Председатель фонда «Национальная академия футбола» Сергей Капков: Хиддинк что-то подписал с Мутко. Но это – не контракт!

Казалось бы, в истории с подписанием контракта Гуса Хиддинка и РФС поставлена точка. Договор подготовили, подписи поставили... Однако у председателя правления фонда «Национальная академия футбола» (НАФ) Сергея Капкова иное мнение. Об этом он и рассказал «Советскому спорту».
Председатель фонда «Национальная академия футбола» Сергей Капков: Хиддинк что-то подписал с Мутко. Но это – не контракт!
07 апреля 2008 23:36
автор: Олег Сокол

ФУТБОЛ
ВОЗВРАЩАЯСЬ К НАПЕЧАТАННОМУ

Казалось бы, в истории с подписанием контракта Гуса Хиддинка и РФС поставлена точка. Договор подготовили, подписи поставили... Однако у председателя правления фонда «Национальная академия футбола» (НАФ) Сергея Капкова иное мнение. Об этом он и рассказал «Советскому спорту».

ЧТО ПОДПИСАЛ ХИДДИНК?

В понедельник вечером, 24 марта, российские СМИ оповестили мир: Виталий Мутко и Гус Хиддинк заключили договор о сотрудничестве до лета 2010 года. В тот же вечер выяснилось: в бумагах нет подписи представителя НАФ, которая, как известно, несет все затраты по контракту голландца. Президент фонда Евгений Писарев, присутствовавший на исторической встрече в гостинице «Золотое кольцо», подпись ставить отказался...

За четыре дня до этих событий у меня состоялся разговор с агентом Хиддинка – Кисом ван Ньювенхойзеном.

— В РФС говорят, что договор может быть подписан 24 марта, - сообщил голландцу ваш корреспондент.

— Я удивлен! Ничего не знаю по этому поводу.

— Когда в последний раз вы беседовали с Хиддинком о договоре?

— Вчера. Нам все еще необходимо решить некоторые вопросы. И до тех пор, пока мы не договоримся со всеми сторонами, контракт подписать не можем. При этом подчеркну: Гус по-прежнему хочет остаться в России.

Уже позже, накануне товарищеского матча Румыния – Россия, корреспондент «Советского спорта» задал прямой вопрос самому Хиддинку: что же он подписал 24 марта – контракт? Гус ответил: «Соглашение». В подробности вдаваться не стал. Но намек и так прозрачен: подписанные бумаги контрактом назвать нельзя!

«ДОГОВОР» НА ДВУХ САЛФЕТКАХ

Итак, Мутко говорил о подписанном «договоре», Хиддинк – о «соглашении». Однако неизвестной оставалась позиция третьей – и ключевой – стороны. Ведь голландский тренер настаивал, чтобы именно НАФ, организация Романа Абрамовича, выступила гарантом контракта.

За комментарием корреспондент «Советского спорта» обратился к Сергею Капкову и Евгению Писареву.

Капков: — В пятницу, 24 марта, мне позвонил Виталий Мутко и спросил, могу ли я встретиться в понедельник для обсуждения контракта Гуса. Я ответил: готов, но только в первой половине дня, поскольку вечером улетаю в командировку в Екатеринбург. Ни о чем конкретном мы тогда не договорились.

В следующий раз Мутко позвонил в понедельник днем. Сообщил: «Хиддинк приезжал в РФС. Мы обсудили часть деталей. Необходимо встретиться втроем. Гус приглашает к 19.00 в гостиницу «Золотое кольцо», куда должны съехаться «сборники». Я напомнил Мутко о командировке. Вылет был в 19.45. Так что приехать на встречу не было возможности. Как и отменить визит. Тогда мы условились, что я пришлю Евгения Писарева, а также нашего юриста.

Не успеваю доехать до аэропорта, как звонит удивленный Писарев, — продолжает восстанавливать события того дня Капков. – И говорит: там собираются что-то подписывать. Я даю указание не оставлять никаких подписей.

После этого мы еще пару раз созвонились с Мутко. Я снова объяснил нашу позицию. Во-первых, некоторые контрактные вопросы до сих пор не улажены. А во-вторых, нас приглашали в гостиницу обсудить детали, а не ставить подпись.

И что, Хиддинк все это время ждал, пока Мутко прояснит вопрос с НАФ?

Писарев: — По сути, да. Он вел себя терпеливо. Видимо, ему сообщили, что между всеми сторонами все согласовано и остается лишь поставить подпись. Но, узнав от меня, что сегодня со стороны НАФ договор подписан не будет, расстроился и сообщил: «В таком случае я ничего подписывать не буду». Мне кажется, Хиддинк вообще находился в недоумении и плохо понимал, что происходит.

Капков: — Я очень недоволен двумя моментами. Во-первых, словами Мутко, что между ним и Хиддинком заключен именно договор. Во-вторых – и в главных – Виталий Леонтьевич не должен был говорить о том, что подписи НАФ нет из-за отсутствия Капкова. Нас, по сути, подставили.

