Игорь Акинфеев: Свое решение по поводу сборной менять не стану, буду держать свое слово до конца
07 сентября 10:18
автор: Юлия Григорьевская
автор фото: ФК ЦСКА

Игорь Акинфеев: Свое решение по поводу сборной менять не стану, буду держать свое слово до конца

Вратарь ЦСКА Игорь Акинфеев рассказал журналисту Илье Казакову в программе «Футбол России» о новой жизни, работе под руководством Алексея Березуцкого и первых матчах Карпина в сборной.

О предложении Кафанова вернуться в сборную

- Ответ был дан в 2018 году. Было бы глупо менять свою позицию. Одно дело, когда случился форс-мажор, например, все вратари сломались, как у Украины, где Пятов опять стал основным голкипером. Мне хочется видеть в нашей сборной новые лица во вратарском ремесле. Не просто так мы говорим про Максименко и Сафонова. Хочу, чтобы они прогрессировали и росли. А в 36 лет прогрессировать уже некуда. Ты просто должен стабильно играть на хорошем уровне. А эти ребята должны заслуживать место в сборной и тянуть ее наверх. Со всеми, кто предлагал мне вернуться в сборную, я поговорил, и свое решение я менять не буду, потому что я - человек слова. Я дал его родителям и своей семье, и буду держать его до конца.

О своей новой жизни

- Наслаждаюсь тем, что происходит в данную минуту. Всегда есть сложности, и в карьере, и в жизни, но я понимаю, что где-то надо промолчать или спустить на тормозах. Мне помогает семья. Мы вот недавно крестили младшую дочку, а через день у старшей был день рождения. Это все бытовуха, но приятная бытовуха, и она помогает мне кайфовать. Ни одно поражение, ни один пропущенный гол - это ничто по сравнению с семьей. Это же счастье, приходить домой, а тебя встречают дети, которые по ночам не дают спать: перебегают через тебя, играют. Кто-то болеет, кто-то чихает, кто-то еще что-то... Ты можешь всю ночь не спать, а в семь встать и поехать на тренировку. Это все равно приятно. Для меня эти последние годы - счастье.

Конечно, плохо, что ЦСКА не играет в еврокубках, но недельный цикл игр дает небольшой позитив: после матча ты день-два можешь спокойно восстановиться. Раньше все было как снежный ком: не успеваешь выдохнуть, уже снова надо играть. Я счастлив и кайфую сейчас.

О работе с Гусом Хиддинком

- Перед Евро в Австрии Ходдинк подошел ко мне и сказал: «Это твой турнир. Ты должен показать себя». - Это был единственный разговор с единственным тренером. Все, что касается 2012 года или других лет, решал тренер по вратарям. Ты с главным мог проговорить какие-то вопросы, но конкретики никогда не было. Наверное, это правильно. Главный тренер занимается командой, а тренер по голкиперам - с ребятами. Он должен выбрать основного и двух человек, которые готовы выйти и помочь.

Об ошибке в матче с Кореей на ЧМ-2014

- Наверное, я перегорел. Та игра была спокойная, но было какое-то внутреннее волнение, мандраж внутренний был. И он присутствовал всю игру. Не могу это объяснить.

Воспоминания о матче 1/8 финала ЧМ-2018 с Испанией

- У меня есть фотография, но я не любитель этого. Также храню бутсу с этой встречи. Повесил ее на стену, где есть мои награды. Мимо прохожу и любуюсь.

О Дзагоеве

- Его мотивация - это новый контракт. Зная травматизм Дзагоева, ни в одном другом клубе его уже не было бы давно. Но Алану пошли навстречу, нашли точки соприкосновения. Это очень большой шаг и доверие. Насколько я знаю, там выработан такой план, чтобы он 60–70 минут стабильно сыграл на поле. Разработан специальный процесс подготовки.

Об Алексее Березуцком

- Он только сам себе может помочь стать топ тренером. Алексей выбрал эту профессию. Он уже стал тренером армейцев, но многое зависит и от футболистов. Так же, как тренер помогает игроку, ребята должен помочь ему. Если эта обоюдная любовь будет, то ему будет хорошо и команде будет хорошо.

Как будет дальше, никто не знает. Никто не застрахован от ошибок, увольнений, ухода из клуба. Я надеюсь, что у него получится. И не потому, что он мой друг, а потому, что он сильный и спокойный тренер. Мне это качество в нем нравится. За него я буду биться. Если человек начинает кричать или унижать, для меня он не тренер.

