ФУТБОЛ

 Голкипер ЦСКА стал едва ли не единственным игроком из обеих команд, кто стал общаться с прессой в смешанной зоне.

В микст-зоне футболисты обеих команд продемонстрировали свои лучшие качества – впору было на полбалла повышать оценки за игру!

Во-первых, блеснул скоростью правый хав «Спартака» Владимир Быстров, бросивший на ходу фразу («Интервью давать не буду») и пролетевший к выходу, будто «Красная стрела».

Во-вторых, Егор Титов, вообще-то избегающий общения крайне редко, продемонстрировал видение «поля» — его взмах рукой в сторону кого-то из толпы коллег (а народу хватило бы на три футбольные команды) был выверен и точен – именно тот, на кого и указал капитан, успел задать один мастерский вопрос: «Как оцените игру?»

Максим Калиниченко в последнее время выдает игры или шедевральные, или ну совсем плохие. Но в обоих случаях незаметным на поле он никогда не остается.

Максим прошел через смешанную зону – похоже, лишь для того, чтобы сказать о наболевшем:

— Пишите, что Калиниченко во всем виноват!

Старожилы смешанной зоны сразу вспомнили матч за суперкубок. Тогда, 3 марта, после поражения от ЦСКА со счетом 2:4, Войцех Ковалевски заявил следующее: «Официальная версия такова: «Спартак» пропустил четыре мяча, и во всех повинен Ковалевски». После того матча Войцех за «Спартак» больше не играл, так что Максиму стоит быть поосторожнее.

Практически подвиг пытался совершить защитник «Спартака» Флорин Шоава: начав беседу, спустя 30 секунд румын, оборвав журналиста на втором вопросе, последовал примеру партнеров. Остальные спартаковцы предпочли уйти через черный ход.

Не баловали своим вниманием прессу и армейцы, личным примером показав Валерию Газзаеву, что иногда лучше все же молчать, чем говорить – перл Валерия Георгиевича на пресс-конференции забудется еще нескоро.

И лишь Вениамин Мандрыкин согласился ответить на все вопросы.

— ЦСКА попал в такую ситуацию, когда нужно побеждать в каждом матче. И сегодня мы не довольны ни игрой, ни результатом, — подводит итоги встречи Вениамин. – Единственное, что можно отметить — мы все-таки отыгрались.

— Во втором тайме вы допустили две грубейшие ошибки, после которых «Спартак» мог увеличить счет. Что произошло в тех моментах?

— В первом эпизоде, когда я ошибся на выходе, не смог подобрать ногу. В итоге пришлось тянуться за мячом. Во втором моменте мяч попал в руку Баженову, и там нужно было назначать штрафной удар.

— Хоть команда и проигрывала, ее действия с трибуны большую часть матча выглядели очень инертно. Это результат плохого физического состояния футболистов или проблем в игре?

— Не зря говорят, команда играет так, как позволял ей соперник. «Спартак» смотрелся сегодня лучше.

— Согласны с тем, что после этой ничьей ЦСКА окончательно потерял шансы на чемпионство?

— Шансы существенно уменьшились. Но никто и не думает сдаваться. Мы по-прежнему хотим оказаться на первом месте и приложим для этого все усилия.

— Вы находились близко к тому эпизоду, когда Василий Березуцкий сыграл рукой. Нарушение действительно было?

Да. И сам Вася прекрасно это знает. Была борьба за верховой мяч, руки у ребят оказались над головами. Претензий к решению арбитра здесь нет.

— Не было мысли пойти на последний штрафной и попытаться лично спасти команду?

— Нет. У нас хватает квалифицированных футболистов, которые головой играют куда лучше вратаря.

— Есть ощущение, что если армейцы займут место ниже второго, Газзаева снимут?

— Вопрос не в моей компетенции.