ФУТБОЛ
ПРЕМЬЕР-ЛИГА. 22-Й ТУР

Необычайно быстро начинается послематчевая пресс-конференция – впечатление, что Станислав Черчесов прямо со скамейки запасных направился в пресс-центр. Несмотря на поражение, главный тренер «Спартака» с улыбкой приветствует журналистов, пробираясь сквозь толпу к подиуму.

— Станислав Саламович, «Спартак» очень долго не проигрывал и сегодня наконец уступил…

— Наконец?! – Черчесов ошалело, но с улыбкой в глазах смотрит на корреспондента «Советского спорта». – Ой-ой-ой! – возглас то ли возмущения, то ли удивления. Зал хохочет.

— Быть может, перед матчем в Глазго сегодняшнее поражение психологически раскрепостит команду?

— Мы о Глазго сегодня не думали – у нас был матч с «Рубином», за победу в котором, как и в остальных играх чемпионата, дается три очка. Наверное, мы начали не так, как хотели, поэтому «Рубин» нам забил гол. Мы отыгрались, но на второй тайм вышли несобранными.

— А не кажется ли вам, что московские газеты и телевидение захваливают несколько московских команд, в том числе и «Спартак», и это вредит российскому футболу. Какой-то «Футбол Москвы» получается! – перебивает Черчесова пожилой мужчина, которого вижу в пресс-центре впервые.

— Я… — пытается ответить тренер.

— …И из обычных игроков делают звезд! – не унимается мужичок.

— Во-первых, из игроков и надо звезд делать, чтобы люди на них ходили, — Черчесов спокойно парирует этот упрек. – Во-вторых, извините, но я действительно не читаю газет и не включаю телевизор, и мне сложно судить, кого и за что хвалят – я смотрю на футболистов своими глазами. Сегодня нам игра не удалась, «Рубин» больше хотел выиграть.

На знаменитом теперь баннере в первой его части было написано: «Тихонов навсегда!». Сегодня Веллитон тоже вошел в историю «Спартака», забив первый красно-белый гол в Казани…

— Между прочим, я вчера еще сказал, что он забьет. А в чем вопрос-то?

— Доказал ли Веллитон сегодняшним голом то, что он настоящий спартаковец?

— Доказывать надо не одним красивым голом или игрой, а сезонами. Того же Тихонова не за один мяч, а за отношение к «Спартаку», за личностные качества любят и помнят. Как и всех спартаковцев. Веллитон пока оправдывает те надежды, которые мы на него возлагаем, но, думаю, чтобы стать настоящим спартаковцем, ему еще не раз надо будет доказать свою состоятельность.

— Вопрос может показаться банальным, — начинает один из местных журналистов.

— Вопросов банальных не бывает, банальными бывают ответы, — успокаивает его Черчесов.

— Дождь – это спартаковская погода, за счет скользкой травы проще играть в быстрый пас, недодачу, «стеночки». Или все это в прошлом?

— Почему? Думаю, мы доказали, что играем в тот футбол, который привыкли видеть спартаковские болельщики. Просто не всегда это получается. Надеюсь, никто не скажет, что мы не хотели выиграть. Мы сделали все возможное.

— «Спартаку» не удалось преодолеть массированную оборону «Рубина». Такая же вас может ждать и в Глазго…

— Давайте дождемся матча в Глазго, это будет совершенно другая игра, совершенно другая страна. И, надеюсь, другой результат, который нас устроит.

— Но те проблемы…

— Проблем нет, — решительно рубит Черчесов. – Есть игра, которую нужно спокойно проанализировать. Все живы-здоровы, никто не умер. Ошибки, естественно были, но они и будут. Поэтому не стоит посыпать голову пеплом.

— Зная, что Курбану Бекиевичу сегодня исполняется 55 лет, вы случайно не привезли с собой галстук?

— А я куда-то приезжал с галстуком? – улыбается Станислав Саламович. – Я поздравляю коллегу с днем рождения и желаю ему дальнейших побед. Я его уважаю и как футболиста – мы пересекались, и как тренера – он доказывает свою состоятельность.

— В свое время Старостин говорил, что «Спартак» без татарина не «Спартак». Может, вам одного Сабитова маловато будет?

— Как говорится, «будем посмотреть». А вы что, хотите кого-то со мной отправить?

— У нас самих не хватает…

— Ищете плохо, мой дорогой! Есть еще вопросы? Нет? Ну тогда удачи вам!

Черчесов покидает пресс-центр под пожелания удачи в Глазго. Через несколько минут в зал заходит Бердыев. Журналисты аплодируют.

— Лучшего подарка ни мне, ни болельщикам, я думаю, и быть не могло, — начинает юбиляр. — За это я ребятам благодарен. И еще за самоотверженность – у нас уже стало нехорошей традицией доигрывать матчи вдесятером.

— Во втором тайме складывалось впечатление, что ваши игроки намеренно грубо играют против Торбинского. Это была ваша установка?

— Вы думаете, я такую установку дал? – удивленная полуулыбка, оценивающий взгляд на приезжего журналиста, недолгая пауза. – Нет, такой установки не было.

— Сегодня у вас не просто день рождения – юбилей. Вы будете его сейчас отмечать? Ведь очень скоро ураза (мусульманский пост. – Прим. ред.),

— Нет, не буду. Я не вижу разницы между цифрами 55, 54 или 56.