О прогрессе Эджуке

- Он притерся к нашему чемпионату. Понял, как надо играть, как против него действуют. Это во-первых. А во-вторых, главный тренер проводит с ним много бесед. Краем уха я слышал, о чем он говорил: «Не передерживай мяч, отдавай пас. В штрафной можешь финтить, но в центре поля быстро избавляйся от мяча». - Думаю, что он понял, что где-то передерживает мяч. По восемь человек обыгрывает поперек поля. Самое главное, что все трибуны хлопают и восхищаются, а пользы от этого никакой. Туда-сюда пробежал, еще и устал. Он понял, что на него люди надеются, что он может играть в футбол. В этом году он совсем по-другому заиграл.

О Мухине

- Как футболист, как человек это отличный парень. Считаю, что Мухигн - одно из лучших приобретений за последнее время. Дай бог, чтобы он прогрессировал. За этого пацана уши можно поотрывать кому-то. Мы с ним быстро подружились. Я ему сразу сказал: «Будут какие-то проблемы, подходи. Решим». Он понял, что у него есть папа в команде.

Об уходе игроков ЦСКА в «Локомотив»

- Что футболист может сделать, если рынок поменялся? Поменялись головы людей, которые хотят куда-то перейти, и не за меньшую зарплату. Ну, уходят и уходят. Здесь ведь все зависит от ребят. Я знаю, что руководство с ними встречается, но они захотели сделать такой шаг. Клуб пошел навстречу, заработал деньги.

Я хочу видеть стабильный и сильный ЦСКА. Сейчас у нас чехарда, но когда-нибудь она закончится. Молодежь у нас есть перспективная. Главное, чтобы в голове все было правильно.

О Дивееве

- Дивеев уже заматерел. Все-таки не первый год играет на профессиональном уровне. У Игоря большой потенциал, я с ним много разговаривал. У каждого игрока есть свой агент. Когда начинается вся эта чехарда, мол, Дивеевым интересуется «Милан» и так далее, я ему объясняю: «Поверь, если тебя хотят, то тебя всегда купят. Не слушай никого. Если ты играешь за ЦСКА, то надо здесь и сейчас помогать команде».

Если ты выступаешь за сборную и за ЦСКА, то можешь уехать в «Милан», «Ювентус», да куда угодно. Потенциал большой не только у Дивеева, но должен быть человек, который наставит на правильный путь.

Об эмоциях на поле

- Когда девять человек, моих друзей ушли из команды, началась более спокойная реакция. Хотя первые года полтора-два моя голова еще не понимала, что тех людей, которые делали имя ЦСКА, уже нет. Когда пришло много молодых ребят, то эмоционально себя вел, где-то некрасиво, где-то даже не мог после этого на себя в экране смотреть, а сейчас я стал спокойнее, потому что понимаю, что в обороне нет Березуцкого и Игнашевича, в центре поля нет Вернблума. Нет Мусы, Думбия, Вагнера и всех остальных.

Ярость осталась где-то внутри, но я ее сдерживаю. Уже ведь ничего не поделать. Мы пока такие.

Об игре ЦСКА под руководством Алексея Березуцкого

- Раздевалка поддерживает тренера, руководство поддерживает его. Мы много общаемся с игроками, но пока какой-то точки соприкосновения найти не можем, нас «колбасит» от матча к матчу. Рваная игра.

Я у многих ребят спрашиваю: «Как вам Алексей Владимирович как тренер?» - И все в один голос отвечают, как будто 150 лет тренирует: умный, спокойный, рассудительный. Все четко, все грамотно. Так почему тогда мы не можем биться и выкладываться за этого тренера на 100 процентов? Я хочу, чтобы наша команда пришла именно к этому. Но пока тяжеловато именно по игре.

О самых талантливых вратарях

- Когда ты молод, твои мозги работают по-другому. Ты не видишь, что творится у тебя под ногами. Всех считаешь виноватыми, начинаешь показывать пальцем на других.

Потом начинаешь взрослеть и понимать, что все происходит так, как происходит. Это жизнь, и ты никогда не будешь первым. Есть и другие претенденты.

Что касается Сафонова, я не думаю, что у него психологическая травма. Он хорошо провел два матча на Евро. Рано или поздно он вернется в сборную.

Саша Максименко и Матвей Сафонов - это наше будущее. Но им надо помогать, чтобы ребята раскрывали свои таланты.

О роли капитана в сборной

- Любой человек мечтает о чем-то. Ответственность от повязки еще в два раза больше. Место у меня такое на поле, которое не позволяет играть в полноги. Капитанство - это двойная нагрузка. Но я спокойно к этому относился, никогда не мечтал быть капитаном. Выбор делал главный тренер. Мне кажется, что я справлялся. Руки не тряслись.

О первых матчах Карпина

- Я смотрел, переживал, как и все. Очень рад, что мы получили четыре очка. Понятно, всегда хочется большего. Но если откинуть все перипетии, результат в целом хороший. Однако все понимают, что решаться все будет в последних встречах.