ФУТБОЛ
ПРЕМЬЕР-ЛИГА. 22-Й ТУР

 У противостояния «Локо» – «Сатурн» появился совсем не рядовой подтекст – в подмосковном клубе воссоединились два футболиста, олицетворявших собой целую эпоху «Локо». За субботним визитом Дмитрия Лоськова и Вадима Евсеева в Черкизово пристально следил корреспондент «Советского спорта».

ДО МАТЧА: ЧУЖОЙ СРЕДИ СВОИХ

Когда из автобуса «Сатурна», подъехавшего к стадиону, появляется Лоськов, его буквально припирают к стенке. Дмитрию приходится раздавать автографы и рассказывать, как дела. Автограф-сессию и интервью зарубил администратор команды — пора на поле!

Евсеев ведет себя иначе. Быстро схватив сумку и сделав фанатам ручкой, Вадим убегает в подтрибунку. Уже тогда по настроению и поведению двух экс-железнодорожников можно было угадать, зачем каждый из них сюда приехал. Лоськов – победить и убедиться в том, что сердца фанов «Локо» все еще принадлежат ему, а Евсеев – победить и отомстить.

На предыгровой разминке «Сатурн» появляется на пятнадцать минут позже «Локомотива». Второй номер «Сатурна» тренируется неистово. Лоськов же, напротив, размерен и обстоятелен – с ударами по воротам Кински не спешит, растяжку делает ровно столько, сколько ему рекомендуется.

Наконец, когда команды уже уходят с поля, чтобы вернуться туда к стартовой трели арбитра, Лоськова со всех сторон облепляют игроки «Локо», те, с которыми он поиграл, – Сычев, Билялетдинов, Спахич, Асатиани, Маминов… Вокруг наматывает круги второй тренер железнодорожников Владимир Лютый. Ему важно, чтобы футболисты скорее пошли в раздевалку послушать последние напутствия тренера, но подойти он не решается – авторитета у экс-капитана побольше.

МАТЧ: «ЧТОБ ЗАБИЛ, ПОНЯЛ?!»

Анатолий Федорович появляется на поле последним, когда обе команды уже вытянулись в шеренги для протокольной съемки. Южная трибуна стадиона разворачивает громадную композицию «Лоськов – наш капитан» с перечислением всех регалий кумира и изображением Лоськова с Кубком России в руках. Тренер тяжело смотрит на черкизовский «Юг», а потом украдкой бросает взгляд на Лоськова с Евсеевым – так, наверное, должны смотреть на соперника шахматисты, еле заметно прицениваясь к врагу.

«Виват, Лоськов!» — Южная трибуна затягивает перекличку, так похожую на привычное «Вперед, «Локо»!», и матч начинается. Первые пятнадцать минут «Сатурну» приходится обороняться, выдерживая наскоки хозяев, а новичок Евсеев ведет себя так, словно он в подмосковном клубе дольше всех, – прикрикивает на партнеров, командует опорным полузащитником Игониным (который, кстати, исполняет в клубе роль капитана)…

А потом был пенальти в ворота Пелиццоли. Сначала первый: у мяча собрался консилиум из Каряки, Лоськова и Кириченко, решали, кому бить. Взять бы мяч Лоськову, но тот, почувствовав бешеный настрой и желание пробить у нападающего, безропотно уступил. Сие решение, кажется, не устраивало только Евсеева, который хотел показательной казни. Вадим подбежал к Кириченко и грозно крикнул: «Чтоб забил! Понял?!». Пенальтист, глядя в пол, утвердительно кивнул, и через секунду Евсеев крепче всех сжимал голову отличившегося в своих объятиях.

На второй пенальти уже никто не претендовал. Кажется, и сам Лоськов хотел другой участи, но партнеры призывающе расступились. Дмитрий долго и тяжело дышал, но потом безупречно положил мяч в правый от Пелиццоли угол.

Второй тайм ознаменовался, пожалуй, лишь одним ярким эпизодом. На 75-й минуте Евсеев пошел выбрасывать мяч из аута на стороне поля «Локомотива» и, проходя мимо скамейки хозяев, с удовольствием что-то крикнул. У железнодорожников не нашлось что возразить.

ПОСЛЕ МАТЧА: КРУГ ПОЧЕТА ОТ ЕВСЕЕВА

А после матча Евсеев устроил круг почета – отвесил поклоны всем трибунам стадиона, а потом, пробегая рядом с тренерской скамейкой «Локо», жестом изобразил те слова, которые слышала вся страна сразу после окончания ответного отборочного матча к Евро-2004 с Уэльсом.

Свою главную задачу на сезон Евсеев выполнил, отомстив тренеру, который не увидел его в составе своего «Локо». Выполнил свой план и Дмитрий Лоськов. После матча его еще долго не хотели отпускать болельщики бывшей команды, брали у него автографы и просили сфотографироваться. Полузащитник убедился – для этих людей он все еще капитан без приставки «экс».