Александр Григорян: Я мог бы тренировать любой клуб РПЛ, но у меня есть принципы

Женский футбол за последние пару лет включил турбо-скорость и набирает серьезные обороты, что по профессионализму, что по зрительскому интересу. Рекордные цифры просмотра телетрансляции недавнего финала женского футбольного Евро Англия - Германия (посмотрело 17,4 млн человек) вдохновили нас пригласить в редакцию «Советского спорта» одного из главных российского специалистов по женскому футболу - Александра Григоряна.
Александр Григорян: Я мог бы тренировать любой клуб РПЛ, но у меня есть принципы
11 августа 2022 08:35
автор: Анастасия Лукачи, Сергей Фомин
автор фото: Советский спорт

Но разговор с заслуженным тренером, на счету которого финал женской Лиги чемпионов, конечно, не мог ограничиться только одной темой. Обладатель кубка ФНЛ-2014, победитель первенства ФНЛ-2018/19, чемпион Армении-2020/21 не мог не обсудить с нами и реалии футбола мужского, а также заглянуть в будущее.

ПУТИН БЫЛ ОЧЕНЬ ВПЕЧАТЛЕН ЖЕНСКИМ ФУТБОЛОМ

- Начать хочется, может, и не с позитивной ноты, зато правдивой: довольно много людей не понимают и не принимают женский футбол. Вас это не обижает?

Александр Григорян: Не обижает. Это естественно.

- Почему?

А.Г.: Немногие способны отключить тоннельное зрение и посмотреть на этот вид спорта под другим углом. Тут хочется вспомнить одного из самых выдающихся футболистов и тренеров в истории - Франца Беккенбауэра. В какой-то момент он захотел сформировать женскую футбольную команду. Ему пошли навстречу, но предупредили - начнешь с последнего, четвертого дивизиона. Беккенбауэр согласился. Только через три года он и его девочки добрались до вышки. Немца спросили: зачем тебе это? - И он ответил: мне просто нравится.

Или вот еще одна любопытная история, связанная с женским футболом: как-то Ангела Меркель пригласила нашего президента Путина на футбол, предложила ему вместе посмотреть товарищескую игру сборной Германии и сборной США. Когда они приехали, на стадионе было около 80 тысяч зрителей. По слухам, Владимир Владимирович был очень впечатлен и сразу озадачил нашего министра спорта (на тот момент - Виталия Мутко) разобраться с российским женским футболом. В Америке, например, выгодно заниматься этим видом спорта. Если ты отдаешь свою дочь в женский футбол, то тебе полностью оплачивают высшее образование. Поэтому на уровне колледжей этот вид спорта в Америке очень развит и поэтому еще 15 лет назад в американском женском футболе было 10 миллионов футболисток. А если говорить о серьезности этого вида спорта - он очень сложен для девочек, невероятно сложен.

- В чем сложность?

А.Г.: Футбол сам по себе непростой вид спорта. Добиваются максимальных результатов единицы из сотен тысяч. С одной стороны, практически каждому пришедшему в футбол доступна по сложности вторая лига. А вот уровень РПЛ - нет. Для девочек, тем более.

- Если гендерно привязываться, то мальчикам проще играть футбол?

А.Г.: Конечно. Связки у девочек не те, плюс - координационно. У мужчин больше развиты рецепторы, иннервация, ноги, связь ног с головой. А у женщин больше связь с космосом, конечно.

А ЕСТЬ ОФИЦИАЛЬНЫЕ ДАННЫЕ ПО ПОРНОБИЗНЕСУ?

- А, если говорить не про физику, а именно про психологию, какой должна быть девушка в футболе, в этом смысле? Ведь у нас девочек с детства учат быть женственными и все остальное с этим связанное… А футбол - это мужественный вид спорта, агрессивный.

А.Г.: У меня сразу на ваш вопрос свой вопрос возник. Может и несколько странный. А есть официальные данные по порнобизнесу - из каких стран там чаще всего девушки работают? (улыбается).

- Я думаю, что это Россия и Восточная Европа.