Вернемся к контракту. Если все так, как вы рассказываете, почему Гус согласился что-то подписать?

Капков: — Виталий Леонтьевич умеет уговаривать.

Что в итоге подписал Хиддинк?

Писарев: — Сложно сказать. Я видел этот документ – там всего страницы три. Объем серьезного контракта значительно больше.

Капков: — В общем, можно взять две салфетки и написать на них слово «договор».

НАЛОГОВЫЕ ВОПРОСЫ НЕ УЛАЖЕНЫ

Спрошу еще раз: почему Гус поставил подпись?

Писарев: — Я считаю, что это подписание – чистый экспромт. Об этом говорит хотя бы то, что не было подготовлено даже места для подписания бумаг. Зашли в какую-то пустую комнату, принесли откуда-то столы, стулья…

Капков: — Дело даже не в этом: первый договор мы тоже подписали в переговорной одной из гостиниц. А потом на пресс-конференции сделали это для красоты. Но сейчас контракта нет!

На сайте РФС сообщалось, что налоговые вопросы улажены. Это так?

Писарев: — Нет. До сих пор на уровне министерств финансов двух стран продолжаются согласования на тему размера и места уплаты налогов.

Это единственный вопрос, который остается неясным?

Капков: — Нет. Хиддинк хочет повышения бонусов. Скажем, за выход на чемпионат Европы он получил 500 000 евро. За попадание на мировой форум голландец просит уже миллион. Мы бы хотели понять логику столь радикального увеличения бонусной системы. С нами этого до сих пор никто не обсуждал.

Также хотим оговорить пункт о написании программы развития юношеского футбола. Хотим, чтобы Гус большее число дней проводил в России, ездил по регионам. Важно, что он к подобному готов. Просто это нужно согласовать и внести в договор.

Или другой пример: взяли сейчас Верхейена (ассистент Хиддинка по физической подготовке. – Прим. ред.). Я хочу, чтобы он написал программу подготовки. Для него это не сложно, а мы перевели бы и растиражировали по регионам. Тем более мы готовы за нее заплатить.

Сколько НАФ, с учетом налогов и всевозможных бонусов, должен будет выплатить тренеру?

Писарев: — Более десяти миллионов долларов.

Как будут развиваться события дальше?

Капков: — Гус, естественно, понимает, что не подписывал контракт. О чем, собственно, и сказал в интервью «Советскому спорту». Понимает он и то, что попал в странную историю. А нашу позицию я уже высказал: размышляем над тем, стоит ли нам финансировать новый контракт, раз с нами так себя ведут. Мутко, мне кажется, не очень верит в подобное развитие событий. Впрочем, Виталий Леонтьевич всегда может найти другого спонсора.

sokol@sovietsport.ru

КСТАТИ

ХРОНОЛОГИЯ СОБЫТИЙ

«Советский спорт» вспоминает хронологию переговоров по поводу контракта Гуса Хиддинка.

Начало августа: Виталий Мутко еще до завершения отборочного цикла предложил подписать договор до 2010 года. Голландец взял время на размышление.

8 октября 2007 года: за несколько дней до матча Англия – Россия состоялась встреча Мутко и Хиддинка. Тренер, спустя два месяца, выражает готовность остаться в России.

27 ноября 2007 года: больше месяца особых контрактных новостей не появлялось. РФС ограничивался информацией, что идет рутинная подготовка необходимых бумаг. Тем неожиданнее в конце ноября прозвучали слова многолетнего агента тренера Киса ван Ньювенхойзена в интервью «Советскому спорту». Он сообщил, что РФС не реагирует на его письма и поэтому переговоры не продвигаются.

28 ноября 2007 года: слова ван Ньювенхойзена разнеслись по миру с бешеной скоростью. В результате с разных уголков света поползли правдивые и не очень новости об интересе к Хиддинку со стороны сборных Австралии и Голландии, «Аякса» и ПСВ...

После интервью агента начались активные переговоры и стороны выразили надежду подписать договор до нового года.

17 декабря 2007 года: в Москву на переговоры прилетели ван Ньювенхойзен и финансовый консультант тренера Тийс Клемент. По их окончании Кис выразил сомнения, что до 1 января все нюансы договора удастся уладить.

27 января 2008 года: в интервью «Советскому спорту» Хиддинк обещает, что контракт подпишет в марте.

20 марта 2008 года: Мутко объявляет, что договор с Гусом будет подписан в ближайшие дни. Вечером того же дня ван Ньювенхойзен сообщает «Советскому спорту», что он ничего об этом не знает.

24 марта 2008 года: в московской гостинице «Золотое кольцо» происходит подписание некоего документа. Мутко называет его «контрактом», Гус чуть позже – «соглашением».