«Если бы я пошел на войну, Синиша был бы в первом ряду, а я — во втором». Мир скорбит по легенде

Очень трудно не утонуть в этом океане слез.
«Если бы я пошел на войну, Синиша был бы в первом ряду, а я — во втором». Мир скорбит по легенде
17 декабря 2022 15:06
автор: Артем Зибрак

16 декабря не стало одного из величайших исполнителей штрафных в истории Синиши Михайловича, описывавшего себя так: «Парень, который начинает атаки, выводит на ударную позицию пасами на 60 метров, делает как минимум десять ассистов за чемпионат, идеально исполняет все стандарты, забивает два штрафных из трех, проявляет на поле лидерские качества, характер и демонстрирует, что у него огромные яйца. Не хочу даже сравнивать себя с современными звездами, которые стоят 70-80 миллионов и получают 10 миллионов в год – они шнуровали бы мне бутсы…»

Три года назад у него обнаружили лейкемию. Михайлович перенес три курса химиотерапии и трансплантацию костного мозга, а в марте лег в больницу из-за рецидива. Все это время он оставался тренером «Болоньи». Казалось, что болезнь отступила, но в сентябре он покинул пост тренера, а за два дня финала чемпионата пришла трагическая новость. Не только для его семьи, но и для всего футбольного сообщества. Мир оплакивает отца, мужа, друга, партнера, соперника, легенду.

Дочь Виктория: «Я люблю тебя всем сердцем, папа. Ты чистая, редкая душа. Гордость моей жизни, мой супергерой, моя большая любовь».

Дочь Вирджиния: «Это тяжело, папа. Это сложно. В этот момент безмерных страданий мне просто нужны твои объятия. Не просто объятия — твои. Смешанные с твоими духами, запах которых, как и твоя душа, остался. Невозможно принять все это, но я нахожу силы в огромной любви, которую ты давал все эти годы. Эта сила будет сопровождать меня до конца моих дней.

Ты защитил меня от всего. Ты всегда был рядом. Тебя было много для меня, для нас, для всех. Мое сердце разбито вдребезги. На душе становится все хуже, и я не могу больше говорить о моем супергерое. Для меня — папа, для других — Синиша Михайлович. Этой боли слишком много. Я буду любить тебя всегда. Я буду кричать тебе это каждый день в полной уверенности, что этот крик дойдет до тебя. Мы никогда не расстанемся. Обещай, что подашь мне знак. Ты мне все еще очень нужен».

Лучший друг Роберто Манчини: «Это день, который я никогда не хотел застать, потому что потерял друга, с которым прожил почти 30 лет своей жизни на поле и за его пределами. Несправедливо, что такая ужасная болезнь забрала 53-летнего парня, который до последнего боролся, как лев, как он привык делать на поле. Синиша всегда будет рядом со мной, даже если его больше нет, как это было в Генуе, Риме, Милане, а также тогда, когда мы пошли разными дорогами».

Дино Дзофф: «Мы говорили с Синишей 15 дней назад, когда пошли выпить кофе, так как жили рядом. Он был человеком хороших манер, человеком, с которым было приятно находиться рядом. Это действительно серьезная потеря для мира футбола, но прежде всего для его семьи».

Кларенс Зеедорф: «Финальный свисток твоего матча парализовал меня как минимум на час. В условиях чемпионата мира все происходит быстро, и почти все люди находятся в состоянии наивысшего счастья, живя мечтой. Уходя от нас, ты создал пустоту и наполнил ее глубокими размышлениями о жизни».

Франко Барези: «Прощай, воин, ты сражался с высоко поднятой головой до конца, настоящий мужчина».

Франческо Тотти: «Прощай, мой друг, я буду скучать по тебе».

Алессандро Неста: «Мистер, вы были воином. Пример для всех нас и особенно для меня. Я никогда вас не забуду».

Кристиан Вьери: «Сегодня трудно подобрать слова. Покойся с миром, великий воин».

Свен-Еран Эрикссон: «Михайлович был игроком-победителем. Второго места для него не существовало. Он был щедрым и очень умным игроком. Он помогал всем в команде, особенно тем, кто младше. Он был отличным тренером, даже когда был игроком. Он и Манчини много разговаривали, они были двумя тренерами на поле. Синиша всегда был позитивным, веселым. Работать с ним было огромным удовольствием. Сегодня грустный, очень грустный день».

Хавьер Дзанетти: «Синиша был другом. У нас было много общего, трофеи и незабываемые дни. Мы сражались и пережили вместе много моментов. Мы были семьей, друзьями, коллегами. Ты был необыкновенным другом, партнером, человеком, бойцом. Твоя сила, твоя искренность и твой образ жизни были примером для всех каждый день. Огромная боль, нет - это слова. Огромное объятие семье и близким. Прощай, Синиша, покойся с миром».