А.Г.: Ну, вот вы и ответили на свой вопрос. Наши девушки, безусловно, самые женственные и красивые, но это никогда не помешает им увлечься футболом. Сразу вспомнилась история. Много лет тому назад, в Тольятти, работая с женской командой, совершенно неожиданно для себя я увидел самые настоящие примеры мужества и храбрости. Те качества, которые мы привыкли ассоциировать прежде всего с мужским началом. И это было невероятно. У меня было непростое детство, я вырос на Северном Кавказе и в армии я служил по-настоящему. В Венгрии, кстати. И я поймал себя на мысли, что на своем жизненном пути среди мужчин я таких примеров еще не встречал. А в этой команде встретил, там были девушки с характером воина. Гераклид (древнегреческий философ и астроном - Прим. ред.), кажется, сказал: каждый мужчина должен быть воином, а воин должен быть готов в любой момент убить и в любой момент быть убитым. И мне среди девушек попалась именно такая порода. Кстати, многие из них потом со мной дошли до Лиги чемпионов.

- Вы долго с ними проработали?

А.Г.: Костяк этой команды я начал строить в Тольятти. До меня «Лада» выше третьего места не поднималась, а после моего прихода мы выиграли чемпионат России и кубок России. Потом наш спонсор «АвтоВАЗ» приказал долго жить, и мы всей командой переехали в Ногинск. Отыграли там полный сезон. И затем этим же составом перебрались в пермскую «Звезду», где с первого же сезона выиграли чемпионат и дальше выигрывали также три года подряд. Я помню, как один уважаемый и заслуженный тренер, который тогда тренировал команду «ВДВ-Рязань», через прессу возмущался тем, что я перевез весь состав из одного клуба в другой. Что тут сказать: такой одержимости своим делом, такой преданности в мужской команде вы никогда не встретите. Мужики по большей части материалисты, а вот девушку можно увлечь идеей. Но, забегая вперед, хочу оговориться: сейчас, с молодым поколением, это сделать уже крайне сложно.

ПРОБЛЕМА КОРРУПЦИИ СТОИТ ОЧЕНЬ ОСТРО

- Молодежь стала более циничной?

А.Г.: Молодежь теперь сложно увлечь просто идеей. Так что скажу так: не более циничные, а безыдейные. Вы много знаете сегодня людей, которые имеют принципы, борются за них? Например, многие называют мой характер взбалмошным (улыбается). Но дело тут не во взбалмошности, а в том, что у меня есть принципы. Я даю себе отчет в том, что сегодня мог бы тренировать любой клуб РПЛ, если бы не мои принципы. Мне многие мои коллеги уже давно советуют: будь мудрее. А что значит быть мудрее? Я вам отвечу: уметь закрывать глаза на определенные моменты. Это не означает, что я доволен абсолютно своим характером, вовсе нет. Но, я не умею закрывать глаза на воровство и коррупцию. Мне опять же говорят: как ты надоел со своей коррупцией, сколько можно об одном и том же. Но если это не устранить, будущего не будет.

Вы что, тупые? Ведь главная причина, по которой наш футбол не развивается, именно в этом. И я знаю, о чем говорю. Я много где и с кем поработал.

- Но сейчас парадигма изменилась. Спорт начал жить в новых реалиях. И теперь для многих это как лозунг: мы изолированы, а значит футбол начнет развиваться нормально и по новым правилам.

А.Г.: Не начнет. Проблема коррупции стоит очень остро. Я вообще удивлен, что до сих пор у нас в футболе никого за это не посадили. Помните, в Италии какой был скандал? (самый крупный в спортивной истории при участии команд двух высших дивизионов чемпионата Италии по футболу — Серии A и Серии B. Преступление было раскрыто в мае 2006 года итальянской полицией - Прим.ред.) «Ювентус» отправили во второй дивизион. «Ювентус»! Понятно, что одной только этой историей весь итальянский футбол не очистился. Но они же навели порядок – на-ве-ли! И это был не момент показухи, а способ остановить коррупцию. А у нас, если ты начнешь бороться за правду и говорить, что 70 процентов руководителей - воры, тебя никто и никогда на работу не возьмет. Вы знаете, как, например, было в 2000-е? В приказном порядке расписывали схему 3 на 3. Сегодня мы им проигрываем, завтра - они нам. Нам надо устранить этот вирус, чтобы начали развиваться российские футболисты. Сегодня, что получается: выгоднее привезти иностранца среднего уровня, чем дать шанс нашему молодому парню, потому что трансферные игры важнее.

