий «Локомотива» Гарри О’Коннор поведал британской прессе о том, с какими трудностями ему пришлось столкнуться в России. И хотя его интервью было не таким острым, как, скажем, откровения Бикея или Жедера, «Советский спорт» решил разузнать, правда ли у Гарри остались столь мрачные воспоминания о России.

Сейчас О’Коннор готовится к своему первому сезону в английской премьер-лиге, который стартует уже 11 августа. Кстати, первым соперником его «Бирмингема» станет не кто-нибудь, а сам «Челси».

Пока же «синие» («Бирмингем» так же, как и «Челси», получил такое прозвище из-за цвета футболок и эмблемы) играют с куда менее грозными оппонентами. Только во вторник Гарри вместе со своей новой командой вернулся со сбора в Германии, где успел провести три контрольных матча – с малоизвестными даже в Германии клубами «Хоэнлоэ Аусваль», «Хайденхайм» и «Швайнфурт». Результат – три победы с общим счетом 8:2. О’Коннор также сыграл в этих матчах, но отличиться ему пока не удалось. Забивает у «Бирмингема» в основном финн Микаэль Форссель – бывший форвард «Челси».

Если Форсселю место в стартовом составе обеспечено, то Гарри придется за него бороться. Соперники у него не слишком известные – имена Кэмерона Джерома, Гари Макшеффри, Соуна Алуко и Роуана Вайна известны лишь знатокам английского футбола. Правда, главный тренер «Бирмингема» Стив Брюс пока выпускает О’Коннора только на замену. Смущает ли это шотландца?

– Абсолютно не смущает, – в голосе Гарри на другом конце провода улавливаются нотки энтузиазма. – У нас в команде много отличных нападающих – не только Форссель, и я знал это, когда подписывал контракт. К трудностям я готов. Место в составе надо зарабатывать на тренировках. А уж работать-то я умею. Уверен, что у меня получится завоевать место в основе. Я хороший футболист.

– Вы уверены, что вам удалось доказать это в России?

– Да. Я честно делал свою работу. Забил гол в финале Кубка России. Я не знаю причин, по которым мне не доверяли тренеры «Локомотива». Вы лучше у них это спросите.

– У вас есть версия, почему вы редко попадали в состав?

– Я же говорю, нет.

До О’Коннора, кстати, не сразу и дозвонишься. Чаще всего включен автоответчик, а иногда трубку берет его жена. Именно она, по словам шотландца, стала главной причиной возвращения форварда в Британию. В России Лиза была недовольна долгими отлучками мужа – железнодорожников частенько запирали на базе. Теперь муж с ней рядом, и она, похоже, счастлива. «Гарри сейчас не может подойти». Дальше она подробно объясняет, где именно находится ее муж, но слов не разберешь: пронзительный плач ребенка заглушает ее речь.

Когда мы разговариваем с О’Коннором, сын тоже пытается помешать папе давать интервью.

– Джош, хватит! – по-отечески властно говорит Гарри. Плач тут же прекращается. – Извините, я скоро ухожу на тренировку, давайте побыстрее.

– Гарри, теперь вы счастливы?

– Да, я очень счастлив. Меня здесь все устраивает. Могу много времени проводить с женой и с сыном, им здесь нравится, у меня отличный тренер, прекрасные отношения с командой. Кроме того, у меня нет языкового барьера. Это самое главное – ведь в России и у меня, и у моей жены были проблемы с общением.

– Вам предоставили авто?

– Да, а почему вы спрашиваете?

– Потому что две недели назад вы дали интервью британской газете, в котором вы довольно жестко высказались о «Локомотиве». Мол, вам дали квартиру, но не предоставили средства передвижения: ни машины, ни водителя.

– Я не хочу обсуждать это интервью.

– Но ваши слова передали правильно?

– Да, то, что там написано, правда. Но я не хочу вспоминать о «Локомотиве». Интервью вы читали, и я там все объяснил.

– Позвольте, Гарри, за свои слова надо отвечать. Вы действительно говорили о мафии в российском футболе?

– Я же сказал, не вижу смысла обсуждать то, что сказано в том интервью. Я игрок «Бирмингема», и мне надо не ворошить прошлое, а жить настоящим и думать о будущем.

– И все-таки хочется знать, неужели Россия оставила у вас такие мрачные воспоминания?

– Ну почему же! Я уже неоднократно говорил, что я вырос в России как футболист. Простите, но мне пора на тренировку…