Марко Дельвеккьо: «Синиша всегда был бойцом как на поле, так и за его пределами. Человек больших ценностей и большой харизмы. Всегда спонтанный. Настоящий мужчина. Нам будет его не хватать. Я выражаю свои искренние соболезнования его жена Арианне и его прекрасным детям. Покойся с миром, Синиша».

Джанлуиджи Доннарумма: «Вы всегда были воином, и я знаю, как много вы сражались. Я благодарю вас за то, что вы всегда верили в меня, и за все, что вы говорили мне с первого дня нашей встречи. Вы всегда будете в моем сердце».

Марко Арнаутович: «Спасибо тебе за то, что верил в меня, особенно тогда, когда этого не делали другие. Ты принял меня как члена семьи, ты был моим братом, другом и стал как отец. Ты всегда будешь жив в моем сердце, буду сражаться и играть за тебя. Покойся с миром, мистер!»

Зоран Тошич (в интервью «Чемпионату»): «Для меня Синиша Михайлович был кумиром как человек и как тренер. Горжусь, что имел возможность работать с ним и знать его как человека. Синиша – один из примеров для меня в жизни. Мне очень жаль, что такое произошло. Мои соболезнования его семье».

Массимо Каррера: «Да, я знал Синишу. Это большая потеря на человеческом уровне, потому что он был великим человеком».

Джанни Инфантино: «Я глубоко опечален известием о смерти Синиши Михайловича, одного из самых прославленных сербских футболистов и тренеров. На поле его штрафные удары воплощали страсть и преданность красоте игры, которые оставили неизгладимое впечатление в мире спорта, и его смерть – большая потеря для всех нас. Мы выражаем искренние соболезнования его семье и близким в это тяжелое время».

Певец Джанни Моранди: «Я знал, что он был нездоров, но не ожидал, что это может случиться так внезапно. Недавно говорил с ним по телефону – он прислал мне обычное сообщение о том, что хочет бороться до последнего. Синиша был настоящим мужчиной, который не жалел для вас слов. И он был врагом лицемерия, всегда говорил то, что думал. Слушать его было одно удовольствие. Он так много знал о футболе и жизни».

Президент итальянской федерации футбола Габриэле Гравина: «Синиша был главным героем на поле и за его пределами, примером страсти, решимости и мужества, способным вдохновлять и волновать. Михайлович был настоящим чемпионом как футболист, как тренер, но прежде всего, как человек. В эпоху, часто отмеченную ложью, он всегда умел ставить правду на первое место, не скрывая своих недостатков и слабостей».

Андреа Аньелли: «Не только штрафные удары... Настоящий свободный дух».

Премьер-министр Италии Джорджия Мелони: «Вы всегда сражались, как лев, на поле и в жизни. Были примером мужества для многих людей, которые столкнулись с болезнью. Вас часто называют Железным Сержантом, но вы показали, что у вас большое сердце. Вы есть и всегда будете победителем».

«Болонья» отменила товарищеский матч с «Горицей», запланированный на 17 декабря, а в ее соцсетях появился такой пост: «Прощай, мистер, ты будешь вечно жить в наших сердцах».

Президент «Болоньи» Джанна Сапуто: «Я знал, что его состояние сильно ухудшилось за последние несколько дней, но мне казалось невозможным получить это ужасное объявление так скоро. Он был незаурядным человеком, умевшим чередовать свои знаменитые грубоватые высказывания с необыкновенной милостью и сочувствием».

«Милан»: «Небеса обрели еще одну легенду. Тебя будет очень не хватать, Синиша».

«Интер»: «Никто никогда не готов прощаться с дорогим другом».

А это слова Златана Ибрагимовича в ноябре 2020 года (не могу не включить их тоже): «Считаю Синишу великим человеком, мне посчастливилось узнать его характер. Поначалу мы недолюбливали друг друга, но когда я узнал его получше, это была любовь с первого дня. Я говорил: «Если бы я пошел на войну, Синиша был бы в первом ряду, а я – во втором».

Синиша был сильнее меня. Когда я узнал о его болезни, сказал: «Скажи, что тебе нужно, и я сделаю все». Он приложил все усилия, чтобы пригласить меня в «Болонью», он подбирал правильные слова, но я был с ним честен. Я сказал, что уже не могу бегать как раньше. Я сказал ему, что готов ради него бесплатно играть за «Болонью». А потом появился «Милан». Выбор заключался не между «Болоньей» и «Миланом», а между игрой и завершением карьеры».