- Но большинство легионеров уже уехало. Значит, изоляция идет на пользу?

А.Г.: По правде сказать, пока еще никто не понял суть этой изоляции. Серьезного уровня футбольные чиновники не спешат делать выводы, они предлагают подождать еще год или два. Я лично думаю, что двери для нас плотно закрылись. Речь идет о пяти-семи годах изоляции, как минимум. Меня сейчас удивляют те, кто в эти двери продолжает стучать и говорить: сволочи, вы зачем закрылись? Ведь спорт и политика несовместимы! Но это же лозунг - прямо противоположен сути. Да, спорт и политика должны быть по разные стороны баррикад. Но на практике это не так. Так что у нас впереди как минимум пять лет изоляции, и самое время задуматься о том, что полезного за это время мы можем сделать для нашего футбола? Давайте серьезно сокращать количество иностранцев. Разве мы можем развивать наших игроков, если почти в каждом клубе среднее количество легионеров - 11 человек? И когда мне пытаются возразить, что они задают своеобразную планку, я отвечаю: а что у вас в каждой команде есть Малком, Барриос? Нам пора обратить внимание на наших ребят. Да, по качеству игры, возможно, на какое-то время, придется сделать шаг назад. Ну, а как по-другому? Марк Аврелий (римский император, философ - Прим.ред.) сказал: «Прими то, на что не можешь повлиять, и сделай все возможное для того, на что повлиять можешь». Так вот, впереди долгая изоляция и только от нас зависит, насколько осознанно мы ее проведем. Давайте потратим это время на развитие своих футболистов. Вы посмотрите, что сейчас происходит в Воронеже - полные трибуны! Это разве не аналог еврокубков? По своей эмоциональности, по уровню мотивации у игроков. Да, у нас на еврокубки столько людей не собиралось.

ОНИ КРИЧАЛИ НАМ «ФАК» - И МЫ ВДОХНОВЛЯЛИСЬ ТАКОЙ ПОДДЕРЖКОЙ

- Но, к сожалению, это скоро закончится. Закончатся матчи с фанатами для Воронежа. Потом многие болельщики будут бойкотировать игры команды из-за введения fan-ID.

А.Г.: Да, это больная тема.

- Вы, лично, как относитесь к fan-ID?

А.Г.: Я сталкивался с фанатами не понаслышке. Я был в аду, в самом настоящем. Поэтому я понимаю, что двигало людьми, которые придумали «паспорт болельщика». Есть фанаты, а есть экстремистски настроенные люди, для которых футбол - всего лишь возможность для беспредела. Вот скажите мне: есть ли у «Краснодара» фанаты?

- Но ведь это было сознательное решение Галицкого, чтобы у клуба не было активной поддержки.

А.Г.: А вы были на играх «Краснодара»?

- Да.

А.Г.: И там разве плохая поддержка? (улыбается) По-моему, там всегда потрясающая атмосфера, без мата и пьяных рож. С другой стороны, я осознаю и значимость фанатской поддержки. Вот яркий пример из моей практики: «Рейнджерс» приехал к нам на ответный матч (Александр в 2021 году возглавлял армянский профессиональный клуб «Алашкерт» - Прим.ред.). На стадионе 50 тысяч (матч раунда плей-офф Лиги Европы состоялся 26 августа 2021 года на стадионе имени Вазгена Саркисяна. Команды сыграли вничью - Прим.ред.). И это было 50 тысяч фанатов, а не болельщиков. И это что-то невероятное. К 15 минуте я начал понимать, что у меня могут лопнуть перепонки. Давление просто сумасшедшее. Так что у меня нет готового ответа, как для футбола было бы лучше - с фанатами или болельщиками. Но для драйва, для энергии, конечно без фанатов не обойтись. Перед игрой мы шли с нашей интернациональной бригадой по городу и встретили болельщиков «Селтика», которые нас приветствовали. Они кричали нам: «Fuck Глазго today». И мы были вдохновлены такой поддержкой (улыбается). Мы ходили по городу как национальные герои. Потому что для фанатов «Селтика» за счастье, если кто-то обыграет так ненавидимый ими «Глазго».

