ФУТБОЛ
ПАС ОТ ВАСИЛИЯ УТКИНА

 «Спартак» заплатит за расистский баннер, который был вывешен его ультрас в Самаре, полмиллиона рублей. Контрольно-дисциплинарный комитет также рекомендовал РФС отправить запрос в прокуратуру Самарской области относительно возбуждения уголовного дела.

ЧТО МОЖЕТ КДК

Мне кажется, обсуждать решение КДК не стоит. Оно носит сугубо карательный характер, носит его по определению и не может быть направлено на исправление ситуации. Виновен ли «Спартак» в том, что его болельщики (их часть) ведут себя подобным образом? Конечно. Клуб отвечает за поведение своих болельщиков во время матча. Бросают посторонние вещи с трибун – клуб будет наказан, устраивают беспорядки с другими болельщиками – клуб будет наказан, вывесили расистский баннер – ну а в чем разница?

Ни в чем. Клуб виновен – клуб наказан.

Лично мне кажется непринципиальным вопрос о том, должно ли наказание выражаться в снятии очков или же исключительно в деньгах. Все равно это не более чем кнут. Куда важнее разобраться в том, откуда берется расизм на трибунах. И самое поверхностное изучение вопроса приведет нас к тому, что носители убеждений о превосходстве одной расы над другой, неонацисты самого разного пошиба представлены в болельщицких группировках весьма густо. Где-то они оттеснены на периферию клубной жизни. Где-то вышли на первые роли.

ЧТО МОЖЕТ ВОБ

Создано Всероссийское объединение болельщиков — ВОБ. Само по себе это позитивное явление. Объединение болельщиков замечательно тем, что сводит вместе людей, которые по определению не слишком друг друга любят, пытаются друг друга высмеять, часто оскорбить, перекричать. Дерутся некоторые друг с другом иногда. Тем не менее объединение их необходимо, потому что они сталкиваются с одними и теми же проблемами.

Болельщиков в нашей стране, и совершенно не потому, что они уже изобразили или готовятся изобразить что-то противозаконное, могут избить, запереть (и хорошо, если не под открытым небом), могут самодурственно препятствовать им болеть и так далее. Причем все это может учинить самая обыкновенная милиция по собственному милицейскому разумению. И это разумение – между прочим, тоже опасная вещь. Потому что у нас в стране отнюдь не разрешается людей брать за грудки и запирать из-за того простого обстоятельства, что они приехали поболеть за свою команду.

ВОБ еще не прошел до конца процедуру юридической регистрации, а потому о его учредительных документах мне известно хоть из первоисточников, но все же понаслышке. Мне понятно, каким образом ВОБ будет вести просветительскую деятельность – и это можно только приветствовать, потому что о жизни и деятельности болельщицких объединений с позиций мало-мальского знания у нас могут судить единицы. При том, что вопрос – важнейший.

Мне понятно, каким образом ВОБ может защищать болельщиков от произвола властей. Наличие такой структуры сокращает цепочку, по которой о тех или иных случаях беспредела информация доходит до серьезных властных людей, и самодуры на местах получают по своим незаслуженным шапкам.

Мне понятно, каким образом ВОБ может воспрепятствовать появлению неправильных баннеров на трибунах. В конце концов, мне не кажется действенным контроль со стороны милиции. Известно ведь – что охраняешь, то и имеешь. Так просто не пронесешь на трибуну похабщину, да. Ну а рублей за пятьсот – пронесешь. Или за тысячу. Не дороже денег. Контроль со стороны болельщицкого объединения куда более действенный, потому что на карту поставлена дееспособность такого объединения.

ЧТО МОЖЕТ «ФРАТРИЯ»

Однако дело ведь не в баннере. Он только символ происходящего в глубинах болельщицких масс. Опасна не тряпка. Опасна среда, которая ее порождает. С этим нужно бороться. Крайние проявления национализма – идеология людей ущербных, это давно сказано. Наше время, впрочем, заставляет дополнить: ультранационализм становится прибежищем людей, поставленных в ущербное положение. Потому что дает простой ответ на сложные вопросы. Сопротивляться этой обманчивой простоте – это ведь силу надо иметь. А если сил нет?

Я вспоминаю случай, имевший место в этом году. Когда совпали по времени матчи, проводимые в Петровском парке, – с кем-то играло «Динамо», а на одном из резервных полей играл в турнире, кажется, ЛФЛ футбольный клуб «Вайнах». После матча динамовские с вайнахами подрались. Не прошло и нескольких часов, как лидер динамовского фан-движения Александр Шпрыгин, известный также по прозванию Каманча, заявил, что никакой национальной подоплеки в происшедшем нет, просто подрались болельщики, слово за слово, как это бывает. И совершенно не важно, что это были за слова.

Это мудрая позиция.

Лидер спартаковского фан-движения Иван Катанаев не осудил самарский баннер. В неформальных инет-беседах он весело смеялся над ним, называя его «абсолютно безобидным». Блог Ивана на сайте объединения спартаковских болельщиков «Фратрия» называется «Майн Кампф».

ЧТО МОЖЕТ ВЛАСТЬ?

Не думаю, что само по себе это противозаконно, иди речь о частном лице (а речь идет о лице, занимающем общественно значимое положение). Я думаю всего лишь, что такой человек не будет бороться с баннерами вроде «Обезьяна, проваливай домой». Повторюсь, дело не в тряпке, а в среде, откуда тряпка происходит.

А среда эта является простым следствием того, что в нашей стране как таковая отсутствует национальная политика. Просто отсутствует. На Кавказе, в Нальчике, московских болельщиков забрасывают камнями и приговаривают при этом «русские свиньи». В Самаре московские болельщики пишут темнокожему бразильцу… Ну довольно уже это повторять. И это не первый, не второй и не седьмой сигнал. И если мы ограничимся тем, что больше нам ни один баннер об этом не напомнит, – что ж, в следующий раз это прорвется наружу чем-то гораздо более сильным и опасным.

А прокуратура Самарской области, насколько мне известно, до сих пор так и не возбудила уголовного дела по поводу баннера. Две недели только и разговоров, что о нем. Все эти разговоры слышат, кроме прокурора.

Каждый вторник в еженедельнике «Советский спорт – Футбол» читайте «Испанский дневник Василия Уткина» – комментарий к одному из самых ярких европейских футбольных турниров.