Хердур Магнуссон: В Кампоаморе я готовлюсь ко второй части сезона наравне с остальными футболистами

Защитник ЦСКА Хердур Магнуссон в интервью клубной пресс-службе рассказал о своей травме ахилового сухожилия и восстановлении после нее. Он отметил, что должен быть полностью готов к возобновлению сезона.
Хердур Магнуссон: В Кампоаморе я готовлюсь ко второй части сезона наравне с остальными футболистами
16 января 2022 16:49
автор: Сергей Иванов
автор фото: ПФК ЦСКА

- В гостевом матче с «Тамбовом» в Саранске, вы получили травму, когда упали на своей половине поля как подкошенный. Что почувствовали в тот момент?

- Было ощущение, что кто-то ударил меня сзади по ноге. Я обернулся, но никого рядом не было. И тогда понял, что, скорее всего, порвал ахилл. Боль была только мгновение, в момент разрыва. Ребята, кажется, Акинфеев с Щенниковым, потом говорили, что слышали треск. Акинфеев сразу позвал врачей. Он понял, что есть опасность серьезной травмы. Сам я ничего не слышал, была только секундная боль. Когда лежал на газоне, попробовал подвигать голеностопом и осознал, что почти не могу этого сделать, только чуть-чуть. А когда встал, было странное чувство, как будто я стою прямо на своей вертикально уходящей вниз кости. Это было очень некомфортно.

- Дальше костыли, лед, перелет в Москву...

- Я отметил для себя, как хорошо и быстро сработали медики. Они туго забинтовали мою ногу, дали болеутоляющее. Прямо с самолета я отправился на МРТ, где подтвердился диагноз. Через два дня полетел в Финляндию вместе с физиотерапевтом Омидом и Бруно Фуксом, которому нужно было обследоваться после операции.

- Лежать на операционном столе было страшно?

- В шестнадцать лет в «Ювентусе» я оперировал мениск. Тогда тоже боялся. А сейчас ничего такого не чувствовал: тебе делают наркоз, и ты засыпаешь. Я уже проходил через это. Единственное - ради прикола хотелось бросить вызов организму и продержаться пару лишних мгновений до того, как меня вырубит. Медсестры сказали: «Пять секунд, и ты отключишься». Я ответил, что постараюсь побороться еще за парочку. Когда пришел в себя, девчонки мне говорят: «Ты проиграл». Но зато я засыпал и просыпался с улыбкой на лице. Операция прошла отлично: никакой сильной боли, и вообще восстановление было очень хорошим.

- Какая часть реабилитации показалась самой сложной?

- Ходить в гипсе две недели или чуть больше. Гипс не полностью покрывал ногу, он был спереди, в форме большого футбольного щитка. Это для того, чтобы сзади можно было прикладывать лед. Потом понадобился специальный ортопедический сапог, это тоже было непростое время. Главным образом потому, что у меня недавно родилась дочка, и мне нужно было о ней заботиться. А я особо не мог помогать своей девушке. Она вынуждена была сама со всем справляться. Счастлив, что она была со мной в тот тяжелый момент. Тебе самому не остается ничего, кроме как смотреть вперед, в надежде увидеть яркий свет. Когда я опять начал ходить - это была настоящая победа. Я думал, что дочка научится ходить быстрее меня, в итоге мы сделали это почти одновременно. Я даже раньше недели на две.

- Вы тогда неожиданно для всех в середине реабилитации приехали на австрийский сбор.

- На тот момент я мог проходить реабилитацию именно там, в Австрии, но объяснил клубным докторам, что предпочел бы работать у себя дома, в Исландии, с врачом национальной сборной. Когда ты имеешь возможность объяснять мельчайшие детали, ощущения в ноге на родном языке, это положительным образом сказывается на реабилитации. Все-таки, на английском какие-то нюансы могли ускользнуть. Мне пошли навстречу, за что я очень благодарен клубу и врачам команды. Но я не мог не показаться им при первой возможности, а главное - мечтал повидаться с ребятами.

- С декабря прошлого года вы вернулись в общую группу и работали на базе в Ватутинках. Какие были ощущения?

- Радость. Заниматься столько времени одному тяжело. А тут ты тренируешься с парнями, пусть и с некоторыми ограничениями. Доктора не хотели подвергать меня риску - была минусовая температура и затвердевшее поле. В таких условиях легко получить новую травму. Так что мы сразу условились, что я не форсирую события, а спокойно еду на каникулы домой, где продолжаю работать. А потом в Кампоаморе мы выходим на финишную прямую и начинаем готовиться ко второй части сезона наравне со всеми остальными футболистами.

- И теперь согласно информации от медицинского штаба ЦСКА вы работаете с командой в Испании, в общей группе безо всяких ограничений.

- Да, я свободен, как птица. Впахиваю на сто процентов и чувствую себя отлично. Боли нет, недостатка гибкости тоже. Здесь немного тяжелое поле, нагрузка на ахилл и на соседние мышцы приличная. Но через несколько дней или пару недель, я адаптируюсь. Пока что провожу с командой одно занятие из двух, но это не ограничения, а просто продуманный подход. Мне увеличивают нагрузки постепенно, и к возобновлению сезона я должен быть полностью готов.