ВЫГЛЯДЕЛ КЛОУНОМ, НО ЭТО ПОМОГАЛО

- А ваша знаменитая речь в раздевалке случайно была вдохновлена не поддержкой от болельщиков «Селтика»?

А.Г.: Нет. У нас была предыгровая тренировка. А стадион, где нам предстояло играть - он как музей: там везде трофеи, кубки. И мои ребята начали бегать и фотографироваться с ними. Все это выглядело очень ущербно. Я начал нервничать, но поначалу говорить ничего не стал. И тут ко мне подходит капитан команды и говорит: Александр Витальевич, надо что-то делать. Я отвечаю: завтра все сделаем. На установке. Но он не согласился: надо сейчас. А я понятия не имел, что говорить сейчас. Я понимал, что завтра стадион в 50 тысяч может вывести наших игроков из равновесия. Потому что никто из наших футболистов не играл еще в такой аудитории. Тогда я подозвал одного из игроков и сказал: давай, команда будет изображать 50 тысяч зрителей, а ты показывать, что тебе все равно. Он попытался вжиться в роль, но получилось не очень, и пришлось подключиться мне (улыбается). И в это момент и стали снимать тот ролик, который потом везде разлетелся. Жене, кстати, та предыгровая установка не очень понравилась. Она сказала: «В принципе, все нормально, только копья тебе не хватало». Да, я выглядел реальным клоуном, но это помогло нам правильно настроиться на игру.

- Вы вспомнили про Воронеж, но вы же понимаете, что атмосферу там делают именно активные фанаты? Болельщики с семьями никогда не дадут такой энергетики.

А.Г.: Это верно. Надо сказать, что в свое время я проработал два с половиной года в этом городе, в клубе «Энергия». Помогал Ивану Васильевичу Саенко. Тогда воронежская «Энергия» был топовым женским клубом, который уже в те времена начал приглашать к себе в команду американок. К нам на игры приходило много фанатов. А «Факел» тогда, в 2000-м году, играл в премьер-лиге, с Валерием Нененко во главе. И у них на матчах стадион тоже всегда был забит. Команда вызывала невероятный ажиотаж. Меня радует, что за все эти годы ничего не изменилось. Даже когда «Факел» надолго осел в первой лиге, все равно каждая игра собирала минимум 5000 зрителей. Так что «Факел» с точки зрения болельщицкой среды - это феномен России.

Я был во всех городах нашей страны. Да, еще Волгоград и Самара могут собрать огромную аудиторию, но Воронеж все равно остается абсолютным рекордсменом. И что интересно, «Факел» собирает именно симбиоз активного фаната и болельщика.

ЕСТЬ СМЫСЛ ОТМЕНИТЬ «ПАСПОРТ БОЛЕЛЬЩИКА»

- Так вот, fan-ID не будет разбираться в тонкостях симбиоза. Всех под одну гребенку. И потеряет от этого и Воронеж, в том числе.

А. Г.: На мой взгляд, в сегодняшних реалиях, когда больше, чем когда-либо надо думать о будущем нашего футбола, есть смысл отменить «паспорт болельщика». Я думаю, многие понимают, что в новых условиях глупо ограничивать посещаемость, которая может компенсировать отсутствие еврокубков. Она может вывести наш футбол на новый уровень. Мы реально сегодня можем рассчитывать на рост посещаемости, на цифры в 30-40 тысяч на стадионах. Я думаю, большинство понимают, что этот закон нужно отменить. Но в нашем государстве отмена закона воспринимается как проявление слабости, а не ума. Воронеж нам показал, что у нас может быть! И за это нужно цепляться! Пойдет жара. И это станет нашей отдушиной.

- Кроме того, присутствие на трибунах активных фанатов было бы для наших игроков дополнительным стимулом биться «за эмблему». Пустые трибуны никогда не дадут такого эффекта.

А. Г.: Именно так. Без идеи, которой будут поглощены все, вывести наш футбол на новый уровень будет сложно, да и не сможем мы тогда выстоять в продолжительной изоляции. На самом деле, те клубы, которые начнут строить себя именно на базисе своих футболистов, они быстрее наберут высокий уровень и, что важно, удержат его. Кстати, «Ростов» сейчас - один из таких клубов.

- Добавьте сюда и еще одну важную проблему нашего футбола. Почти каждый год на уровне первой и второй лиг мы теряем клубы. Смотрите, клубов, где вы тренировали: «Луч – Энергия», «Тамбов» - больше нет. Пару месяцев назад мы окончательно потеряли и «Анжи».

А. Г.: Еще когда я тренировал «Анжи», в команде начался глубокий кризис. Смерть клуба была вопросом времени. Керимов был максимально разочарован, что его огромные вложения в команду плодов не дали. Без его поддержки деньги было достать практически невозможно. У всех в команде началась очень скромная жизнь. Но клуб «Анжи» в Дагестане был как религия. Несмотря на то, что у нас не осталось громких имен и мы укомплектовались игроками первого дивизиона - для местного населения это не имело значения. Наша база и стадион располагались в Каспийске. Когда мы выбирались в город, нам просто проходу не давали, пять метров не пройдешь просто так. Местные ребятишки, болельщики - своим вниманием нас никогда не оставляли. Сейчас такая поддержка большая редкость, а может уже даже такого и нет нигде. Так что, Сулейман Керимов заразил своей идеей весь Дагестан. И «Анжи» бился до последнего. Именно благодаря народной любви. До сих пор не представляю, где Осман Кадеев находил финансирование и на что мы жили в премьер-лиге.

- Сложно было мотивировать игроков при таких финансовых трудностях?

А. Г.: Нет. Опять же возвращаемся к дагестанским болельщикам. Футболисты просто не могли себе позволить плохо играть, имея такую поддержку. И потом, у них же свой менталитет - менталитет воинов. Ты полностью должен отдать себя на поле, тогда тебя будут уважать. Была у нас, например, домашняя игра с «Уралом» - 2:3 мы проиграли (матч 21-го тура чемпионата России состоялся 31 марта 2017 года - Прим. ред.), но бились, подарили массу эмоций трибунам. И когда мы уходили, стадион нам аплодировал.

«ЗЕНИТ» В СВОЕМ МИКРОМИРЕ

- Вот вы сказали, что иностранцы мешают нашему футболу. При этом «Зенит», как правило, выходит на игры с восемью легионерами в составе.

А.Г.: Мне часто говорят, что я редко критикую питерский клуб, в отличие ото всех остальных. Но, я принципиально этого не делаю. Понимаете, «Зенит» живет в своем микромире, развивается по своим правилам. И эти правила меня очень сильно раздражают. Потому что их главный лозунг: одним все, другим все остальное. Так какой смысл комментировать? «Зенит» не восприимчив к критике, к чужому мнению. Хотя, я очень уважаю, например, Андрея Арашавина - он выдающийся русский футболист. При всем при этом чуткий, глубокий и внимательный человек. Надо сказать, что наше знакомство состоялось в достаточно комичной форме. Много лет тому назад на телевидении я зашел в гримерку, и там сидел Андрей. Он поздоровался и говорит: можно я вас сфотографирую? Я опешил, но вида не подал. Спрашиваю: для чего? Он говорит: парням своим в «Кайрат» пошлю. Я отвечаю: я что тебе звезда какая-то или клоун? Аршавин не растерялся: ну, точно не звезда, - говорит (улыбается). Так мы и познакомились.

ЭТОТ РЫЖИЙ ИЗ «СПАРТАКА»

- Какие клубы РПЛ вызывают у Вас сейчас интерес?

А.Г.: Мне очень интересен «Ростов». Карпин продолжает совершенствовать свою игру. Находит новые штрихи к портрету. Конечно, интересен Осинькин. Но он сейчас находится в очень ограниченных возможностях. Мы с ним хорошо знакомы, но мне пока трудно представить, как он справится с ситуацией. Потому что в «Крыльях» сейчас все непросто. Одна надежда на его тренерский и педагогический талант. И, может, я сейчас вас удивлю, но мне начинает нравится этот рыжий из «Спартака». Мне импонирует модель в которую он играет, то что называют ромбом. Но, я бы отрезал язык тому, кто это ромбом называет. Самая главное, это замысел - два нападающих и «десятка» под ними. Мозес и сочетание Соболев - Промес - как это интересно! И главное – у них три центральных полузащитника.

Для Зобнина нашли наконец-то идеальное место: везде и нигде. Я утрирую, конечно, но для Зобнина это идеальная позиция - внешний центральный полузащитник. Как опорник - Умяров. Понятно, есть недочеты, но тоже любопытный вариант. Так что, сама идея Абаскаля очень смелая. Единственное, могут возникнуть проблемы в обороне. Я хорошо знаком с так называемым ромбом, сам сейчас в него играю. И, как ни странно, такая модель очень выручает, когда у тебя нехватка игроков. Если у тебя нет профильной «девятки», там у тебя могут играть атакующие и полузащитники с вингером. Гаранин, кстати, в «Енисее» играл очень удачно в эту схему. Также интересен ЦСКА. Я хорошо знаю Федотова, очень хорошо представляю, во что он будет играть. В принципе, свой стиль он нашел еще в «Оренбурге». И мне понятно, откуда Володя черпает вдохновение: ЦСКА - это яркий прототип «Челси», по схемам и принципам ведения игры. Кроме того, Федотов необыкновенно хорош в быстрых атаках. Так что, у нас много интересных тренеров и в этом сезоне. РПЛ будет смотрибельна.

БУДЕТЕ ИГРАТЬ В ТАКОЕ ГОВНО – ЗАВТРА О ВАС НЕ ВСПОМНЯТ

- Количество забитых голов за четыре тура говорит само за себя.

А. Г.: Многие объясняют это тем, что во многих командах есть проблемы с опорниками и центральными защитниками. Отчасти это правда. Как яркий пример - «Локомотив», там есть проблемы с центральными защитниками. Впрочем, такая же беда у «Динамо». Но мы понимаем, что клубы закроют эти позиции. Я думаю, основная причина такого количества голов в это сезоне - это приверженность команд к атакующим действиям. Ведь, кроме «Торпедо», мы не увидели ни одного клуба, который глубоко строит оборону. Даже «Пари НН», несмотря на неудачный результат в первых турах, играет очень смело - много ударов по воротам нанесли, играют в высокий прессинг, даже с учетом того, что в обороне нет быстрых игроков.

Но в целом мы видим, что все команды ментально перестроились, стали более смелыми. И это, в основном, заслуга тренеров. Те, кто сейчас в обойме, поняли: надо рисковать, сейчас интересен только атакующий футбол. Ведь почему сегодня пропали с радаров некоторые тренеры - потому что не признавали эту модель. Я предупреждал некоторых из них: будете играть в такое говно - завтра о вас никто не вспомнит. Как говорил Марк Аврелий: ты больше рискуешь, не рискуя. Другой вопрос, что иногда ты фундаментально прирастаешь к определенным схемам и тебе практически невозможно перестроиться. Хотя, опять же, некоторые, не играя в яркий комбинационный футбол, остаются выдающимися тренерами. Самый точный пример тому - Курбан Бердыев.

- И все-таки редко встретишь дворовые команды, которые играют 0:0...

А. Г.: Факторов всегда много. А фактор, который доминирует сейчас - попытка тренеров выстраивать атакующие действия своей команды.

- Как тренер, который играл в финале женской Лиги чемпионов, скажите: что сложнее - атаковать или обороняться?

А. Г.: Конечно, строить оборонительную игру проще, там можно опереться на принцип Парето 80/20. А вот в атакующем футболе он уже не работает. За двадцать процентов времени ты не выстроишь на 80 процентов свои атакующие действия. Позиционные атаки - это до сих пор темный лес. Если даже самый сильный тренер в мире - Гвардиола, в третьей четверти многое отдает на откуп игрокам. И там действия игроков атаки основаны на их рефлексах, четкие взаимодействия там отработать невозможно. А четких принципов придерживаются оборонительные игроки. Ведь почему большинство игр «Манчестер Сити» проходят при показателе 70 процентов владения мячом.

- Для Вас стало неожиданностью, что «Рубин» упал в первый дивизион?

А. Г.: Да.

- Многие считают, что проблема у Слуцкого прежде всего психологическая и что ему необходимо взять паузу...

А. Г.: Абсолютно уверен, что это так. Вы же понимаете, что Слуцкий не мог стать хуже как тренер. Он постоянно в практике. Как может быть, что человек был такой умницей 15 лет подряд и вдруг сейчас разучился делать свое дело. Так не бывает. Речь идет именно о психологическом выгорании. Слуцкий закрутился в спираль. Скажу честно, в таком состоянии как у него сейчас, лично я работать не смог бы. Но он оказался крепким орешком. Сегодня у «Рубина», конечно, чудовищное преимущество в бюджете. Но, Первая лига - это серьезное испытание, это очень специфический турнир. Те, кто прошел первый дивизион - этот ад, знают, что от срыва не застрахован никто, каким бы ты воином в душе ни был. Особенно если речь идет о Дальнем Востоке, где я провел в общей сложности пять лет. И когда я принимал там команду, то в первую очередь подумал: мне нужны парни со стальными яйцами. Я изучал научные труды по НБА, и там есть определенная градация: все что выше четырех часовых поясов, не поддается никаким законам. Так что когда ты туда едешь - ты должен быть полностью готов. Прежде всего ментально.

- Если бы Вас сейчас позвали обратно в Хабаровск, вернулись бы?

А. Г.: Исключено. По причине болельщиков. Хотя и я тогда во многом был неправ.

- Захарян, на ваш взгляд, по-прежнему один из главных талантов среди молодых и подающих надежды?

А. Г.: Да. Футболист исключительного таланта. Но то, как он им дальше распорядится, будет зависеть от того, насколько он сможет противостоять различным соблазнам.

- Кого бы еще отметили среди восходящих «звезд»?

А. Г.: Сейчас много интересных игроков с Северного Кавказа: например, Агаларов - парень с высоким интеллектом, невероятно целеустремленный, воплощение скромности и силы. Много в «Факеле» талантливых футболистов, в «Крыльях Советов», в «Краснодаре». Сейчас растет целая плеяда одаренных игроков.

У НАШИХ РЕФЕРИ «ЖИМ-ЖИМ»

- Что по нашему судейству скажете?

А. Г.: Наши судьи сегодня не умеют противодействовать стрессу. Посмотрите, когда увеличивается количество ошибок в матчах - когда судей начинают прессовать на разных уровнях. В этот момент у наших рефери начинается, как я это называю, «жим-жим» - психологический процесс, при котором голова перестает соображать. Плюс, большая проблема многих арбитров - отсутствие футбольного прошлого. И это касается не только российских судей. Это уже общемировая тенденция.

- Вы скучаете по мужскому футболу?

А.Г.: Я не скучаю по нему, потому что я очень долго скучал по женскому футболу. Мне многие друзья говорят: у тебя такая тяжелая судьба, тебя столько раз выгоняли. И я удивлен такому взгляду. Я счастливый человек, я постоянно при работе, которую люблю и от которой кайфую. С пяти лет я не расстаюсь с мячом. Футбол - это моя медитация. Не исключено, что этот сезон станет последним для меня в женском футболе. Но не потому, что я его разлюбил.

А что касается мужского футбола - я там не то что не все сказал, я там ничего пока не сказал, даже не вякнул. Попомните мои слова, доживу до 80 - буду и в 80 лет тренировать.

- Одна из самых известных российских футболисток Надежда Карпова недавно призналась в своей ориентации. Ваше отношение к ее поступку?

А.Г.: Карпова не является звездой российского женского футбола. И ее интервью - это глупость, как и все, что она делала в своей жизни. Она абсолютная посредственность как игрок. Красножан редко вызывал ее в сборную. Да, она обладает незаурядными физическими данными, которые позволяют ей быть востребованной в низших клубах Испании. Человек она очень неуравновешенный. И как по мне, не было никакой необходимости говорить на весь с мир о своей ориентации, потому что это, по большому счету, не имеет никакого значения. И я это говорю как профессиональный тренер. Мне, вообще, показалось, что ее использовали с этим интервью. И вы должны понимать, что в любом женском игровом спорте - процент лесбиянок от 60 до 70 процентов. Но никто не признается в этом каждый день, потому что главное - спорт, а не то, что происходит у кого-то в постели.